Избитая медсестра — о буйных пациентах

Марина Френкель – медсестра, на которую напала одна из пациенток больницы РАМБАМ. В интервью «Деталям» она вспомнила, что произошло 12 сентября в Хайфе. Случившееся с ней — лишь один эпизод в непрекращающейся череде нападений на медиков в Израиле.

Нападавшие были задержаны и препровождены в полицейский участок. Одной из них, 18-летней жительнице Кирьят-Моцкина, суд избрал меру пресечения — заключение под стражу до конца следствия, вплоть до предъявления обвинительного заключения.

— Сейчас, когда после всей этой истории прошло более полутора месяцев, я могу спокойно говорить о том, что тогда произошло в РАМБАМе, — говорит Френкель. — Я пришла на работу, готовилась принимать смену, когда ко мне, чуть ли не в ультимативной форме, обратилась пациентка — молодая девушка.

— Она была  не одна?

— Да, с подругой и с матерью. И они наперебой требовали, чтобы я дала девушке сильное наркотическое средство.

— Что Вы им ответили?

— Я сказала, что не имею права выдавать тот или иной препарат без предписания врача. Тогда подруга этой девушки меня обругала, а потом плюнула мне в лицо. Вызвали охрану, и эту подругу увели, но затем появилась мать пациентки и пообещала подать на меня жалобу. Перед этим они обе попытались выяснять со мной отношения — вплоть до того, что девушка швыряла в меня свои тапки, да и мать вела себя неподобающе.

Меня увели в комнату, чтобы дать тем двоим успокоиться. Я прислушалась, и мне показалось, что все стихло. Через некоторое время я вышла и направилась на пост для медсестер, чтобы выяснить, как обстоят дела. В это время подошел мой муж Игорь, он работает в этой же больнице медбратом в терапевтическом отделении. Ребята-охранники тоже были рядом, но каким-то образом за какую-то долю секунды  эта пациентка вдруг оказалась возле меня, не просто оказалась, а буквально подпрыгнула ко мне и со всего размаху ударила меня кулаком в лицо. Так, что я на миг потеряла сознание.

— Всех троих нападавших задержали?

— Мать выпустили сразу, а саму эту девушку, которая на меня напала, решили оставить в камере предварительного заключения до конца следствия. Послушайте, она проблемная девочка, о чем там говорить, если она во время суда, когда решался вопрос о мере пресечения, попыталась кинуться на судью?! Кроме того — я теперь могу об этом открыто говорить, об этом говорилось на суде, а затем писали и в СМИ — нападавшая до 17 лет находилась под полицейским надзором. В свое время она получила полгода условно за то, что пырнула ножом обидчика. Слава Богу, обошлось без трагических последствий.

— Писали, что на следующий день персонал РАМБАМа  провел акцию протеста против случившегося в больнице?

— Да, но я бы не говорила о протесте — скорее, эта акция в мою поддежку призывала к терпимости и к пониманию.

— Вы работаете в больнице РАМБАМ 22 года, из них 3 года в приемном покое. Наверное, много уже видели, ко многому привыкли?

— Безусловно. Помимо насилия, о котором мы с вами говорили, причиняется и значительный ущерб имуществу больницы. На моей памяти негодующие пациенты или их сопровождающие били окна, разбивали компьютеры, а однажды, помню, скинули со второго этажа очень дорогой аппарат для искусственной вентиляции легких! Но знаете, что меня поразило больше всего в моем случае? Эта девушка, бросившись на меня, была уверена в полной своей безнаказанности.

— Сейчас предлагают ужесточить наказание за насилие в медицинских учреждениях.

— Я знаю об этом. Но, насколько я понимаю, и существующий закон позволяет назначать наказания — другое дело, что  он практически не применяется. И те, кто прибегает к насилию, по-прежнему уверены в себе. С этим надо что-то делать.

— Публикация об инциденте в РАМБАМе наделала много шуму. Как реагировали рядовые граждане?

— Я не читала комментарии на иврите, потому ничего сказать о них не могу, зато читала, как реагируют русскоязычные пользователи соцсетей, и, признаться, испытала шок. Не хочу особо вдаваться в подробности, но суть многих высказываний сводилась к тому, что так вам и надо. Если  и дальше будете так работать, с вами еще и не то надо сделать.

— Возможно, так негативно реагировали те, у кого есть опыт пребывания в приемном покое. Когда приходится порой ждать по нескольку часов, пока к тебе или к тому, кого ты сопровождаешь, хоть кто-то подойдет…

— Я все понимаю, но это вовсе не значит, что мы, сотрудники больницы, изначально настроены враждебно к своим пациентам! Мне так и хочется обратиться ко всем и сказать: послушайте, люди, дорогие мои, мы хотим помочь вам. Мы всегда словно на линии огня.

— Но у людей порой не хватает терпения, отсюда и агрессия.

— Все равно, в любой ситуации надо оставаться человеком. Надо усмирять страсти, а тех, кто не хочет, наказывать. Закон должен четко определить меру наказания. Пусть это будет, к примеру, серьезный денежный штраф. Может быть, удар по карману заставит задуматься тех, кто привык чувствовать себя безнаказанным.

— Надо, наверное, говорить и о нехватке персонала — в одном из интервью «Деталям» сообщили, что Израиль занимает одно из последних мест в списке стран-членов OБСЕ по количеству медсестер на тысячу населения.

— Да, я знаю эти данные. Но в то же время по качеству предоставляемых медицинских услуг Израиль все равно занимает одно из первых мест. Вместе это говорит о том, что система здравоохранения работает на пределе, и надо предпринимать срочные меры для улучшения ситуации.

Марк Котлярский, «Детали». Фотографии предоставлены пресс-службой больницы РАМБАМ.

На фото: Марина Френкель сразу после инцидента с пациенткой; Марина с мужем – Игорем Френкелем, медбратом терапевтического отделения, через три часа после происшествия.

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама