Министр обороны готов принять критику со стороны родителей пропавших солдат, но не готов повторить «сделку Шалита»

 

Министр обороны Авигдор Либерман отреагировал сегодня на отставку Лиора Лотана, ответственного за связь между правительством и родителями пропавших без вести солдат, а также на ту критику, которой Лотан был подвергнут.

По словам главы оборонного ведомства, Лотан проделал колоссальную работу и заслуживает слов благодарности.

— Я с пониманием и любовью отношусь к той критике, которая прозвучала со стороны семей Хадара Гольдина и Орона Шауля. Я, как и прежде, привержен идее возвращения в Израиль Хадара и Орона, а также других наших граждан, которых держат в секторе Газа, в нарушение всех международных канонов. Я считаю, что решение этого вопроса находится, прежде всего, в плоскости морали и нравственности, оно имеет колоссальное значение, как для семей, так и для Армии обороны Израиля, и для нашего государства, — подчеркнул Либерман.

В то же время он добавил, что переговоры о выдаче военнопленных ХАМАС умышленно затягивает, но Израиль, по мнению министра, не должен повторять ошибки, допущенные во время заключения так называемой сделки Шалита. Тогда, как утверждает глава оборонного ведомства, в рамках этой сделки в обмен на Гилада Шалита было отпущено на свободу 1027 террористов, в том числе, и Мухаммед Кавасме, участвовавший в похищении и убийстве трех израильских подростков или один из руководителей боевого крыла ХАМАСа. Многие из тех, кого освободили в рамках этой сделки, впоследствии вновь вернулись к террористической деятельности. Более двухсот человек из тех, что были отпущены, были вновь вскоре задержаны по подозрению в участии в терроре, 111 из них до сих пор находятся в израильских тюрьмах,  семеро израильтян были убиты с прямым или косвенным участием тех, кто вышел на свободу взамен на свободу Гилада Шалита.

Министр обороны сослался на рекомендации комиссии Шамгара, рассматривавшей сделку Шалита. Согласно этим рекомендациям, необходимо исключить в дальнейшем подобного рода сделки и вести обмен исключительно один к одному — за одного погибшего израильтянина  только тело одного террориста.

 


Размер шрифта

A A A

Реклама