Кто стал «человеком года»

Уходящий год запомнится продвижением в расследовании подозрений против главы правительства Биньямина Нетаниягу. В прошлом сторонники высокопоставленных подозреваемых (Ариэля Шарона или Эхуда Ольмерта) обычно говорили, что лидера просто преследуют. Сторонники Нетаниягу вместо того, чтобы отвергнуть критику под предлогом того, что она ошибочна, говорят: «Ну и что?». Это – плохая защита, она попахивает культом личности.

Нетаниягу воспользовался продлением расследования, чтобы настраивать избирателей против правоохранительных органов. И кое-кто из высокопоставленных руководителей государства выступил против БАГАЦа, прокуратуры и полиции. Эти люди также выдвинули странные идеи об освобождении Нетаниягу от подчинения закону.

В этих условиях генинспектор полиции Рони Альшейх и юридический советник правительства Авихай Мандельблит достойны звания «Человек года».

Генинспектор полиции, конечно,  совершал ошибки, хотя действовал прямо и честно, а премьер копал под Альшейха. Раньше было принято продлевать срок на посту генинспектора, но срок Альшейха вряд ли будет продлен, потому что премьер ненавидит его и боится. Возможно, Альшейх должен был пойти на компромисс в отношении честности расследований, но он этого не сделал. Из своего кабинета в штабе полиции он видел много плохого, поэтому сказал своим знакомым, что никогда не присоединится к партии, которая проводит праймериз.

На практике уход в отставку генинспектора не принесет пользы премьеру. Альшейх уйдет после того, как передаст все материалы расследований юридическому советнику правительства. Он не раз говорил приближенным: не завидую Мандельблиту в связи с решениями, которые он должен принять.

Юристы, политики и журналисты, которые занимались предыдущими делами подозреваемых лидеров, разделились во мнениях. Многие считают, что Мандельблит устроил волокиту, чтобы не привлекать премьера к суду. Возможно, так и есть, но юридический советник еще не в полной мере использовал предоставленный ему кредит и  не приблизился к красной черте.

К Мандельблиту есть вопросы. Он с самого начала признал невиновность фигурантов дела о покупке подлодок в Германии. Он  воздержался от допроса Нетаниягу под присягой относительно подозрительного поведения премьера: почему тот скрыл от бывшего министра обороны Моше Яалона и от ЦАХАЛа, что позволил германской верфи модернизировать подводные лодки, предназначенные для Египта? Отчего Нетаниягу утверждал, будто не знал, что его родственник Давид Шимрон участвовал в переговорах?

С другой стороны, в решении Мандельблита объединить дела «1000», «2000» и «4000» есть логика. Юридический советник работает в окружении людей, заслуживающих доверия, в том числе прокурора Тель-Авива Леи Бен-Ари. Расследования ведутся долго, но Мандельблит, Бен-Ари и Альшейх должны установить истину, не сглаживая углов.

У юридического советника есть право бороться с жесткими законодательными инициативами министра юстиции Айелет Шакед, Ярива Левина и радикально настроенных депутатов кнессета от коалиции. Его докторат рассматривает ущерб, причиненный подобным законодательством Израилю за рубежом, и он считает, что внутренняя травма, вызванная давлением на меньшинства, еще больше.

Возможно, в будущем окажется, что юридический советник воспринимается народом, как иностранец. Но сегодня у него все еще есть кредит доверия и возможность работать в собственном темпе.

Дан Маргалит, «ХаАрец», Д.Н.

На фото: Авихай Мандельблит, Рони Альшейх. Фото: Оливье Фитуси, Моти Мильрод. Коллаж: «Детали».

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend