Микрофоны против политиков: история вопроса

Нетаниягу назвал безумным отношение Евросоюза к Израилю, чем обеспечил израильские СМИ пищей для пересудов на целый день, как минимум. «Детали» вспомнили, какие еще политики успешно пользовались не выключенными микрофонами.

Первым делом вспоминается, как на саммите G20 Обама и Саркози обменялись репликами об израильском премьере. Саркози назвал Нетаниягу «лжецом, которого он не переносит», Обама откликнулся: «Это вам-то он надоел? А мне с ним каждый день приходится общаться!»

Случился тот казус в 2011 году, но Обама на своих ошибках учиться, вероятно, не желал. В 2012 году президент США обещал Медведеву стать «более гибким» после выборов. «Я передам Владимиру» — ответил Медведев. Встреча двух президентов происходила в Сеуле на саммите по ограничению ядерных вооружений.

В 2008 году Лех Качинский, президент Польши, назвал известную журналистку «обезьяной в красном» — не предполагая, что будет услышан. В 1993 году британский премьер Джон Мейджер назвал некоторых министров в своем правительстве мерзавцами. Произнес он это, закончив давать интервью телеканалу, и полагая, что микрофон ему уже отключили.

В июне 2016 года Путин в Минске встречался с Лукашенко, и включенный микрофон подвел премьер-министра Беларуси Андрея Кобякова — не зная, что его слышат журналисты, он пожаловался на то, что торговый оборот между странами снизился на 40%, в долларовом выражении. Заодно попросив у Путина пересмотреть систему формирования цен на газ. Ранее и сам глава Беларуси успел пообщаться с невыключенным микрофоном еще в 2013 году, когда на подписании соглашений со странами Таможенного союза сказал со смехом: «Янукович к нам, видимо, уже никогда не приедет» (Украина в тот момент выбирала, что для нее важнее: ТС или ЕС).

Аркадий Гайдамак, борясь за пост мэра Иерусалима, иногда «выходил в народ» — на рынках и улицах столицы его узнавали. В тех случаях, когда в прогулках его сопровождала съемочная группа, к лацкану начинающего политика был прикреплен радио-микрофон . Однажды, пообщавшись с людьми и не зная, что микрофон остался включен, Гайдамак долго упрекал сопровождающего референта в несоблюдении дресс-кода.

До Лаврова им всем, конечно, далеко. Но вот что всегда сложно в подобных случаях: угадать, когда политик действительно полагал, что микрофон отключен, и позволил себе лишнего, а когда, напротив, воспользовался легким методом стать «ньюсмейкером на день», заодно явив себя электорату этаким жестким лидером, отстаивающим интересы страны. Этакая форма информационного слива всем сразу.

На сей раз, якобы, не обратив внимания на то, что микрофон включен, премьер-министр Израиля сказал в Будапеште:

«ЕС – единственное содружество государств, которое ограничивает взаимоотношения с Израилем, технологическим лидером региона, политическими условиями. Никто такого не делает! Я был в Китае, у нас особые отношения с Китаем, и их не интересуют политические аспекты. Премьер-министр Индии сказал мне — «я должен заботиться об интересах своей страны, и где я могу этого достичь? В Рамалле?» Россия не выдвигает политических требований, Африка тоже. Только Европа поступает так, это безумие, это идет вразрез с европейскими интересами».

Этим ярким неформальным спичем и запомнится 5-тидневный визит главы израильского правительства в Европу. Который до сего происшествия освещался в прессе, в общем-то, довольно скупо. И если теперь лидеры европейских государств захотят ответить Нетаниягу, им лучше сделать это таким же образом, в якобы забытый микрофон.

Так их скорей услышат.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Оливье Фитоуси

Размер шрифта

A A A

Реклама