Министр юстиции рассказала о том, что ее привело в большую политику

 

Сегодня министр юстиции Айелет Шакед выступила на конференции «Катиф-3 – национальная ответственность», которая проходила в учебном здании Неве-Дкалим в Ницане.

Глава минюста рассказала о том, какое глубокое впечатление произвела на нее депортация евреев из региона Гуш-Катиф.

— До размежевания я была активисткой Ликуда, и мы с моими друзьями сделали очень многое для того, чтобы привести к власти Ариэля Шарона. Я помню, как мы говорили друг другу, что нам удалось предотвратить грядущую депортацию, но время, увы, показало, что мы оказались неправы, что мы ошибались. Когда все это началось, я сидела дома, потому что недавно родила. Я сидела дома, смотрела телевизор и плакала. Но однажды утром я сказала себе, что должна увидеть все это своими глазами. Я увидела разрушенные теплицы, я увидела покинутые дома…» — вспоминала Шакед.

По ее словам, на выборах в Кнессет, которые прошли уже после изгнания поселенцев из Гуш-Катифа, она голосовала за блок «Ихуд ха-Леуми», а потом решила, что уже готова к самостоятельному вхождению в большую политику, чтобы изменить существующую ситуацию.

— И тогда я пошла работать к Нетаниягу, у которого на тот момент было всего двенадцать мандатов, — отметила министр. Она попыталась, обращаясь к аудитории, поразмышлять на тему перспективы, но уже с точки зрения ее сегодняшней, как человека, который в состоянии влиять на происходящее.

— Я не согласна с той точкой зрения, с которой порой выступают политики, пришедшие к власти, мол, то, что видно отсюда, во власти, не видно тогда, когда ты находишься вне власти. Моя позиция, как обычного гражданина, так и министра, нисколько не изменилась. Другое дело, что есть какие-то вещи, которые я с течением времени стала понимать гораздо глубже, — подчеркнула Шакед.

Коснулась министр юстиции и возможности, и всесилия Высшего суда справедливости (БАГАЦ) в том, что касается приостановки размежевания.

— Если бы Высший суд справедливости действительно бы принял такое решение и остановил бы размежевание, это был бы конец демократии. Мы не должны все время жить с оглядкой на БАГАЦ, а, напротив, добиваться того, чтобы эффективно, по-настоящему работали бы правительство и Кнессет, — заявила Айелет Шакед, подытоживая свое выступление.

 

Размер шрифта

A A A

Реклама