Мнение эксперта: Кремль уничтожает израильскую демократию

Несмотря на то, что российское вмешательство в выборы в других странах широко освещается во всем мире, израильские эксперты до настоящего времени не выражали особого беспокойства о том, что это может случиться и здесь.

В июне в Тель-Авивском университете прошла конференция по кибербезопасности Cyber Week. На ней израильские официальные лица говорили о влиянии зарубежных фейковых новостей и фиктивных кампаний на израильское общество. Эвьятар Матания, глава Национального кибер-бюро при канцелярии премьер-министра, беседуя на конференции с группой журналистов, назвал фейковые новости досадной помехой, но никак не серьезной угрозой. Другие участники также соглашались с тем, что до сих пор не было заметно особого влияния российских кампаний на Израиль.

Однако недавно исследователи из Университета Клеменсона сообщили о 3 миллионах троллейных твитов, созданных российским Агентством интернет-исследований в период с 2012 по 2018 год, рисует совсем иную картину.

Журналисты 10 канала израильского телевидения (канал «Эсер») сообщили, что десятки тысяч твитов касались Израиля и ближневосточного региона. Некоторые были даже написаны на иврите. Это прямо указывает, что они предназначались для израильтян и людей, которых волнуют судьбы Израиля.

Илья Заславский является одним из ведущих мировых экспертов по России, по тайной и явной политике Москвы на Западе. Живет в Вашингтоне, округ Колумбия, и руководит исследовательским Фондом “Свободная Россия”. Это НКО создано россиянами, живущими за рубежом, чтобы быть “голосом тех, кто не может выступать открыто из-за давления нынешнего российского руководства”. Илья заявил нашему изданию, что будет очень удивлен, если окажется, что Россия не проводит тайные кампании по влиянию на общественное мнение в Израиле.

“Мы точно знаем, что Россия агрессивно вмешивается в выборы и референдумы, проводимые в США, Германии и Великобритании”, — сказал Заславский, который также является членом консультативного совета в Инициативе «Клептократия» при Институте Хадсона, и научным сотрудником Британского Королевского института международных отношений (Chatham House).

“Мы знаем, что они вмешались в референдум в Каталонии, а также в референдум по Украине в Голландии. Они продолжают вмешиваться в выборы в Конгресс США, в выборы в разных странах Восточной Европы и постсоветского пространства. Так почему бы им не вмешаться в израильские выборы? Ведь эта страна столь важна для российских стратегических целей”, — говорит он.

На вопрос, почему Израиль представляет интерес для России, Заславский — еврей, эмигрировавший в США еще юношей — говорит: «Израиль имеет стратегическое значение для Кремля, поскольку действительно является одной из тех сил, которые могут сдерживать Россию и мешать русским совершать определенные противоправные действия”.

Илья Заславский

В качестве примера он привел события в Сирии. “Израиль — не самый близкий друг Асада, но израильское правительство признает, что русские поддерживают его и закрепились в Сирии”, — сказал он. На вопрос, могла ли ситуация быть иной, Заславский ответил: “Израиль мог бы выражаться более резко и критично в отношении поведения России в Сирии”.

А если говорить более глобально, то Израиль мог бы изгнать некоторых российских олигархов, чтобы предотвратить отмывание денег. “Вы действительно можете наложить определенные санкции на Россию и ограничить ее влияние в своей стране”, — заметил Илья.

Так почему же этого не происходит? В своем интервью, данном в столице США, Заславский высказал некоторые идеи по этому поводу. Постепенно он перешел от темы выборов к широкому видению кошмарной картины возвышения России на фоне слабеющих и нерешительных западных демократий. Что касается Израиля, то он назвал скрытые процессы, уже проводимые под российским руководством — которые, по его мнению, подрывают верховенство закона и израильскую демократию. Кроме того, он назвал конкретные меры, которые должны быть безотлагательно приняты, чтобы сдержать и предотвратить это падение.

Заславский считает, что Израиль и Запад скоро столкнуться с экзистенциальной угрозой со стороны России, если проблема скрытого и прямого российского влияния не будет полностью признана, и не будут предприняты решительные меры по борьбе с ним. Он говорит, что, в большинстве своем, Запад не понимает всю серьезность угрозы, которая включает в себя не просто вмешательство в выборы, но и перенос коррупции и преступности из постсоветских стран на Запад, что напрямую подрывает современную демократию.

В своем недавнем докладе, подготовленном для Инициативы «Клептократия» при Институте Хадсона, который назывался «Как негосударственные лица экспортируют клептократические нормы на Запад», Заславский утверждает, что Запад не выиграл Холодную войну, и что его нормы и ценности, такие, как демократия и верховенство закона, находятся в опасности.

“После падения Советской империи в 1991 году, принято было считать, что демократия западного образца и либеральный капитализм, основанные на свободных выборах, разделении полномочий и верховенстве закона, в конечном итоге укоренятся в СНГ и других странах, возникших после холодной войны”, — пишет он. “Даже когда лидеры экс-коммунистической партии и представители советских служб безопасности вернулись к власти на территории постсоветского пространства, в конце 1990-х и до середины 2000-х годов мало кто всерьез сомневался в неизбежности марша демократии по всему миру. Эксперты обсуждали скорость и направление, но редко ставили под сомнение конечный пункт назначения.

Однако, в реальной жизни, Западу практически не удалось экспортировать свои демократические нормы. Вместо этого он стал свидетелем все более скоординированной атаки на собственную систему ценностей. Этот разрушительный импорт коррупционных методов и норм исходит не только из постсоветских клептократических режимов, таких, как Азербайджан, Казахстан и Россия, но также из Китая и других стран, где правящие элиты обладают далеко идущими финансовыми и политическими интересами на Западе”.

Илья Заславский называет экспортируемые на Запад нормы “нео-гулагскими”. Они включают в себя и идею о том, что власть имущие являются единственными реальными и законными лицами, принимающими решения, а остальные — это лишь “тюремная пыль”.

Другая такая норма, пишет он, заключается в том, что “все и все продаются или, по крайней мере, могут быть контролируемы”. А правящая элита России считает, что “конкретная человеческая жизнь не имеет значения, если речь идет не о ком-то из их внутреннего круга или не о ком-то столь же могущественном, как и они”.

Журналисты издания The Times of Israel встретились с Заславским в одном из вашингтонских кафе и беседовали о связи между Путиным, Израилем, организованной преступностью, вмешательством в выборы и упадком западной демократии.

— Ведется много разговоров о российском влиянии и вмешательстве в выборы в других странах. Какой из аспектов этой угрозы не понимают, по вашему мнению, на Западе?

— Жители западных стран предполагают две основные вещи. Во-первых, они думают, что коррупция, преступность и антидемократические события, происходящие в таком месте, как Россия, имеют очень мало общего с их собственной жизнью или страной. Это первое заблуждение. Сегодня все очень сильно связано и переплетено. Если преступным группировкам, поддерживаемым службами безопасности, разрешено делать что-то в своей собственной стране, то они также экспортируют данную практику и свои ценности на Запад, в безопасные страны, где они могут сохранить деньги и продолжать свою деятельность.

Во-вторых, люди не понимают, что в отличие от периода Холодной войны, сейчас есть открытые каналы ведения бизнеса, которые эти клептократы могут использовать для легального экспорта своих норм и деятельности.

Вы видите большие суммы денег, поступающие из клептократических стран на Запад для оплаты адвокатов, лоббистов, пиарщиков и даже журналистов, а также бывших сотрудников служб безопасности и охранных компаний. В советские времена это было невозможно. Сегодня русский клептократ может спокойно продолжать свою преступную деятельность на Западе, средь бела дня, без какого-либо преследования или интереса со стороны прессы.

— Как это может происходить в Израиле, и как израильтяне могут этого не знать?

— На постсоветском пространстве, в России, Казахстане и на Кавказе много олигархов еврейского происхождения, в 1990-х и 2000-х годах они сколотили “грязные” капиталы, после чего переехали в Израиль.

Некоторые из них имеют израильское гражданство и работают за границей, а некоторые управляют делами в Израиле. Дело не только в том, что они ведут роскошный образ жизни, устраивают причудливые вечеринки и скупают редкую недвижимость. Это еще одно из западных заблуждений, которое состоит в том, что олигархов, сколотивших капиталы на грязных махинациях, считают простыми потребителями, живущими в новой стране. На самом же деле, приехав сюда, они начинают инвестировать в стратегические активы, в политику и в прессу.

Подавляющее большинство олигархов могут быть наняты Россией или Казахстаном для того, чтобы использовать их в политических целях этих клептократических государств.

Недавно я помогал при подготовке отчета “Как выбирать российских олигархов для новых санкций?”, где объясняется зачем и по каким критериям правительство США должно вводить олигархов, подобных олигархам из «Альфа-групп», в список людей, подверженных санкциям.

В Израиле есть очень влиятельные лица, с огромными деньгами, лоббистами и пиарщиками. Нетаньягу был замечен на различных мероприятиях в компании с некоторыми из них.

— Допустим, есть олигарх, близкий к Путину. Что ему делать в Израиле? Почему это должно вообще беспокоить израильтян?

— Он может заниматься несколькими вещами. Во-первых, нормализовать кремлевский нарратив касательно израильских интересов. Например, то, как они представляют роль России в сирийском конфликте, в отношениях с врагами Израиля, такими как Иран, или о советской диаспоре в Израиле.

Я уверен, что они способствуют продвижению позиции Кремля касательно Второй мировой войны и, якобы, практически исключительной роли России в победе над нацизмом. Они торгуют темой еврейских ветеранов с георгиевской лентой. Эта лента, посвященная победе Советского Союза над нацизмом, стала ассоциироваться с российской пропагандой против Украины и против Запада, с рассказами о том, что Запад никогда не противостоял нацистам. Но это не просто исторические рассказы — они очень полезны для сегодняшней политики.

Кроме того, эти олигархи могут втереться в израильскую элиту, используя культурные и благотворительные акций. Они будут устраивать модные вечеринки с черной икрой и яркими красотками, приглашать туда местных политиков. Они проводили подобные приемы во многих западных столицах. Я побывал на некоторых из них в Лондоне, а также здесь, в Вашингтоне.

— Для чего российскому олигарху нужны газеты и телеканалы?

— У них могут быть финансовые интересы и желание заработать, но многие не преследуют коммерческих целей. Их задача — поддерживать политиков через СМИ, чтобы каким-то образом закрепиться в правительстве. Вы делаете что-то приятное для правительства, которое потом делает приятное вам. Таким образом вы налаживаете отношения. Долгосрочные отношения.

Все взаимосвязано. Окупаемость не быстрая, но это очень солидные инвестиции.

— Скажем, российский олигарх переезжает в Израиль и начинает инвестировать в разные виды бизнеса, давать деньги на благотворительность. Почему просто не предположить, что он вышел на пенсию?

— Никто из мира госбезопасности или организованной преступности не может соскочить с крючка, потому что у российского государства имеется слишком много компрометирующих материалов и других способов давления. Если вы не сотрудничаете, то можете быть устранены.

Недавно вышла книга о том, как Путин, скорее всего, заказал убийства десятков человек в России и за ее пределами. Эти люди не соответствовали его интересам, хотя ранее были членами его же служб безопасности или входили в группировки организованной преступности. Например, он впервые применил полоний не на Александре Литвиненко, а на Романе Цепове, который в 90-е входил в преступную группировку Санкт-Петербурга, а та, якобы, тесно сотрудничала с Путиным во время его прихода к власти.

Гораздо легче согласиться на сотрудничество. Много олигархов, живущих за границей, используются им на разовой основе. Их включают и выключают. Это не слишком тяжело, не слишком безумно и вполне приемлемо для большинства таких людей.

— Какова связь между российским правительством и организованной преступностью?

— В советские времена существовало три разных мира, кардинально отличавшихся друг от друга, с абсолютно разными, даже противоречивыми целями. Тогда были Коммунистическая партия, службы безопасности и организованная преступность. Причем организованная преступность, в большинстве своем, была антагонистом советской власти.

При Путине эти три мира столкнулись, перемешались и многому научились друг у друга. Силы безопасности теперь контролируют предприятия, принадлежащие преступникам. Организованные преступные группы занимаются политическим строительством и проводят для Кремля различные операции. Идеология Коммунистической партии сгинула в небытие, но циничные и прагматические навыки, такие, как поддержка и пополнение рядов крайне правых, крайне левых, христианства или иудаизма, остались.

Вы можете кооптировать кого угодно в любой стране. Вы даже можете противоречить себе в разных странах, просто разделяйте и управляйте всеми этими каналами при помощи идеологии, организованной преступности и коррупции. Организованная преступность и ее структуры стали частью инструментов политического влияния Кремля за рубежом, в том числе в Израиле.

— Если грузинский или российский олигарх желает открыть сотни колл-центров по всему Израилю и заниматься мошенничеством, неужели кооптирование элиты поможет ему в этом?

— Да. Но, по сравнению с российской коррупцией, где при строительстве одной дороги или трубопровода люди зарабатывают миллиарды, бинарные опционы или игры с Форексом являются относительно мелкомасштабным мошенничеством. Государство также вовлечено в хакерские операции и сомнительные игры с криптовалютами, нам стало это ясно после расследования Роберта Мюллера. Россия как государство, особенно ее спецслужбы и приближенные олигархи, вовлечены во всевозможные хитроумные махинации, в том числе в цифровой сфере.

Фото: Grigory Dukor, Reuters

Такой человек, как Путин, не будет заниматься конкретными преступными действиями, но он находится на вершине пирамиды, и, вполне возможно, существуют некие нити, которые тянутся от израильского криминального предприятия вплоть до самой верхушки.

— Почему же грузинский или российский мошенник решит выбрать именно Израиль для создания сети колл-центров?

— По целому ряду причин. Грязные российские деньги способны проникнуть в любое уязвимое место на планете. Преступность имеется не только в Израиле. Она просочилась в Европу, Азию, на Ближний Восток и в США.

— Почему еврейских олигархов так много?

— Это один из любимых тезисов антисемитов, но это не так. Возможно, в конце 80-х и в 90-е годы было много, даже слишком много заметных еврейских олигархов. Таково наследие советской эпохи и царизма. Евреи были маргинализированы и вытеснены на черный рынок. Они традиционно обладали математическими навыками, благодаря воспитанию, и они всегда помогали друг другу, как делают многие другие этнические меньшинства.

Я считаю, что при Путине это стало особым пропагандистским инструментом, разоблачения еврейских олигархов происходят гораздо чаще, чем олигархов других национальностей. На мой взгляд, слово “олигарх” уже не является правильным термином, поскольку предполагает наличие определенной власти. Однако при Путине они растеряли всю свою власть. На сегодня их единственной валютой является лояльность, а не доллары.

Любая валюта, хранящаяся на их счетах, может быть экспроприирована в одно мгновение. Да, конечно, они могут держать деньги за границей, но они не могут перестать работать на Кремль. Большинство из них по-прежнему владеет слишком многим в России, что дает руководству большое количество рычагов давления.

В России нет различия между государственной и частной собственностью. Все так или иначе принадлежит Кремлю. Зачастую, те деньги, которые они отдают в качестве пожертвований, им просто указывают куда и кому передать. И у них нет иного выбора, кроме как подчиниться.

Иногда российское государство пытается создать представление, что некоторые олигархи никак не связаны с режимом, что они целиком и полностью стали людьми Запада. Это вводит в заблуждение. Я могу пересчитать на пальцах одной руки тех российских олигархов, которые уже никак не связаны с бывшей родиной.

— Вы говорите о Леониде Невзлине?

— Невзлин — одно из таких исключений. Он был изгнан из России. Тоже самое я могу сказать и о Михаиле Ходорковском.

Мне не нравится термин “олигарх”. Я предпочитаю называть их резидентами, оперативниками, или агентами, богатыми агентами. Многие из них на самом деле являются подставными лицами, стоящими за средствами, которые, якобы, им принадлежат. Я уверен, что это деньги Кремля, замаскированные под частные капиталы.

Давайте вернемся к вашему вопросу о еврейских олигархах. Сейчас вокруг Путина собралось много богатых и влиятельных людей из сферы безопасности. В основном это русские люди или представители разных национальностей, они дискретны и очень хорошо защищены. Это касается и некоторых федеральных министров. Большая часть российской Думы и правительства — миллионеры. Они просто чиновники, но ведут образ жизни мини-олигархов.

— Должны ли мы жалеть олигархов? Похоже, им не сбежать из своих позолоченных клеток.

— Некоторым из них удалось сбежать, и это исключения из правил, они заплатили за спасение дорогую цену.

Российский режим породил немало беженцев и информаторов, некоторые из них стали на путь исправления, а другие — нет. В Лондоне много таких людей. Кому-то из них удалось забрать свои деньги, а кто-то не смог. Они многое потеряли, некоторые невольно, и только потому, что вышли из системы. Однако, им трудно сопереживать. Иными словами, это очень сложный и темный мир.

— Почему олигархи жертвуют так много денег еврейским и израильским благотворительным организациям, особенно религиозным?

— Это, своего рода, кооптация, мягкая сила. Иногда такие благотворительные организации используются для совершения политических пожертвований.

А лично для них — это отмывание денег и легитимность, а также возможность продвигать полезные для Кремля нарративы, такие, как и легенды о Второй мировой войне.

К примеру, дискуссия на тему Украины. Россия пытается убедить всех, что нынешнее правительство является нацистским, что вся Западная Украина и ее партии — это антисемиты, что Запад слишком поздно открыл Второй фронт во время войны и не оказывал помощи России. Кремль может привлечь евреев для пропаганды этих идей.

Заметьте, теперь 9 мая отмечается во всем мире, в том числе в Израиле, и отмечается очень крупномасштабно.

Финансирование еврейских благотворительных организаций также дает доступ к новым людям. Если вы проводите мероприятие высокого уровня в музее Метрополитен или в Музее еврейской истории, то получаете возможность познакомиться с политиками, которых потом можно будет использовать. Если вы изучите список художественных галерей, музеев и еврейских организаций, связанных с олигархами Путина в Нью-Йорке, Европе и в Израиле, то будете просто поражены. MOMA, Музей Метрополитен, оперные театры, Карнеги-холл, Музей Виктории и Альберта, галерея Тейт… Список этот бесконечен. Половина основных еврейских событий здесь, в Вашингтоне, модные, яркие мероприятия, где есть возможность проникнуть в элиту общества, частично спонсируются российскими олигархами.

Я уверен, что российским олигархам удалось привлечь многих политиков в Израиле.

Обратите внимание, что говорят хабадники в России: “Мы просто продвигаем еврейское наследие. При Путине хотя бы нет антисемитизма”. Они находят любые оправдания. А до Путина Хабад был маргинальной группой, по крайней мере, в бывшем Советском Союзе.

— Какова цель российского правящего класса в Израиле?

— Создать политическую и экономическую среду, в которой Израилю будет слишком сложно противостоять некоторым стратегическим интересам Кремля, в которой он не будет противодействовать интересам России.

Они также заинтересованы в подрыве демократии. Стратегическая цель на ближайшие несколько лет — дестабилизация западной демократии. В чем-то они уже преуспели, а аппетит, как известно, приходит во время еды. Итак, уничтожение демократии делается ради другой цели — увеличения, укрепления коррупции, корыстных интересов, для превращения всего Запада в единый коррумпированный мир.

— Зачем им это?

— Потому что тогда можно будет заниматься любимым делом россиян — реальной политикой. Тот, кто силен, получает свою собственную зону влияния, куда никто другой не может вмешиваться. Россия хотела бы разделить мир на зоны интересов.

Взгляните на то, как они пытались влиять на исход выборов в США, да и, возможно, на Брексит.

На момент выборов 2016 года в США россияне уже имели множество сторонников Путина в прессе, в лоббистских группах, в деловых кругах, в торговых палатах, среди политиков и даже в Конгрессе. Все эти люди, которые так или иначе связаны с Россией, посещают мероприятия в российском посольстве, конференции в России и Европе, заседают в правлениях российских компаний или в галереях, связанных с российскими деньгами. Все делается через открытые каналы.

Параллельно оказывается влияние на аналитические центры, на то, как они представляют Россию, ее нарратив. Например, в Вашингтоне есть несколько таких центров, которые полностью “оккупированы” россиянами. Там создаются полезные Кремлю истории на любую тему — от Украины и Израиля до коррупции. Они являются своеобразной силой, противостоящей независимой прессе и свободному мышлению. Это происходит благодаря тому, что на Западе можно почти безнаказанно очернять политику и дискуссионную среду.

— Почему Путин хочет уничтожить демократию? Из-за того, что она противоречит его системе протекторства?

— Да. По моему личному мнению, это связано с его огромной жаждой власти и полного контроля. Его всегда недостаточно. Возможно, некоторые считают, что на него оказывает давление его ближайшее окружение. Могу предположить, что они постоянно там давят друг на друга, такая бесконечная игра во власть, в которой он должен оставаться на плаву и демонстрировать преимущества.

— Вы считаете, что журналисты недостаточно пишут о Путине и его олигархах?

— Я считаю огромной проблемой то, что западная пресса просто не способна осветить многие из этих тем. Пресса вытеснена интернетом. Газеты имеют более скромные бюджеты, они больше борются за рекламу, СМИ все чаще оказываются в частном или тенденциозном владении. Все это глобальные тенденции, но они влияют и на освещение дел в России.

Даже крупнейшие газеты, такие, как The New York Times и Guardian, сталкиваются с чрезвычайно агрессивными командами юристов и лоббистами олигархов, имеющих бездонные кошельки, позволяющие им вести длительные судебные тяжбы.

Многие газеты не имеют собственных корреспондентов в других странах. А даже если и имеют, то им приходится писать регулярные, еженедельные статьи, в которых они не успевают раскрывать сложные темы. У нас сложился порочный круг: сложные темы, касающиеся России не отражены в западной прессе и, поэтому не вызывают никакого интереса. А поскольку нет интереса, то нет и освещения.

Я зачастую замечаю, что статьи на важные темы не публикуются, потому что являются слишком сложными для журналистов. И это не связано со страхом исков за клевету или с ограничениями во времени. Он или она скажут: “Мой редактор это не опубликует, потому что это слишком сложный материал. Он слишком глубоко вдается в проблемы России”.

Самое удивительное, что в большинстве крупнейших СМИ даже нет штатных переводчиков с русского и помощников журналиста, которые могут полностью посвятить себя сбору основной информации для нескольких журналистов, занимающихся глубокими расследованиями.

— Что будет с Израилем, если он ничего не сделает в отношении коррумпированного клептократического влияния, которое вы нам описали?

— Сначала вы теряете прозрачность, демократию и добросовестное управление. В Израиле этот процесс уже начался, в стране нет разделения власти. Исполнительная власть преобладает. Существует организованная преступность, но никто не принимает против нее никаких действий. Полиция бездействует. Это можно назвать первым этапом.

Очень скоро Израиль может отказаться от многих из своих позиций в Сирии. Я не этого совсем не исключаю.

Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters

Если мы продолжим движение по такой траектории, Западный мир превратится в подобие Гонконга, с оболочкой демократии, где проходят какие-то выборы и государства выглядят капиталистическими с современными технологиями — но, в реальности, с коррумпированным и недемократическим правительством во главе.

— Что это значит для обычного человека? Быть преступником — или быть нищим?

— Именно так. Если вы не стали частью коррумпированной сети, то будете жить гораздо хуже. Вы окажетесь на обочине, как это происходит сейчас в постсоветских странах. Будет расти неравенство доходов, теневые сделки, отсутствие карьерного роста. Вы увидите все те проблемы, которые характерны для полу-коррупционных авторитарных режимов.

Внешне может наблюдаться некое подобие демократии. Но пресса будет проводить все меньше и меньше расследований, все больше развлекать массы и заниматься “промыванием мозгов”. Она будет становиться все более ангажированной, так что единственные различия в мнениях, которые вы сможете увидеть, будут представлены заинтересованными лицами, а не независимым и объективным гражданским обществом.

— Что же делать?

Это очень жесткий и трудный выбор. Первый шаг — признать происходящее, а за ним должны последовать расследование и откровенная публикация всей правды.

Я не уверен, что может вызвать подобное признание и разоблачение. Даже вмешательство в выборы в США недостаточно взволновало Соединенные Штаты, хотя, по крайней мере, хоть что-то сдвинулось с мертвой точки.

После официального признания потребуется очень надежная политика сдерживания. Другого выбора нет.

Некоторые денежные потоки должны быть перекрыты; определенные лица должны быть изгнаны из вашей страны или даже лишены гражданства. Необходима гораздо более строгая борьба с отмыванием денег и проверка деятельности коммерческих компаний. Аудиторам придется нанимать переводчиков из России, Грузии и Китая, чтобы изучить бэкграунд людей, пытающихся приобрести активы на Западе.

Службы безопасности должны иметь веское слово при любой стратегической покупке, связанной с безопасностью, обороной или национальными интересами.

Очевидно, что должно выделяться больше средств для проведения независимых журналистских расследований. У меня прекрасные отношения с организацией, которая называется “Проект по борьбе с организованной преступностью и коррупцией” (OCCRP). Они говорят мне, что для профессиональной подготовки одного достойного журналиста-исследователя и обеспечения его безопасности, включая защиту от исков о клевете, необходимо иметь годовой бюджет в 300 тысяч, а может быть и 400 тысяч долларов.

Когда общество начнет инвестировать в журналистские расследования подобного рода, тогда работа будет сделана. Поймите, одного журналиста недостаточно, их должны быть десятки.

Если ваших читателей волнует будущее Израиля, если они хотят сохранить свою страну демократической, то люди должны приложить определенные усилия. Необходимы пожертвования и сбор средств. Люди должны понимать, что все это вернется им сторицей в виде национального благосостояния и государственных демократических институтов, а также и в экономической форме.

Все может произойти очень неожиданно. Ваш ребенок окажется на войне с Сирией или в центре какого-то конфликта, спровоцированного Россией в любой точке мира. Это может стать своеобразным повторением 1930-х годов. Никто не думал, что события в нацистской Германии будут иметь какие-то последствия для Соединенных Штатов. Но когда страна, наконец, вступила в борьбу с немцами, было уже слишком поздно.

— Может ли скрытое влияние России стать фактором в будущей израильской войне?

— В общем и целом люди должны понять, что Запад и НАТО становятся сейчас силой меньшинства; мощь Соединенных Штатов слабеет. Крупные авторитарные государства, такие, как Китай и Малайзия, которые в ближайшее время не станут демократическими, захватывают если не весь мир, то, по крайней мере, Евразию. Богатея, они становятся все более авторитарными, агрессивными и экспансионистскими.

Демократические страны подобны оазисам в пустыне. Запад стал похож на небольшое, относительно чистое озеро посреди большого болота. Все шлюзы открыты, и непохоже, что это озеро очистит болото. Скорее, наоборот. Поэтому, если не закрыть двери и не установить фильтры, вас может затянуть в эту трясину.

Будет нелегко. Потребление на Западе должно быть сокращено, придется отказаться от денежных потоков из Евразии. Некоторые отрасли пострадают, особенно те, которые связаны с продажей газа и нефти, а также лоббисты, пиарщики, юристы, оффшорные бухгалтеры и риэлторы. Они уже не смогут зарабатывать столько денег, сколько зарабатывали раньше. Но в целом общество выиграет и сможет сохранить свои ценности, такие, как правовая экономика и власть закона.

Что же касается Израиля, то если этого не произойдет, НАТО окажется изолированным и ему, возможно, придется участвовать в разных конфликтах против своей воли. А Израиль останется в одиночестве против своих противников, и вряд ли получит всю ту американскую помощь, на которую он мог бы надеяться в подобных обстоятельствах.

Так что, к сожалению, все это имеет прямые последствия для безопасности Израиля, для его общества и для государства в целом.

«Детали». А.М. Оригинал: The Times of Israel Фото: Эмиль Сальман

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend