Ломать – не строить

С 2013 года в Негеве удалось разрушить около 6 тысяч незаконных построек. Но все равно темпы сноса не поспевают за темпами роста нелегального строительства. В интервью «Деталям» адвокат Шхади Абу-Бари предположил, что жесткая политика властей не решит проблем, которые накопились еще с момента создания государства.

Межминистерская комиссия, которая занимается решением проблем бедуинского сектора, постановила усилить подразделения полиции и увеличить число инспекторов, борющихся с нелегальным строительством на юге страны. Будут немедленно прибавлены еще 100 полицейских к подразделению «Яхав», сопровождающему снос нелегальных зданий, а через год их число увеличится еще на сто человек. Земельному управлению Израиля также прибавят еще 10 инспекторов, что, наряду с принятыми ранее мерами, утроит число инспекторов в Негеве — с 17 до 50 человек.

Речь идет о реализации программы по контролю за соблюдением закона, которая была заморожена после отмены закона Бегина в 2014 году. Число нелегальных построек, которые удалось разрушить с 2013 года, достигло уже 6 тысяч. А за один только 2017 год 4830 полицейских участвовали в реализации 295 ордеров на снос нелегальных построек. Сотрудники подразделения «Яхав» охраняли снос 610 построек, и 1536 строений были разрушены самостоятельно, их же владельцами.

В то же время правительство планирует потратить 3 млрд. шекелей за 5 лет на решение социальных проблем бедуинского сектора, развитие его системы образования и инфраструктурных проектов. Министры считают, что данные шаги приведут к усилению контроля за соблюдением законности в Негеве. Бедуины этого оптимизма не разделяют.

— Мы говорим о планах, которые существовали еще с 1948 года. Некоторые планы сохранялись в тайне, другие были известны; кто-то об этом говорил, кто-то нет, но цель была одна — очистить Негев от бедуинов, — говорит адвокат Шхади Абу-Бари. — В конце 40-х и начале 50-х годов происходило массовое изгнание бедуинов из Негева, в итоге их осталось всего 10 процентов — но и тех оставили на определенных условиях. То есть, их изгнали из западного Негева, с территорий, расположенных к западу от Беэр-Шевы, и сконцентрировали к востоку от города.

Причина была понятна: земля в западном Негеве лучше. Бедуинов отправили кого в Иорданию, кого в Синай, а оставшиеся 10 процентов остались между Димоной, Арадом и Беэр-Шевой. Было очень тяжело: ни воды, ни сельского хозяйства, некоторые умерли. Была создана даже комиссия ООН, которая назвала ситуацию катастрофической.

С того времени эти люди требуют определить статус земель, с которых их изгнали. В 50-е годы им пообещали, что они останутся на землях к востоку от Беэр-Шевы, и никто их не сдвинет оттуда. Однако сейчас ситуация продолжает ухудшаться, поскольку государство заявляет, что расселение бедуинов между Димоной, Беэр-Шевой и Арадом его тоже не устраивает, а всех нужно сконцентрировать в своего рода «спальных районах», таких, как Раат, Тель-Шева и им подобных, а другие территории освободить.

— Чем плоха жизнь в Раате и Тель-Шеве?

— В этих населенных пунктах можно только спать. Их создание не решает проблем, связанных с земельными исками, получением компенсаций или приобретением альтернативных земельных участков. К тому же участков не хватает и самим жителям Раата — а в их город хотят заселить еще людей, извне. Поэтому бедуины просят, чтобы в этом вопросе к ним применяли ту же схему, что и к евреям: чтобы там, где проживают 400-500 человек, создавались населенные пункты, а не пытались переселить их в другое место.

Возьмем, к примеру, Ум эль-Хирам. Жителям этой деревни принадлежали тысячи дунамов земли возле кибуца Шуваль. Теперь жители кибуца занимаются на ней сельским хозяйством. В 50-е годы бедуинов выселили, а теперь им говорят: «Давайте, переселяйтесь в деревню Хура, а на месте Ум эль-Хирама мы построим еврейский поселок». Это называется расизмом. Зачем выселять одних людей, чтобы потом на том же месте строить населенный пункт для других? Для чего строить еврейский поселок именно на развалинах этой деревни? В Негеве же полно места!

— Но ведь условия жизни в бедуинских поселках просто ужасны?

— Не потому, что люди хотят так жить, — а потому, что эти деревни живут в условиях правительственной блокады. Их обкладывают со всех сторон, пытаясь выдавить жителей. Воду и электричество не подключают, дороги не прокладывают, школы строить не дают. У нас 4000 детей без детских садов.

Все делается для того, чтобы жителям просто надоело так жить, чтобы они решили уехать. Люди живут в этих поселках с начала 50-х годов, неужели за это время нельзя было проложить водопровод, построить дорогу? Такие условия создаются специально! Жителям говорят: вода у вас будет в другом месте, а здесь вы останетесь бедными и больными. В этом все дело.

Фото: Илан Асаяг

Были, например, случаи, когда люди жили в приемлемых условиях — но рядом построили химические предприятия. Я говорю о Вади Наим. Этот поселок существует с начала пятидесятых. Через 40 лет рядом с ними построили завод (предприятия промзоны Рамат-Ховав) и сказали: вы умрете от рака, вам нужно бежать! Вместо того, чтобы найти предприятию другое место изначально, жителям теперь советуют уезжать, потому что, якобы, заботятся об их здоровье. А в том поселке, между прочим, живут около 10 тысяч человек!

— Однако власти жалуются на то, что во многих случаях местное население отказывается сотрудничать. Семьи тянут время, соглашения не подписывают в надежде на то, что в будущем им предложат что-то лучшее…

— Соглашения, которые предлагает государство, просто смешны. Скажем, у человека было несколько сотен дунамов земли. Он жил там, у него были лошади, овцы, верблюды, он занимался сельским хозяйством. Теперь ему говорят: мы предлагаем тебе участок площадью в 300-400 метров, делай там, что хочешь. То есть его не только разрушают экономически и лишают корней, но и взамен той земли, с которой его изгоняют, он не получит ничего! По сути, ему говорят: сейчас ты будешь беженцем, который никакого отношения к земле не имеет.

Что такое «соблюдение закона» с точки зрения государства? Десятки подзаконных актов дают государство право на принятие административных мер, без суда. Просто приходят и разрушают дома. А если гражданин хочет идти в суд, то его ограничивают недельным сроком, к тому же он должен найти десятки тысяч шекелей на оплату адвоката.

Эти люди десятки лет видят от государства только сплошные наказания и жестокость. Хотя проблема имеет простое решение: нужно установить единые стандарты для евреев и арабов.

Олег Линский, «Детали». Фото: Гиль Коэн Маген

тэги

Реклама





Send this to a friend