Мертвая вода: кто превратил реку Яркон в сточную канаву

Ронен Бодони, из независимой экологической ассоциации «Цалюль», рассказал в «Деталях», как и почему была уничтожена река Яркон. Осталось выяснить, кто за это ответит. Министерство экологии начало расследование против водно-канализационной корпорации Южного Шарона. Казалось бы, правильно делают: сбрасывать канализационные стоки в реку Яркон – это преступление. Но все не так просто, как кажется на первый взгляд…

— Воды Яркона загрязняют уже давно, как минимум 2 года. Все прекрасно знали, какая нагрузка лежит на очистительной станции в Шароне. Но, несмотря на это, к ней присоединяли все больше и больше населенных пунктов. В итоге на каком-то этапе объём канализационных стоков в 4 раза превысил возможности станции по их очистке! – рассказал нам Ронен Бодони.

Но и тогда никто не начал двигаться. Когда поняли, что столкнулись с проблемой, то стали, как обычно, собирать на заседания разные комиссии: по планировке, по бюджету, по локации. Все происходило очень медленно. Еще 2 года назад нас кормили обещаниями, мол, новую станцию построят. И тоже ничего не сдвинулось с мертвой точки.

— Неужели соответствующие инстанции вообще ничего не предприняли?

— Управление водными ресурсами выдало канализационной корпорации особое разрешение на понижение стандарта очищения сточных вод. Уже одно это привело к ухудшению качества воды и нанесло большой вред всей экосистеме. Но здесь ничего не поделаешь. Мы были уверены, что при данном раскладе строительство новой установки пойдет быстрее, но мы ошиблись. Тогда мы начали звонить во все колокола. Обращались в мэрии Шарона и Тель Авива, в Министерство экологии, в Управление водными ресурсами… Когда поняли, что ничего не происходит, то вместе с теми, кто живет вблизи от станции, подали гражданский иск на все эти инстанции.

— И уже было слушание?

— Еще даже дату не назначили! В то же время, едва мы подали иск, как наши исследователи обнаружили, что оказывается, теперь не только сточные воды сливают в реку. В нее и канализацию сбрасывают без какой-либо очистки! Никто не знает, когда это началось, но это уже в чистом виде нарушение закона. Только тогда, когда мы рассказали об этом в прессе, вдруг все зашевелились.

— Мэр Тель-Авива Рон Хульдаи напрямую обратился к министру экологии…

— Не по доброте душевной он это сделал. Дело в том, что согласно инструкциям, если река впадающая в море загрязнена – а она загрязнена! – он обязан закрыть пляжи, как минимум, в северном Тель Авиве. Вы видели, что пляжи закрываются?

-Но Рон Хульдаи также является заместителем совета по восстановлению Яркона…

-Да. И были вложены миллионы в восстановление экологии этой реки. Но не только муниципалитет Тель Авива вложил деньги. Министерство по охране окружающей среды, Управление водными ресурсами тоже потратились. То есть, по сути, государство спустило деньги налогоплательщиков в унитаз – в прямом смысле слова.

История не всегда повторяется как фарс. В средние века реки и каналы больших городов нередко служили естественными водоводами, из которых не только забирали воду – в них же сливали отходы и нечистоты. В результате инфекционные болезни нередко выкашивали население городов. И кто бы мог подумать, что XXI веке «нация хай-тека» опустится в отношении к природным ресурсам до уровня темного средневековья? Впрочем, даже у Ронена Бодони нет точного ответа на вопрос: «кто виноват?»

— В данный момент министерство экологии оштрафовала канализационную корпорацию на максимально возможную сумму…

— Естественно. Государство же не может штрафовать само себя! Водно-канализационная региональная корпорация – это последнее звено. В нормальном государстве они должны были поднять крик не тогда, когда у них 400%-я перегрузка, а когда они только к 100%-му объёму подходили! Но и Управление водными ресурсами не должно было давать разрешений на присоединение дополнительных населенных пунктов. И министерство экологии здесь, скорее всего, замешано.

Как только мы поняли, что сливают канализацию, мы даже подали жалобу в полицию Кфар Сабы. Повторяю – это грубое нарушение закона, но сейчас сложно понять, какая из инстанций виновата. Та, которая подсоединила населенные пункты? Или министерство, которое не выделило бюджет? А может, комиссия, которая не начала строительство новой очистительной станции?

— Что конкретно можно сделать сейчас?

— К сожалению, ничего. Пока не построят новую станцию, у нас вместо реки будет канализационная канава.

Анна Стефан, «Детали». Фото: Моше Гилад


Размер шрифта

A A A

Реклама