Бывший госпрокурор – о делах Нетаниягу

 

Десять лет назад бывший государственный прокурор Моше Ладор возглавлял расследование по делу экс-премьера Эхуда Ольмерта. В интервью «ХаАрец» он рассказал о своем взгляде на уголовные дела главы правительства Биньямина Нетаниягу.

Долгое время Ладор отказывался публично комментировать расследование по делам Нетаниягу, говоря, что не может говорить о делах, с которыми незнаком. Но опубликованный полицией отчет с ее выводами и рекомендациями заставил его изменить свое мнение.

— «Дело 2000» было принято без всякого потрясения со стороны генпрокурора Авихая Мандельбита, госпрокурора Шая Ницана, а также политиков и журналистов. Многие не усмотрели никакого уголовного элемента в целенаправленно позитивном освещении СМИ деятельности Нетаниягу. Вы – один из таких скептиков?

— Совсем нет. Поэтому я использую в качестве примера миллион долларов в чемодане. Предположим, что между Нетаниягу и Мозесом было достигнуто соглашение в обмен на миллион долларов наличными – тогда бы было понятно, что это – взятка. Но речь идет не о деньгах.  Фактически, Нетаниягу было предложено нечто, что во многом могло стать фактором, обеспечивающим или значительно укрепляющим его постоянную власть и возможность переизбираться.

— Линия защиты Нетаниягу и Мозеса одна и та же: «Мы не собирались заключать сделку». Это – та линия обороны, которая защитит их от судебного преследования?

— На мой взгляд, таким образом, им будет трудно избежать этого. В конце концов, они – не друзья и приятели, которые просто сидят и болтают друг с другом. Они – почти противники. Для них это – очень трудная задача.

— «Дело 1000», в центре которого чета Нетаниягу, получавшая сигары, шампанское и ювелирные украшения от Арнона Мильчена, выдается сторонниками премьер-министра за мелкую,и уж никак не криминальную историю, когда люди просто получают подарки от близкого друга. Вы согласны с такой трактовкой?

— Прежде всего это никак не подарки. Единственное, что нужно доказать – это то, что действия Нетаниягу были мотивированы, среди прочего, благодарностью за то, что он получил. Это – не подарки. Согласно заключению расследования, это – систематическая и постоянная практика получения предметов роскоши по просьбам четы Нетаниягу вне всякой связи с каким бы то ни было праздничным мероприятием.

— Но что тут не так? Ведь это можно воспринимать, как утверждает Нетаниягу, как простой человеческий жест. Мильчен – богатый человек, который выражает подарками свою симпатию к премьер-министру. При чем тут взяточничество?

— На мой взгляд, систематическое, одностороннее, постоянное финансирование и огромные суммы денег для повышения уровня жизни не нуждающегося ни в чем друга опошляет термин «дружба».

— Сегодня в прокуратуре есть мнение, что следует принимать во внимание волю избирателя, и поэтому проявлять особую осторожность, предъявив Нетаниягу только такое обвинительное заключение, которое будет основано на железных доказательствах. Вы тоже считаете, что воля избирателя является предметом рассмотрения?

— Абсолютно нет. Я также не претендую на то, чтобы знать, что это такое, в эпоху, когда нет прямых выборов.

— А если будут выборы и Нетаниягу снова переизберут, несмотря на все, о чем знает общественность? Является ли это фактором, определяющим решение, предъявлять ему обвинительное заключение или нет?

— Нет, это ничего не меняет.

— В деле о подводных лодках генпрокурор публично заявил, что премьер-министр не является подозреваемым. Знаком ли вам подобный прецедент?

— Я не помню такого прецедента, и, насколько знаю, сообщение для общественности, кто является подозреваемым и кто – нет, не делается на ранних этапах расследования.

— Может ли заявление «Нетаниягу не подозревается» повредить расследованию?

— Потенциально – да.

— Мандельблит одобрил подписание трех соглашений с госсвидетелями по делам Нетаниягу. Можем ли мы из этого заключить, что вероятность подачи обвинительного заключения против Нетаниягу очень высока?

— Я убежден, что генеральная прокуратура не заключает соглашения, чтобы продолжить расследование, которое в конечном итоге будет закрыто без обвинительных заключений. Эти соглашения призваны дать прямые доказательства преступлений, в которых подозревается Нетаниягу, и, возможно, другие лица.

Гиди Вайц, «ХаАрец», Л.К.

На фото: Моше Ладор. Фото: Илан Асаяг.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend