«Мать городов израильских» и «дедушка сионизма»

14 октября 1878 года в районе деревни Умлабас, расположенной неподалеку от истоков реки Яркон, появился караван – нескольких запряженных в повозки ослов сопровождала небольшая группа мужчин. Поднявшись на один из пустынных холмов, процессия остановилась. Мужчины принялись выгружать из повозок поклажу – доски, лопаты, гвозди и прочие строительные материалы. Затем, установив палатку, они присели отдохнуть.

Их взгляду открылась бескрайняя, выжженная солнцем степь. «До самого горизонта – ни людского следа, ни деревца, — рассказывает писатель Эхуд Бен-Эзер, правнук одного из тех, кто находился в тот день на холме возле деревни Умлабас. — Только желто-серая земля, простирающаяся до голубеющей вдали горной цепи. Единственное, за что цепляется взгляд – это развалины старой турецкой крепости, построенной на месте библейского города Афек. И больше ничего».

Отдохнув, мужчины взялись за лопаты и принялись рыть колодец. Так 140 лет назад начиналась история Петах-Тиквы, сегодня – одного из крупнейших городов Израиля. А на месте того самого холма находится площадь Основателей: в центре– фонтан, напоминающий о вырытом первопроходцами колодце, вокруг – современные дома. И камень, на котором высечены имена зачинателей Петах-Тиквы, «матери городов израильских» – первого сельскохозяйственного поселения в Эрец Исраэль, основанного в новое время.

Это был 1878 год – за четыре года до начала Первой алии, за девятнадцать лет до Первого сионистского конгресса. Но процесс возвращения евреев в Эрец Исраэль уже пошел, невзирая на отсутствие формальных, регулирующих его рамок. Ехали потихоньку из России, Венгрии, Румынии. Поначалу селились в святых городах – Иерусалиме, Цфате, Тверии, Хевроне. Но со временем стали пытаться основывать и новые поселения.Так в Верхней Галилее появилась Рош-Пина, в окрестностях Яффо – Петах-Тиква и Ришон ле-Цион. Большинство основателей Рош-Пины были выходцами из Румынии, Ришон ле-Цион основывали переселенцы из Российской Империи, Петах-Тикву в первые годы ее существования вполне можно назвать «венгерским» поселением.

Инициатором ее создания стал раввин Акива Йосеф Шлезингер, переселившийся в 1870 году в Иерусалим из Венгрии.Он приложил немало усилий для создания новых еврейских населенных пунктов в Эрец Исраэль. Впоследствии известный историк и министр просвещения Израиля Бенцион Динур назвал его «дедушкой сионизма».

Проведя несколько лет в Иерусалиме, раввин Шлезингер вместе с группой единомышленников решили поселиться за пределами Святого города и основать новое еврейское поселение. Они рассмотрели несколько предложений о покупке земельных участков в окрестностях Хеврона и Иерихона. Раввина Шлезингера вдохновляли библейские пейзажи Иудеи. «В Эрец Исраэль мы нашли то, что и не надеялись увидеть, — писал он в своем дневнике. – Здесь есть горы, поросшие дремучим лесом, а между ними простираются плодородные долины». Однако, по разным причинам, сделки о покупке земель в районе Хевронского нагорья и Иерихона не состоялись.

Летом 1878 года раввин получил письмо от заместителя британского консула в Яффо Хаима Амзалега. В нем сообщалось, что некий араб-христианин готов продать большой земельный участок в районе деревни Умлабас. Амзалем подчеркивал, что речь идет о плодородной земле, пригодной для сельского хозяйства. Но сам раввин Шлезингер в этот момент оказался не готов покинуть Иерусалим. Он попросилзаняться этим делом своих ближайших единомышленников, также выходцев из Венгрии – Йегошуа Штампфера, и Менахема Шейнбергера. Начались серьезные переговоры о покупке земельного участка.

После этого к группе создателей нового поселения присоединились еще три «венгра» – Давид Гутман, Элиэзер Рааб и его сын Йегуда, а также Зерах Барнет из Литвы и Йоэль Моше Соломон, который родился в Иерусалиме. Его дедушка, раввин Авраам-Шломо-Залман Цореф приехал в Эрец Исраэль из Литвы еще в 1811 году.

Несмотря на «венгерское» большинство, венгерский язык на встречах отцов-основателей Петах-Тиквы звучал редко. Все они общались между собой на идиш. Переговоры с продавцом земельного участка, проходившие при посредничестве Хаима Амзалега (переводившего с арабского на идиш и обратно), шли нелегко. Сделка о покупке участка неоднократно находилась на грани срыва. Но все закончилось хорошо. На имя Давида Гутмана была оформлена купчая.

После того, как колодец на холме в деревне Умбалас был вырыт, здесь появились первые дома. Правда, официально они были оформлены как коровники – власти Османской империи не разрешали строить жилье на земельных участках, предназначенных для сельскохозяйственных нужд. Тем не менее, число обитателей новогопоселения постепенно увеличивалось. В обмен на определенную мзду турки закрывали глаза на происходящее. По соседству с мнимыми коровниками были построены школа и синагога, открыта аптека, оборудована остановка для дилижансов.

В 1884 году в Петах-Тикве открылась винодельня. А в 1887 году раввин Арье-Лейб Фрумкин, приехавший в Эрец Исраэль из Литвы, построил в Петах-Тикве первый каменный дом. В этом же году успешно развивающееся сельскохозяйственное поселение посетил барон Эдмон де Ротшильд. Увиденное произвело на него вполне благоприятное впечатление. Ротшильд решил взять Петах-Тикву под свое крыло. Он предоставил средства на осушение окрестных болот и на посадку эвкалиптовых деревьев.

С течением времени Петах-Тиква утратила свой венгерский характер. Уже спустя несколько лет после основания большинство ее жителей составляли выходцы из Российской империи.В 1904-05 годах их число заметно увеличилось – в основном, за счет потока репатриантов Второй алии.

С началом Первой мировой войны развитие Петах-Тиквы резко затормозилось. Правда, в отличие от Тель-Авива и Яффо, турецкие власти евреев из поселения не изгоняли. Более того, многие евреи из Тель-Авива и Яффо, не желавшие покидать Эрец Исраэль, нашли прибежище именно в Петах-Тикве. По окончании Первой мировой войны и с переходом Палестины под британский мандат жизнь в поселении стала постепенно возвращаться в нормальное русло. Число его обитателей вновь начало расти.

У жителей Петах-Тиквы складывались вполне мирные отношения с жителями соседних арабских деревень. Их не омрачали даже происходившие время от времени кражи сельскохозяйственного оборудования у еврейских земледельцев. Многие жители Петах-Тиквы вполне сносно владели арабским языком и могли общаться со своими соседями. Мирное сосуществование было прервано в мае 1921 года, когда по всей Эрец Исраэль прокатилась волна еврейских погромов.

5 мая жители сразу нескольких арабских деревень атаковали Петах-Тикву. Еврейские жители смогли организовать оборону поселения и не допустить массового прорыва погромщиков на его территорию. Но без жертв, к сожалению, не обошлось. В боях с арабскими бандами погибли четыре человека, в том числе 25-летний Авшалом Гисин и 20-летний Зеэв Орлов. Их именами названы улицы в сегодняшней Петах-Тикве.

После погромов жизнь в поселении снова вернулась в мирное русло. В 1922 году англичане открыли здесь железнодорожную станцию. И в этом же году в Иерусалиме скончался раввин Акива Йосеф Шлезингер, стоявший у истоков основания Петах-Тиквы. Правда, сам он не прожил в поселении ни дня, но он неоднократно навещал здесь своих друзей и соратников. В честь раввина, по его инициалам, впоследствии был назван другой поселок – Бней-Аиш.

Борис Ентин, «Детали»
На фото: еврейские рабочие в Петах-Тикве, 1930-е. Фото: Wikipedia public domain.

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend