Министр юстиции вновь спорит с главой Верховного суда

Вновь обострился конфликт между президентом Верховного суда и министром юстиции. Депутат Кнессета Роберт Илатов, член комиссии по выбору судей, рассказал «Деталям», о чем именно не могут договориться Мирьям Наор и Айелет Шакед.

— Это как раз тот случай, когда можно сказать, что обе стороны правы и неправы одновременно, — утверждает Робер Илатов (НДИ), — Мирьям Наор готовится уйти на пенсию. По сложившимся правилам, новый глава Верховного суда определяется по принципу сеньората. С другой стороны, закон говорит о том, что кандидатуру нового Верховного судьи должна назвать комиссия по выбору судей. Такой порядок вещей превращал членов комиссии по выбору судей в марионеток, которым не оставалось ничего другого, как автоматически поднять руки и утвердить на пост председателя самого старшего по возрасту члена Верховного суда.

Министр юстиции Айелет Шакед решила сломать эту традицию автоматического голосования. Она предложила провести глубокое обсуждение кандидатуры будущего председателя на комиссии – так, как это, по большому счету, и предусмотрено законом. Что вызвало резкую реакцию председателя Верховного суда Мирьям Наор и некоторых других судей: они усмотрели в происходящем покушение на их полномочия. Судья Наор потребовала, чтобы имя ее преемницы было названо без всякого предварительного обсуждения, что в итоге и породило конфликт.

— Чью сторону вы заняли в этом споре?

— Я однозначно выступаю за то, чтобы обсуждение состоялось, и чтобы в конечном счете кандидатура нового главы Верховного суда была утверждена именно комиссией, по итогам такого обсуждения.

В противном случае возникает вопрос: зачем вообще нужна комиссия по выбору судей? Пусть судьи сами выбирают своих коллег, ведь у них для этого есть необходимый профессионализм и опыт. Но именно потому что такая система «самовыбора» порочна, закон и определил, что судьи всех инстанций, от низших и до председателя Верховного суда, избираются общественной комиссией. В нее входят и профессиональные юристы, и избранные политики.

— Теоретически, может случиться так, что комиссия большинством голосов отклонит кандидатуру судьи, претендующего на пост председателя Верховного суда?

— В принципе, да. Но я не думаю, что на сей раз дойдет до этого, хотя страсти и накалились. Скорее всего, являющаяся «сеньорой» судья Эстер Хают будет утверждена на эту должность.

Однако важно показать, что назначение на такой поистине судьбоносный для израильской демократии пост не может быть автоматическим и формальным. Обсуждение необходимо. В противном случае получается, что глава Верховного суда может навязывать свою волю комиссии по назначению судей.

Эстер Хают — безусловно, высокопрофессиональный судья. Ничего личного, что мешало бы мне проголосовать за ее кандидатуру, нет. Поверьте, мне жаль, что дело вообще дошло до такой постановки вопроса. Надо было просто давно провести предлагаемое министром обсуждение, не доводя до перехода на личности. Сейчас, безусловно, все будет сложнее.

— Многие судебные решения судьи Хают были восприняты правым лагерем как, мягко говоря, спорные…

— Опыт показывает, что любое решение Верховного суда — особенно, когда оно имеет политическую подоплеку — является спорным. Всегда кого-то в обществе оно устраивает, и кто-то его отвергает. Принцип сеньората при выборе нового главы Верховного суда как раз и был введен, чтобы избежать в этом назначении давления со стороны политиков или СМИ. Так что в этом принципе есть плюс, но он не должен нивелировать роль комиссии по выбору судей.

— В израильских СМИ промелькнули сообщения о том, что отказ Айелет Шакед назвать публично следующего главу Верховного суда связан с ее требованием в ответ ввести в состав Верховного суда двух судей, являющихся ее протеже.

— Думаю, это не больше, чем спекуляции. Если вы следили за последними выборами членов Верховного суда, то обратили внимание, что комиссия по выбору судей заблокировала и тех кандидатов, которые считались ставленниками председателя Верховного суда, и других, активно продвигаемых министром юстиции. Таким образом комиссия ясно показала, что не собирается превращаться в театр марионеток ни для одной из сторон.

Так что, даже если судья Наор и министр Шакед заключат между собой какие-то закулисные сделки, цена им невелика. Главное произошло: комиссия по выбору судей установила новые, демократические правила игры, и возврата к старому, хочется надеяться, не будет.

Петр Люкимсон, «Детали». Фото: Томер Аппельбаум

Размер шрифта

A A A

Реклама