Низкая явка избирателей может спасти Марин Ле Пен от проигрыша

«Марин Ле Пен ведет себя агрессивно, потому что ей уже нечего терять». Ави Пазнер, бывший посол Израиля во Франции и Италии, поделился с «Деталями» своим взглядом на ход президентских выборов во Франции.

Предвыборная гонка во Франции близится к завершению, и в полную силу ведется борьба за голоса колеблющихся избирателей, которых немало — по некоторым оценкам, каждый четвертый гражданин Республики все еще не определился с выбором. А la guerre comme à la guerre: Эммануэль Макрон, основатель и лидер движения «En Marche!», и Марин Ле Пен, лидер «Национального фронта», неожиданно жестко схлестнулись в теледебатах в преддверии второго тура президентских выборов. По мнению Ави Пезнера, дебаты эти были, если можно так выразиться, «не совсем французскими».

— Как правило, политические дискуссии во Франции проходят остро, но вежливо. А в этот раз там царило просто какое-то словесное насилие, — говорит Ави Пазнер. — Главным образом, со стороны Марин Ле Пен, но и Макрон тоже внес свою лепту. Кандидаты не давали друг другу говорить, не давали развивать идеи, Ле Пен порой пыталась просто заткнуть собеседника. Ей это не удалось, он сохранил хладнокровие. Конечно, это было интересное зрелище – я не отрывался от экрана все два с половиной часа, что длились дебаты. В которых, я думаю, Макрон выглядел лучше, чем Марин Ле Пен.

— Можно ли было в конце концов их идеи расслышать, если они вообще там были?

— Да. Макрону удалось изложить свою экономическую программу. Марин Ле Пен тоже смогла заработать баллы, показав, что ее соперник слаб в вопросах ислама и террора. Все-таки в эти два с половиной часа были несколько минут, за которые участникам удалось поделиться своими идеями. Но в целом это больше походило на дуэль, на соревнование по армрестлингу, на попытки перекричать соперника. Все было пронизано насилием, такого во Франции я не припомню.

От подобного рода столкновения проиграть мог только Эммануэль Макрон. Он лидирует в опросах, но одна ошибка или, например, незамеченная ловушка, которую ему расставила Марин Ле Пен, могли ему все испортить.

Марин Ле Пен терять нечего, она была более агрессивной. Но Макрон с честью вышел из ситуации, и по данным опросов видно, что французскому избирателю он понравился больше, чем его соперница. Я полагаю, что если не случится какой-либо катастрофы, не произойдет крупного теракта, то он имеет хорошие шансы на победу.

Депутат Кнессета Орен Хазан выразил в своем Твиттере однозначную поддержку Марин Ле Пен. Следует ли израильским политиками высказывать свое мнение по поводу выборов во Франции?

— И политикам, и уж тем более депутатам Кнессета, нельзя вмешиваться в выборы в другой стране. Что бы мы сказали, если бы европейские политики стали вмешиваться в ход наших выборов? Кроме того, по-видимому, Орен Хазан не знаком с французскими реалиями. Ему не известно о фашистской и антисемитской истории партии Марин Ле Пен – не столько самой Марин, столько ее отца и других членов «Национального Фронта». Там и сегодня много отрицателей Катастрофы и антисемитов. Очень странно, когда израильский депутат Кнессета рекомендует голосовать за претендента, который, скорее всего, не любит не только евреев, но и Израиль.

Я бы рекомендовал депутатам Кнессета и министрам не вмешиваться в выборы во Франции, дождаться результатов. А вот тогда, если им захочется что-то сказать, пусть скажут. Выборы состоятся в воскресенье, а уже в субботу предвыборная агитация запрещена, и в этой ситуации израильским политикам не стоит выказывать предпочтений тому или иному кандидату.

Олег Линский, «Детали»Фотография Kenji-Baptiste OIKAWA, CC BY-SA 3.0, с Викисклада

Размер шрифта

A A A

Реклама