Минфин дает профсоюзам то, что они просят

У министра финансов Моше Кахлона и председателя Гистадрута Ави Нисенкорна сложились хорошие и близкие отношения, основанные на принципе «дай-дай». Нисенкорн требует, Кахлон дает. Это было очень заметно в предвыборной кампании Нисенкорна в руководство Гистадрута, когда Кахлон публично его поддерживал и даже отпраздновал с ним небольшие соглашения о предоставлении работникам, нанятым через посреднические бюро по трудоустройству, прямой занятости на госслужбе и представлять это, как революцию на рынке труда. Они знали, что эти цифры не имеют существенного значения для народного хозяйства страны, однако обоих это устраивало. Нисенкорн получил возможность представить достижения, а Кахлон укрепил его социальный облик.

Из сказанного следует, что после такой непосредственной мобилизации министра финансов на благо председателя Гистадрута, о которой не было известно со времен партии «Мапай», Кахлон также попытался бы добиться каких-либо достижений для народного хозяйства. Сотрудничество и доверие между министром финансов и председателем Гистадрута встречаются довольно редко, и если это происходит, то почему бы им не воспользоваться этим для снижения дороговизны жизни и улучшения услуг, предоставляемых государством?

Такая возможность возникла, когда оба лидера занимались вопросом о реформе в электроэнергетическом секторе. На протяжении двух десятилетий государство пытается продвигать реформу, которая повысит эффективность электроэнергетического хозяйства, передаст выработку значительного количества электроэнергии частным электростанциям, уменьшит зависимость от Электрической компании  и сократит ее чудовищный долг, однако раз за разом терпит неудачу. После многих неудачных попыток, в декабре 2017 года Министерство финансов, Гистадрут и Электрическая компания пришли к соглашению о проведении реформы в компании, которая предполагает сокращение штата на 2 800 сотрудников, увеличение пенсий уволившимся и оставшимся работникам, выплату «премий за реформу» в размере от 10000 до 30000 шекелей оставшимся работникам, сокращение долга компании и сокращение ее доли в выработке и поставке электроэнергии в пользу частных производителей.

Достижение соглашения было отпраздновано, однако пока еще рано говорить о том, принесет ли оно желаемые результаты. Вместе с тем, Гистадрут не останавливается на этом достижении, а пытается шантажировать государство и требует от него отказаться от своей позиции, согласно которой необходимо ограничить право на забастовку в жизненно важных отраслях народного хозяйства. Нисенкорн обусловливает продвижение реформы в электроэнергетическом секторе тем, что государство должно забрать из Высшего суда справедливости свое ходатайство, поданное в ответ на решение председателя иерусалимского суда по трудовым конфликтам Игаля Флитмана, предоставляющее электрической компании практически неограниченное право на забастовку. Постановление суда от мая 2017 года вызвало недовольство в правительстве, поскольку оно связывает его руки как суверенного властителя, стремящегося продвигать важные экономические реформы. Кахлон, который больше озабочен другими вопросами, как рынок жилья и государственный бюджет, не хочет открывать новый фронт против Нисенкорна. Он идет на уступки Гистадруту, а тот, кто справедливо настаивает на рассмотрении ходатайства, это глава правительства Биньямин Нетаниягу.

Право на забастовку и право на свободу объединений являются важными основными правами демократического общества. Их целью является, среди прочего, установить баланс между властью имущих и властью рабочих. Судьба распорядилась так, что в Израиле самой большой силой обладают именно работники государственной службы, среди которых нет богатых. Акционером Электрической компании, морских и воздушных портов являются израильская общественность. Если здесь необходим баланс, то между потребителями электроэнергии и услуг портов и их работниками. Правительство не требует отмены права на забастовку этих жизненно важных монополий, а создать иное равновесие, которое позволит ему продвигать экономические реформы.

Кахлон достиг своего расцвета на фоне серьезной общественной борьбы за снижение дороговизны жизни, которая идет в последние годы. Ограничение права на забастовку в жизненно важных отраслях с целью продвижения процессов по снижению дороговизны жизни является необходимым шагом несмотря на то, что он может вызвать противостояние. Право на забастовку — это право Гистадрута на существование, и поэтому мотивы Нисенкорна ясны. Однако снижение дороговизны жизни и улучшение общественных услуг — — это право Кахлона на существование и поэтому он не должен отступать от этой борьбы.

Сами Перец, «ХаАрец«, Ш.Ш.
Фото: Эмиль Сальман. На фото: генсек Гистадрута Ави Нисенкорн


Читайте также: Профсоюзы ведут себя, как разбойники с большой дороги


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend