Фото: Thierry Gouegnon, Reuters

Король Марокко в роли туриста

У Мухаммеда VI, короля Марокко, более 3.6 миллионов подписчиков его страницы в «Фейсбуке». Он публикует фотографии и сообщения, описывающие, с кем он встречался и что делал. И, если ориентироваться по ним, кажется, что король занят только одним:  фотографируется со всем, что движется.

Вот он – в магазине сувениров в Танзании, в шортах, кроссовках и разноцветной рубашке. А вот он, в цветастых штанах, снят с рок-группой. Иногда он предстает перед публикой в традиционном марокканском халате-джеллабе, а в другой раз – в кожаном плаще.

Впрочем, не всем нравится, как Его Величество проводит время. Критики подсчитали, что за последние четыре месяца он провел в своем королевстве всего 20 дней. И только 16 процентов времени, проведенного дома, он уделил работе. Правда, часть времени король пролежал в больнице во Франции, где перенес операцию на сердце – после того, как пожаловался на аритмию. А все остальные дни вельможного отсутствия официальные источники списали на послеоперационную реабилитацию.

К тому же в Марокко не все довольны, что король не только не доверил свое здоровье местным врачам, но и восстанавливаться после операции предпочитает во Франции, тогда как и дома есть множество мест отдыха и дворцов, подходивших даже королю Саудовской Аравии.

Дважды, 16 и 23 марта, Мухаммед VI сообщал о своем намерении вернуться в Марокко –  и оба раза откладывал возвращение. А когда все-таки прилетел в страну 16 апреля, то следовал очень сжатому графику встреч, включавшему к тому же визит в Конго, после чего, выражаясь официальным языком, Их Величество «улетели в неизвестном направлении», что означает, «король отправился на очередной отдых».

«Неизвестное направление», которое очень любит король Марокко – это огромное поместье во Франции, приобретенное еще в 1972 году его отцом, покойным королем Хасаном. Поместье оснащено самым современным оборудованием, порядок в нем поддерживает большой штат сотрудников, получающих зарпату из денег марокканских налогоплательщиков. Казна также оплачивает отдых пятнадцати французских детей, которых король каждый год приглашает с собой посетить его страну и познакомиться с ее достопримечательностями. Как пишет французская пресса, в такой поездке подростки живут в роскошных отелях, развлекаются катанием на водных лыжах или на верблюдах, а, кроме того, каждый получает около 500 евро на карманные расходы.

«Не свидетельствуют ли частые отлучки короля о том, что ему надоело королевство, или что он намерен отречься от трона?» – таким вопросом задалась ливанская газета «Аль-Ахбар». Разумеется, король не намерен отрекаться от трона, тем более, что его наследнику пока всего 15 лет.

Мухаммед VI – один из трех самых молодых правителей Ближнего Востока, причем их восхождение на престол произошло примерно в одно и то же время. Абдалла, король Иордании, наследовал престол в 1999 году. Башар аль-Асад – в 2000-м. Все трое – почти ровестники. Король Марокко родился в 1963 году, Абдалла – годом раньше, и Асад, самый младший из них, появился на свет в 1965-м. Их коронации породили ожидания больших перемен в регионе, вплоть до эйфории: подданным предстали «вожди нового поколения», владеющие компьютерами, пользующиеся интернетом, знающие иностранные языки. Они взяли в жены красивых женщин, которые и сами стали частью королевского антуража. Короче, это – мечта любого западного лидера.

Но уже через считанные годы – а в случае с Сирией хватило и нескольких месяцев – стало ясно, что молодые вожди остались верны своим детским увлечениям.

Мухаммеда VI прозвали «виртуальным королем», который, как утверждают его критики, правит страной через «Твиттер», «Фейсбук» и «Инстаграм». Король участвует в государственных процессах, и фактически управляет двумя правительствами: одно официальное, утвержденное парламентом, другое – теневое, из близких советников и экспертов, чьи мнения порой весят больше, чем принимаемые официальным кабинетом. Король сам принимает окончательное решение, но предпочитает не демонстрировать прилюдно свою политическую вовлеченность. Поэтому, когда ему выгодно, он может переложить ответственность на правительство.

Когда во время демонстраций минувшим летом в районе Эль-Риф «стало жарко», король направил обвинительный перст в сторону кабинета и премьер-министра Сад ад-Дина эль-Османи, которого сам же назначил на этот пост. Демонстрации закончились, сотни людей были арестованы, лидеры протеста ожидают суда, но народный гнев не исчез, и, похоже, начал принимать новую форму.

Три крупные компании – производители молочных продуктов, минеральной воды и продавец горючего – подверглись потребительскому бойкоту.  Бойкот начался, как протест против высоких цен, но вскоре перерос в гражданское движение с требованием повысить уровень жизни в стране. Правительство сначала игнорировало происходящее, потом начало кампанию делигитимизации участников протеста. Потом директор компании, производящей молочные продукты, даже сравнил бойкот с изменой родине, и, наконец, теперь создана комиссия, которая изучит жалобы. Правда, все полагают, что ее выводы известны заранее. Однако бойкот уже нанес большой ущерб не только самим производителям, но и фермерам. Французская компания Danone, контролирующая местного производителя, уменьшила закупки молока на 30 процентов из-за снижения спроса, и намерена уволить десятки работников. В то же время правительство не может пока прийти к компромиссу с рабочими комитетами о повышении заработной платы – в Марокко она не индексировалась с 2011 года.

Но король пока хранит молчание. Бороться с кризисом он поручил правительству, будто его самого вопросы стабильности режима не касаются. В лучшем случае он примет некоторые требования и уволит несколько министров – патент иорданского короля Абдаллы, который быстро тасует правительства. В худшем случае – подавит восстание силой.

Неоспоримо, что граждане чувствуют, как некогда любимый ими монарх демонстрирует полное безразличие к огромному социальному неравенству в стране. Лояльная пресса продолжает публиковать приятные глазу снимки с церемоний открытия фабрик, в которых участвовал король, и те считанные дни, что он провел в королевстве. Но пользователи тех самых соцсетей, в которых король проводит значительную часть времени, все чаще задают тяжелые вопросы о том, как он управляет страной.

С не меньшим интересом они обсуждают развод короля с его супругой Лаллой Сальмой. 40-летняя королева исчезла из поля зрения с декабря 2017 года. Ее нет даже на снимках выхода короля из французской больницы. Получив  вторую степень по компьютерным наукам, Сальма вышла замуж за Мухаммеда VI в 2002 году: свадебная церемония была очень пышной (одних всадников – 1500), и королева вошла в историю тем, что заставила короля пообещать не изменять ей.

Королевский дворец все еще отказывается подтвердить слухи о том, что королевская чета распалась, но не сообщает ни о местонахождении королевы, ни о том, продолжит ли она воспитывать детей. Подобную секретность – после пышной публичной церемонии бракосочетания – жители Марокко тоже воспринимают, как пренебрежение к ним, будто этот брак был только личным делом королевских особ, о котором другим знать не положено.

Впрочем, несмотря на критику дома, король Мухаммед пользуется популярностью на Западе, где его связи остаются крепкими. Особенно, во Франции и в США. Он также поддерживает, не афишируя, связи с Израилем, порой беря на себя посредническую миссию в региональных конфликтах, как делал его покойный отец. Однако спокойствие и стабильность в Марокко, успешно пережившем «арабскую весну», могут быть подорваны, если король не начнет активнее и напрямую вмешиваться в ситуацию.

Цви Барэль, «ХаАрец»

Фото: Thierry Gouegnon, Reuters

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend