Министры утвердили новую формулировку закона о рекомендациях полиции

Министерская комиссия по законодательству утвердила новую формулировку закона о запрете публикации рекомендаций полиции по завершении следствия. Параграф, обязывающий юридического советника правительства открывать следствие по делу офицеров полиции, подозреваемых в разглашении информации о деталях расследования, не включен в законопроект.

По взаимному согласию министров, новая формулировка включает в себя и другие изменения первоначальной формулировки, в частности, в ней делается различие между следствием по делам высокопоставленных публичных фигур и другими расследованиями. Согласно новой формулировке, в случае расследования, проводящегося с прикрепленным к нему прокурором – то есть особо секретных расследованиях, в том числе, по делам высокопоставленных публичных фигур, полиция может передать заключение по результатам следствия, но не детальную рекомендацию о возбуждении уголовного дела. В то же время, в случае, если к следствию не прикреплен прокурор, а именно так и ведется большинство расследований в Израиле, полиция сможет передавать в прокуратуру не только заключение, но и рекомендации, однако публиковать их запрещено.

Несмотря на то, что министры одобрили поправки к формулировке законопроекта, комиссия вообще не обсуждала главное препятствие, стоящее на пути его продвижения, а именно, противодействие парламентской фракции «Кулану» ретроактивному действию закона и, соответственно, распространения его на расследования по делам Нетаниягу. Остается неясным, как проголосует фракция «Кулану», позволяющая членам партии голосовать по своему усмотрению, если на голосование будет вынесена формулировка, в которую не будут внесены соответствующие уточнения по этому параграфу.

Согласно предыдущей формулировке, представленной Амсалемом, в случае подозрения на утечку информации юридический советник правительства был обязан начать расследование. Однако по требованию министра юстиции Айелет Шакед закон не обяжет юридического советника начать следствие, а оставит этот вопрос на его усмотрение, — но такая возможность есть у него и сейчас. Смысл этой поправки – существенное уменьшение случаев применения закона.

В новой формулировке имеется ряд исключений: следствия по преступлениям на сексуальной почве (по просьбе депутата от партии «Кулану» Рахель Азарии), по делам организованной преступности и других особо тяжких преступлений. Это делается для того, чтобы полиция могла получить квалифицированную консультацию по текущим расследованиям.

С самого начала продвижения законопроекта министр Шакед потребовала, чтобы перед голосованием в кнессете он был представлен на утверждение законодательной комиссии. В дополнение к этому, Шакед и министр внутренней безопасности Гилад Эрдан обладают правом вето, которое они могут использовать в случае противодействия министерств.

В минувший четверг Амсалем представил новую версию законопроекта, в которой он исправил, как он выразился, «описку». Согласно предыдущей версии законопроекта, публикация материалов следствия журналистами рассматривается как уголовное преступление, подразумевающее наказание вплоть до года лишения свободы. Законопроект был сформулирован таким образом, чтобы не дать журналистам возможность публиковать какие бы то ни было материалы следствия, включая свидетельские показания и цитаты документов текущего следствия. В нынешнем варианте законопроекта журналисты не упоминаются. Вероятно, будет удален и параграф, требующий заключения до трех лет виновным в утечке информации текущего следствия.

Йехонатан Лис, «ХаАрец», М.Р.

На фото: Айелет Шакед. Фото: Оливье Фитуси.


Размер шрифта

A A A

Реклама