Перед генпрокурором – пять обманов

1. Около десяти продолжалось выступление главы правительства Биньямина Нетаниягу перед телекамерами, но на этот раз он читал каждое слово из подготовленного заранее текста, и во время чтения иногда смотрел в камеру. Это был не обычный текст, а четкая формулировка, подготовленная адвокатами.

Идея Нетаниягу была проста: все, что он делал – на благо государства. Поэтому он вернулся на 45 лет назад, к захвату самолета «Сабена», чтобы показать, что все его действия направлены на обеспечение безопасности государства.

А как насчет массивной причастности Нетаниягу к регуляторным решениям в пользу миллиардеров, вовлеченных в медиа-бизнес? И тайных бесед с издателем «Йедиот ахронот» Арноном (Нони) Мозесом, который до недавнего времени был самым влиятельным политическим игроком в Израиле? Нетаниягу пытается убедить нас, что все это также делалось для безопасности государства и на благо граждан Израиля.

Контакты с Мозесом – часть коррумпированного поведения Нетаниягу накануне выборов, и особенно после них, в его отношениях с магнатами и владельцами основных СМИ. Все открытые факты и доказательства, выявленные Управлением ценных бумаг в ходе расследования дела компании «Безек» летом 2017 года, свидетельствуют о том, что Нетаниягу полностью перенял метод, от которого сам предостерегал в марте 2014 года. Он обнаружил огромную зависимость владельца контрольного пакета акций компании «Безек» Шауля Аловича от регулирования на рынке связи, подружился с ним и получил услуги коррумпированной прессы от портала «Уалла», расположенного в нижней части пирамиды, выстроенной Аловичем.

2. Сделка о взятке между Нетаниягу и Мозесом, известная как «дело 2000», является не только самой коррумпированной историей, к которой причастны двое самых влиятельных и сильных людей Израиля, но и редкой возможностью увидеть способы функционирования экономической политики и СМИ в Израиле, а также связь между капиталом, властью и газетой. Это первый случай, когда у общественности есть возможность получить реальную картину, которую экономические, политические и медиа-элиты в Израиле заинтересованы скрыть от нее.

Сочетание краха магнатов с разоблачением истории о покупке регуляции компании «Безек» и «делом 2000», вскрывает ложь «свободного рынка». Свободный рынок, возможно, есть в конкуренции двух киосков по продаже фалафеля (там также требуется лицензия). Однако чем крупнее бизнес, тем больше его зависимость от правил игры, законов, постановлений и регуляции. Все крупные бизнесмены, которые потерпели крах в последние годы, главным образом, проиграли в игре с покупкой регуляции – в результате  публикаций в СМИ и общественного протеста. Выжили те, кто все еще контролируют регуляцию.

Время для обнародования лжи на «свободном рынке» имеет решающее значение, поскольку в последние годы в Израиле появились люди (представителем которых стала молодая и амбициозная министр юстиции Айелет Шакед), призывающие к ликвидации регулирования во имя плода их воображения под названием «свободный рынок».

Нет экономики без законов и регулирования. Основы делового мира, предпринимательства и творчества базируются на договорах, правах собственности и рынках капитала, которые не могут существовать без законов и правил. Законы и положения будут всегда, по определению, и единственный вопрос заключается в том, будут ли они написаны и соблюдены таким образом, чтобы служить общественности, либо Тшуве, Фишману, Данкнеру, Аловичу и Мозесу, а также тем, кто придет после них.

3. Третья обнаруженная ложь – это роль СМИ в коррупционной структуре политической и деловой элиты. Большая часть телеканалов и газет – от «Исраэль ха-йом» до «Йедиот ахронот»  – пытались преуменьшить значение и похоронить «дело 2000». И понятно, почему: журналисты хотят убедить публику, что во всем виноваты только коррумпированные политики и коррумпированные бизнесмены. «Дело 2000» показывает третью грань, без которой две первые не могут существовать – коррумпированные журналисты.

Дополнительным способом понять, что «дело 2000» затрагивает корни коррупции элиты в Израиле, является абсолютное молчание в политической системе. Из 120 депутатов кнессета, возможно, лишь пять человек сочли необходимым интенсивно заниматься «делом 2000». Интерес депутатов кнессета от коалиции, на первый взгляд, понятен – они защищают главу правительства. Но почему молчит оппозиция? Ведь, казалось бы, речь идет о прекрасной возможности ослабить главу правительства. Ответ прост: в лучшем случае они хотят удобного освещения событий на портале Ynet, а в худшем – опасаются того, что сами станут мишенью для газетных «ликвидаторов».

4. «Дело 2000» острейшим образом раскрывает ложную идеологию – четвертую ложь. Для того, чтобы скрыть свои экономические и личные интересы, журналисты на протяжении последнего десятилетия объясняли защиту или нападки на политиков идеологией: это принесет мир, это обеспечит безопасность, это освободит территории, это сохранит поселенческую деятельность. Израильская публика, разделенная на племена и нуждающаяся в простой истории, с энтузиазмом воспринимает эту идею. Газеты она делит на правые и левые или те, которые выступают за Биби и против Биби.

«Дело 2000», история с компанией «Безек», а ранее – банкротство Элиэзера Фишмана (газета «Глобс») и Нохи Данкнера («Маарив») могут помочь нам, наконец, избавиться от этой легенды. Идеологические СМИ, как и идеологическая политика, конечно, существуют, но, главным образом, на обочине – в центре бродят стада больших и маленьких носорогов, чьи боссы используют мифы об идеологии для продвижения своего бизнеса или бизнеса своих партнеров, которые их финансируют и рекламируют.

5. Мозес подробно рассказал Нетаниягу, как он намерен «сдвинуть корабль»  – сообщить  редакторам и журналистам «Йедиот ахронот», что на встрече «глав семей» (Нетаниягу и Мозеса) было принято решение возобновить сотрудничество – то есть, обмануть общественность. Он также напомнил Нетаниягу, что за последние 20 лет они успешно обманывали общественность четыре раза и оба на этом выиграли. «Мы уже это делали, –  сказал Мозес Нетаниягу. – Это наша четвертая избирательная кампания: 1996, 1999, 2009 и сейчас».

Нетаниягу не выразил никакого изумления по поводу заявления Мозеса, что он может «сдвинуть корабль» одним нажатием кнопки, то есть дать указание 1000 журналистов обслуживать главу правительства после нескольких лет агрессивных нападок на него, поскольку он, как и Мозес, хорошо знаком с журналистской культурой и нормами.

Или, как написал журналист Узи Бензиман на интернет-сайте «Седьмой глаз»: «В глазах Мозеса, журналисты, работающие в группе «Йедиот ахронот» (за исключением двух, чьи имена он назвал – Нахум Барнеа и Сима Кадмон), не являются независимыми людьми со своей позицией, честностью и мировоззрением, а, скорее, сворой ручных щенков, полностью преданных своему хозяину. Известные журналисты, комментаторы и обозреватели, которые пользуются значительным уважением общественности, представляют собой ни что иное, как временных наемных работников, которые движутся по схеме, прочерченной издателем. Такими видит Мозес подавляющее большинство своих журналистов и возможность ими управлять. И публикация этих слов полицией перечеркивает их профессиональный авторитет и способность продолжать оставаться достоверными и надежными посредниками в освещении действительности».

Гай Рольник, «TheMarker», Ш.Ш.

 На фото: юридический советник правительства Авихай Мандельблит. Фото: Оливье Фитуси.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend