«Много шума из ничего»: Иегуда Глик ответил критикам «Закона о рекомендациях»

Депутат рассказал в интервью «Деталям», как он сам однажды оказался под следствием из-за жалобы, поданной на него женщиной, арабкой. Она заявила, что Глик, якобы напал на нее. В течение двух лет шло расследование, полиция рекомендовала передать дело в суд. «Однако, на мое счастье, сохранилась видеозапись этого инцидента, благодаря которой стало ясно уже на первом заседании, что никакого нарушения нет!» Глик утверждает, что вообще никогда и никого пальцем не тронул, что не помешало полиции рекомендовать прокуратуре передать его дело в суд.

— За «Закон о рекомендациях» я проголосовал потому, что он касается всех, кто так или иначе проходят по каким-то делам — и, вполне возможно, будут оправданы в дальнейшем. Но рекомендация полиции, переданная прокуратуре и преданная гласности, уже ставит на них клеймо, от которого не так просто избавиться. Заметьте, речь идет, возможно, о тысячах таких людей. Есть и данные, свидетельствующие о том, что в 80% случаев дела до суда не доходят, — пояснил Глик. — Вот почему мне кажется очень важным, чтобы прокуратура самостоятельно принимала решение, не оглядываясь на рекомендации полиции. А в исключительных случаях, если какое-то дело будет иметь широкий общественный резонанс, такие рекомендации у полиции сможет запросить, например, юридический советник правительства.

Как сообщали «Детали», на пленарном заседании кнессета 46-ю голосами была утверждена в первом чтении поправка к Закону о порядке уголовных расследований. Данные, на которые ссылается Глик, в кнессете озвучивал депутат Давид Амсалем (Ликуд).

«Я исхожу из необходимости защищать права граждан, — сказал он. — «30 тысяч из 350 тысяч доходят до прокуратуры в государстве Израиль (вероятно, имеется в виду количество дел – прим. «Детали»). Это не мои данные, а Шая Ницана (государственного прокурора Израиля – прим. «Детали»). 12 тысяч дел полиция рекомендовала закрыть. Осталось 18 тысяч, по которым полиция отметила в своих рекомендациях, что есть доказательная база для передачи дела в суд. Но и из них прокуратура 14 тысяч дел закрыла, а 4 тысячи передала в суд. То есть 80% дел, по которым полиция решила, что есть тут основания для суда, были закрыты прокуратурой. Если бы пропорция была обратной, я бы не выдвигал этот законопроект».

Представители оппозиции в парламенте и лево-либеральные движения обрушились с резкой критикой на этот закон, называя его «коррупционным». Депутат Мики Розенталь в кнессете тоже принялся считать проценты: сказал, что «99% рекомендаций полиции не доходят до прессы, потому что эти дела никому не интересны. Но сейчас сами подозреваемые не готовы принять то, что прокуратура получает от полиции. Этим законом хотят отделить общественность от общественных деятелей».

— Скажите, господин Глик, согласны ли вы с мнением о том, что данный Закон проводят для защиты Биньямина Нетаниягу?

— Нет никакой связи с той вакханалией, которая сейчас творится вокруг премьер-министра, и этим законом. Он направлен, как я считаю, на восстановление справедливости, на устранение перегибов в работе полиции. Например я не считаю для себя зазорным критиковать Нетаниягу и не считаю его неприкасаемым. Но с трибуны кнессета я обратился к тем, кто недоволен этим законом, и сказал, что, по сути, их чрезмерная критика равносильна критике самих себя. Эти люди забыли о существовании презумпции невиновности, которая должна распространяться на всех — от обычного рядового гражданина до премьер-министра.

И почему, нападая на инициаторов принятия закона, например, на Давида Амсалема, его противники говорят чуть ли не о попрании им свободы слова? Есть среди них, депутатов кнессета, хотя бы один, кому не дали высказать свое мнение на заседаниях комиссии по внутренним делам, которой руководит Амсалем? Не дали выступить по этому поводу? Разве в Законе говорится о том, что речь идет только о крупных политических деятелях? Конечно, нет!

— В таком случае чем вы объясните весь поднятый сейчас шум?

— Я думаю, что в своем желании во что бы то ни стало доказать виновность Нетаниягу левые перешли все мыслимые границы. Они пытаются обвинить весь «Ликуд» в коррупционности, не зная удержу.

— Полагаете, что этот Закон в итоге будет принят?

— Его передали в парламентскую комиссию по внутренним делам. Там внесут поправки, подготовив его к утверждению во втором и третьем чтениях. Насколько мне известно, сроки утверждения пока не оговаривались, но я считаю, что закон удастся провести в кнессете.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Оливье Фитуси

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама