Если Масада падет

Среди экспертов нет сомнений в том, что Израилю не избежать смертоносного землетрясения, единственный вопрос – когда? Что останется от объектов культурного наследия на другой день, как сохранить культуру после такой катастрофы и каков порядок приоритетов?

1 января 1837 года четверть жителей Тверии погибли в результате землетрясения.  Цфат был полностью разрушен, Акко затоплен. Девяносто лет спустя, 11 июля 1927 года, разразилось еще одно сильное землетрясение. Здания рухнули, и сотни людей были погребены по обе стороны реки Иордан. Рамла, Лод, Тверия и Шхем лежали в руинах. С момента мощного землетрясения прошло девяносто девять лет. Все согласны, что вопрос – не если, а когда.

Учения, которые состоялись в этом месяце в Бейт-Гуврине, были похожи на национальный эквивалент сценария побега из дома с самой любимой вещью. Название учений – «Эвакуация предметов культурного наследия во время землетрясения».  Присутствовали специалисты по охране природы, а также сотрудники аварийно-спасательных служб, представители всех основных музеев, управления по делам древностей, полиции, пожарной службы.

«Все объекты наследия важны, но нам нужно установить приоритеты», — объяснила Яэль Клигман из комитета по обеспечению готовности к землетрясениям, который организовал учения. — Все музеи и национальные парки, где представлены ценные экспонаты, должны быть подготовлены. Всем необходимо составить список приоритетов и значения экспонатов, и культурных ценностей в своей области».

Итак, что вы взяли бы из тысяч экспонатов Музея Израиля в случае срочной эвакуации?

Участники мероприятия практиковали эвакуацию древностей со склада в Бейт-Гуврине, который по сценарию был поврежден, но не рухнул. Инженер проверил и обнаружил, что туда еще можно входить и извлекать драгоценные предметы. Четыре команды перебегали от склада к площадке в близлежащей роще. Они аккуратно переносили древнюю керамику, хрупкие кости и сосуды возрастом в 1000 лет. Каждый предмет был описан, маркирован и транспортирован в безопасное место. Охранники стояли вокруг экспонатов, чтобы избежать мародерства – это явление считается одной из самых сложных проблем после землетрясения.

Амир Яхав, директор вышеуказанного комитета, объяснил, что это – первые учения такого рода в Израиле: «У нас есть тысячи объектов наследия, чье повреждение причинит ущерб национальной силе, поэтому мы заранее готовимся и думаем о том, какое решение можно предложить в такой ситуации». За последние два года была сформулирована концепция национальной готовности. «Это – объекты наследия, которые имеют огромное значение для будущих поколений, — объяснил Яхав. — Свитки Мертвого моря, например, являются культурной основой еврейского народа». По его словам, не все объекты наследия в Израиле подвержены одинаковому риску и имеют одинаковый уровень важности. Первая задача – установить приоритеты, и только затем подготовиться к эвакуации. Он добавил, что уникальность учений в Бейт-Гуврине заключается в сотрудничестве всех организаций: музеев, природоохранных органов и спасательных служб.

По словам Яхава, разница между землетрясением и другими событиями заключается в полной внезапности. В течение минуты тысячи зданий могут рухнуть.

Орит Бортник отвечает за подготовку к землетрясениям в национальных парках. Примеры, которые она перечисляет, иллюстрируют масштабы проблемы: высота крепости Масада – до четырех метров. В последние годы она прошла процесс сохранения и укрепления, но не застрахована от землетрясения. В крепости Йехиам – постройки трехэтажной высоты, а в национальном парке Шивта – до десяти метров.

По ее словам, Масада – хороший пример понимания масштабов проблемы. Один из важнейших и самых популярных объектов наследия в Израиле, национальный символ и мировое культурное достояние, расположен в чувствительной сейсмической зоне. Ежедневно Масаду посещают около 2000 человек. Необходимость быстрой эвакуации людей и сохранения объекта наследия требует особой подготовки. По этой причине в течение последних двух лет был подготовлен трехмерный макет Масады, который позволит выжившим после землетрясения восстановить ее во всех подробностях. «Если Масада падет, мы точно будем знать, как она выглядела», — объяснила Бортник.

В список приоритетов Управления охраны природы в случае землетрясения входят  национальные парки. Наряду с ними Бортник перечислила достопримечательности, которые признаны объектами всемирного наследия.  За ними следуют другие объекты в соответствии с их высотой, которые могут разрушиться. Например, крепость Монфор в Западной Галилее.

Одед Рахамим, который отвечает за безопасность в иерусалимском Музее Израиля, сообщил, что в Мосаде есть планы по эвакуации в чрезвычайных ситуациях. Сценарии разные: землетрясение, пожар, падение ракет. Каждый отдел имеет точный список наиболее важных предметов и экспонатов, которые должны быть спасены в первую очередь.

«Не всегда стоит перемещать экспонаты, — объяснил Рахамим сложность проблемы. — Иногда прикосновения людей вызывают больший ущерб, чем землетрясение».

Пожары менее страшны, потому что музей полностью защищен от огня.

В Бейт-Гуврине после двух часов интенсивной работы была эвакуирована небольшая часть хранилища. Артефакты, в основном, крупные глиняные сосуды, были записаны, отмечены, обернуты листами и погружены в грузовик, который должен был отвезти их в более безопасное место. Даже в идеальных условиях и в приятную погоду это было  сложно. «Удачи нам всем», — пожелал представитель пожарной службы.

Моше Гилад, «ХаАрец», Л.К.
На фото: Масада. Фото: Моше Гилад.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend