Новое лицо Мосада

В декабре 2014 в городе Сфакс в Тунисе был убит инженер Мухаммад Аз-Завари. Сразу после этого ХАМАС заявил: это был наш человек. СМИ позже добавили, что Аз-Завари разрабатывал для ХАМАСа беспилотные летательные аппараты.

Накануне убийства Аз-Завари стало известно, что Управление госслужбы расследует вопрос о том, получил ли глава Мосада Йоси Коэн подарки от австралийского миллиардера Джеймса Пакера. Коэн опасался, что его репутация будет запятнана причастностью к делам, фигурантом которых является, среди прочих, премьер Биньямин Нетаниягу. Ликвидация Аз-Завари порадовала Коэна. Он сказал приближенным: «Говорят, что операция в Тунисе – наших рук дело? Хорошо, пусть занимаются этим».

В Тунисе власти начали расследование. Вскоре нашли машину и пистолеты с глушителями, которые использовали киллеры. Однако выйти на агентов Мосада не удалось.

Два с половиной года прошло с тех пор, как Йоси Коэн был назначен главой Мосада. При нем Мосад претерпел ряд изменений: вырос бюджет, разведка применяет новые методы и действует более активно. К слову, тайные службы Израиля получат в 2019 на свою деятельность 10 млрд. шекелей. В 2018 было 8.6 млрд. Государство не раскрывает, как бюджет делится между Мосадом и ШАБАКом, но сведущий  источник объясняет, что «большая часть увеличения приходится на бюджет Мосада». Раньше Мосад был относительно небольшой организацией, в то время как ШАБАК был огромной службой. Теперь Мосад сокращает отрыв с головокружительной скоростью. Значительная часть роста связана с использованием современных технологий и кибер-возможностей. В настоящее время в Мосаде работают около 7000 человек, что делает его второй по величине разведывательной службой в мире после ЦРУ.

Четыре месяца в Куала-Лумпуре был убит инженер Фади аль-Баташ, работавший на ХАМАС. Нападавшие выследили аль-Баташа в столице Малайзии и расстреляли его с близкого расстояния. При подготовке и проведении этой ликвидации, как и той, когда жертвой стал Аз-Завари, никто из участников операций не попал в объектив ни одной из камер видеонаблюдения. Очень похоже, что Мосад, если за покушениями действительно стояла израильская разведка, применил новейшие технологии нейтрализации электронных охранных систем.

Коэн считает, что решительные действия против тщательно выбранных целей приводит к значительным достижениям. Сегодня даже немногочисленные критики главы Мосада в силовых структурах подчеркивают усиление оперативных  возможностей организации. «Сегодня проводится много очень смелых операций, — говорит источник, знакомый с секретной деятельностью Израиля. -Мосад активен в Азии, в Африке, и сигнал Мосада премьер-министру заключается в том, что в любой момент можно начать операцию в любой стране мира. Коэн пробуждает в людях уверенность, он менее авторитарен, более дружелюбен. Он джентльмен. Он убежден, что люди выполнят то, что должны выполнять. Он не пытается, как говорится, первым делом прикрыть собственную задницу».

Коэн, которому сейчас 62 года, быстро продвигался по карьерной лестнице в Мосаде и стал заместителем главы службы Томера Пардо. Но с Пардо у него не сложились отношения, были бесконечные конфликты, так что Коэн был вынужден уйти из разведки. Но в 2013 Нетаниягу назначил Коэна председателем Совета нацбезопасности.

С Джеймсом Пакером Коэн познакомился относительно недавно. Накануне выборов 2015 Нетаниягу получил возможность выступить перед обеими палатами конгресса. Коэн, конечно же, сопровождал премьера в качестве председателя СНБ. На гостевых местах в конгрессе сидели многие из друзей Нетаниягу, в том числе Арнон Мильчен и его австралийский партнер, миллиардер Джеймс Пакер. До тех пор, пока не возникло «дело 1000», по которому Нетаниягу подозревается в получении подарков от Мильчена и Пакера, австралийского предпринимателя никто в Израиле не знал. На ужине, который предшествовал выступлению премьера в конгрессе, Коэн познакомился с Пакером. «Я просто влюбился в него, — сказал Коэн приближенным позже. — Он очень забавный и умный, он любит Израиль». После 2015 года, вдохновленный Мильченом и дружбой с премьер-министром и его сыном Яиром, Пакер начал часто приезжать в Израиль.

В тот момент Коэн полагал, что не получит пост главы Мосада и начал искать, чем бы заняться после ухода с госслужбы. А Пакер как раз намеревался создать в Индии крупную оборонную компанию. Миллиардер подумал, что ее руководителем хорошо бы назначить Коэна. Они встречались в Израиле, и Коэн несколько раз ночевал  бесплатно в номере, который Пакер держал в Royal Beach Hotel в Тель-Авиве. Коэн также получил в подарок от Пакера четыре дорогих билета на концерт тогдашней подруги миллиардера Марайи Кэри. Когда Коэна позже спросили об этом в Управлении госслужбы, он сказал, что получение билетов было «ошибкой, глупостью» — и извинился. Коэн возвратил в кассу государства стоимость билетов, и инцидент был исчерпан.

Член комиссии кнессета по иностранным делам и обороне, который несколько раз встречался с Коэном, подчеркивает: «Он и Нетаниягу одинаковы, они считают Иран причиной всех бед.  Коэн не видит себя главой независимого разведывательного органа, действующего самостоятельно, он чувствует себя частью политической машины премьер-министра. Надеюсь, если он увидит, что мы готовы двинуться в опасном направлении, он сумеет постучать кулаком по столу в кабинете главы правительства, как это делал Меир Даган».

Хаим Левинсон, «ХаАрец» Д.Н. 

На фото: глава Мосада Йоси Коэн и премьер-министр Биньямин Нетаниягу. Фото: Коби Гидеон, GPO.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend