Лоббисты для олигарха

Весной этого года английский лорд, обладающий обширными связями в правящей Консервативной партии и пользующийся добропорядочной репутацией защитника окружающей среды, прибыл в Вашингтон с сомнительной миссией: спасти бизнес-империю Олега Дерипаски, одного из самых печально известных олигархов России.

У Дерипаски были серьезные проблемы. В апреле администрация Трампа объявила о санкциях против олигархов, близких к президенту Путину, и их компаний. Это стало наказанием за вмешательство России в президентские выборы 2016 года в США и другие враждебные действия. После чего Дерипаска — миллиардер, контролирующий вторую по величине в мире алюминиевую компанию — пустил в ход мощные инструменты влияния в попытке отменить санкции против своих компаний, прежде чем они вступят в силу в полном объеме.

Историю этой борьбы, развернувшейся на двух континентах, рассказала газета The New York Times, отметив, что официальные лица США подозревают Дерипаску в связях с российской организованной преступностью.

«Он потратил два десятилетия, чтобы завоевать уважение Запада. Лондон его принял; Вашингтон, скорее — нет. Президентские администрации одна за другой ограничивали его возможность въезда в страну. Даже Путин, лично ходатайствовавший за него перед президентами Джорджем Бушем и Бараком Обамой, не смог ему помочь», — пишут в NYT Эндрю Хиггинс и Кеннет Вогель.

Деньги решают все?

Нынешняя кампания в поддержку Дерипаски пришлась на особо чувствительный политический момент, когда специальный прокурор Роберт Мюллер ведет расследование вмешательства России в президентские выборы 2016 года. Сейчас любой шаг администрации, который может рассматриваться как благоприятный для могущественного россиянина, обязательно привлечет к себе внимание. Но даже несмотря на это фирмы Дерипаски добились от министерства финансов США отсрочки нескольких санкций против принадлежащего олигарху холдинга EN + и алюминиевого гиганта «Русал».

Последний срок принятия решения по санкциям — 12 декабря. И вот министр финансов Стивен Мнучин уже сообщил, что готов рассмотреть план, по которому Дерипаска сократит свою долю в компаниях в обмен на отмену деловых санкций. Кроме того, Дерипаска добивается снятия с него личных санкций – чтобы устранить барьеры, не позволяющие ему вести бизнес в Соединенных Штатах, и добраться до миллиардов, которые он может получить от продажи долей в своих компаниях.

«Олег Дерипаска лучше, чем большинство российских олигархов, понимает, каким образом можно за деньги купить влияние в Вашингтоне, — считает Майкл Р. Карпентер, который занимал во времена Обамы пост в Совете национальной безопасности. — Похоже, что теперь он использует эти знания, чтобы спасти себя».

В связи с этим авторы статьи в NYT отмечают самый важный, общий аспект этой частной истории:

«Эффективные операции по оказанию влияния высвечивают одну из самых быстрорастущих форм лоббирования: оказание помощи богатым зарубежным заинтересованным лицам в манипулировании санкциями, тарифами и другими инструментами, которые Трамп использует против иностранных правительств, отдельных лиц и отраслей.

Британский эмиссар компаний Дерипаски, лорд Баркер — протеже бывшего премьер-министра Великобритании Дэйвида Кэмерона. Он был назначен в прошлом году председателем EN+. В продвижение интересов Дерипаски оказались вовлечены лоббисты, юридические фирмы, эксперты по связям с общественностью, бывший американский сенатор и бывший чиновник, участвовавший в избирательной кампании Трампа, со связями в минфине и Белом доме. Даже ряд иностранных послов, аккредитованных в США, получили обращения с просьбой написать письма, направленные против санкций.

Лорд Баркер и его команда, бьющиеся за отмену санкций против EN+ и «Русал», утверждают, что принятие санкций приведет к дестабилизации мировых рынков металлов, нанесет урон американским производителям и сыграет на руку Китаю. Согласно их предложению, которое именуется «планом Баркера», Дерипаска продаст свою долю в уставном капитале холдинга EN+ до уровня ниже 50 процентов и отойдет от управления EN+ и «Русал».

Но насколько можно верить, что российский олигарх, который десятилетиями строил свою глобальную империю, откажется от контроля над ней? И как потом проверить, что это действительно произошло? Причем все это происходит на фоне непрерывных обвинений в том, что он – не независимый магнат, а агент Кремля?

Далее Эндрю Хиггинс и Кеннет Вогель пишут:

«Отслеживая деятельность Дерипаски на двух континентах, можно видеть, как богатейшие люди мира, отстаивая свои интересы, выстраивают сложные операции, затрагивающие самые высокие эшелоны власти. Зачастую их методы совершенно непрозрачны, и узнать о происходящем можно только от осведомленных лиц, готовых поделиться информацией.

«Существует понимание – и заграницей, и в самом Вашингтоне — что в этом городе влияние покупают за деньги, а не завоевывают правильными заявлениями и правильными делами, — заявил Питер Харрелл, работавший во времена администрации Обамы в госдепартаменте над вопросами наложения санкций. — Это понимание окончательно выкристаллизуется, когда подвергнутая санкциям компания сможет добиться с помощью лоббирования, чтобы ее вычеркнули из списка. Если Дерипаска понесет серьезные потери, это будет свидетельствовать об успехе санкций. Если же он отделается символическим наказанием — это станет серьезным ударом по эффективности санкций, которые вводят США.

Олигарх в Лондоне

Сомнительная репутация Дерипаски в значительной степени — следствие его величайшего триумфа: в 90-е годы он одолел соперников в жестокой и кровопролитной борьбе за возможность контролировать бывшие государственные активы СССР.

«Там происходило так много убийств, что я отказался связываться с этим бизнесом», вспроминает Михаил Ходорковский. В 90-е годы он запрещал своим коллегам по бизнесу производить сделки в сфере металлургической промышленности. — «Я говорил им: «Не лезь туда, ты мне нужен живой».

А Дерипаска стал миллиардером, но за ним закрепился образ человека безжалостного — особенно после того, как в результате судебных разбирательств в Лондоне и США прозвучали обвинения в краже, запугивании, взяточничестве и даже в убийстве российского банкира в 1995 году. Правда, ни одно из обвинений не было подкреплено доказательствами.

В жалобе, поданной на него в штате Делавар, утверждалось, что Дерипаска был членом преступной группировки, которая в конце 1990-х захватила контроль над железорудным горно-обогатительным комбинатом на Урале. Предыдущий директор утверждал, что на встрече, в которой участвовал Дерипаска, присутствовали глава мафии и еще пять вооруженных бандитов, ему было приказано передать Дерипаске мажоритарную долю акций — или «живым ты отсюда не выйдешь». Но дело было отклонено, а адвокаты Дерипаски регулярно отвечали встречными исками, в которых утверждалось, что те, кто обвиняют Дерипаску, сами – отъявленные мошенники, и верить им нельзя. В 2017 году лондонский арбитражный суд постановил, что олигарх должен заплатить штраф 95 млн. долларов за то, что сознательно лгал суду, когда выяснилось, что он «оказывал давление» на своего бывшего партнера по московскому бизнесу.

В 2000-е он приобрел металлургический комбинат в Черногории, алюминиевый завод в Ирландии и бокситовые рудники в Африке, а затем обратил взор на Лондон, который тем временем превращался в набитый деньгами центр международного бизнеса и социальной элиты.

Дерипаска купил шестиэтажный особняк на площади Белгрейв и загородный дом в Суррее, и стал заводить связи. Подружился с финансистом Натаниэлем Ротшильдом, чей отец был английким лордом, через него познакомился с политиком из консервативной партии Джорджем Осборном — будущим министром финансов Великобритании, а также с лордом Питером Мандельсоном, крупной фигурой в Лейбористской партии.

Британские СМИ выяснили, что в 2005 году олигарх доставил Ротшильда и лорда Мандельсона на своем частном самолете на прогулку по Сибири. В то время лорд Мандельсон был торговым представителем Европейского союза, и в этом качестве курировал снижение тарифов на импорт алюминия из России в соответствии с запросом Польши и других членов блока (правда, комиссия ЕС подтвердила, что лично Мандельсон в этот вопрос не вмешивался). Для «Русала» это была большая удача.

Осборн, лорд Мандельсон и Эндрю Фельдман – сборщик пожертвований в пользу фонда Консервативной партии – гостили и на яхте олигарха. Потом все отрицали, что их отношения были чем-то большим, чем дружба.

Лоббисты в Вашингтоне: борьба за визу

Прием в Вашингтоне оказался куда более прохладным – несмотря на связи Дерипаски с Alcoa, шестым по величине производителем алюминия в мире. Госдепартамент, обеспокоенный связями Дерипаски с российской организованной преступностью, на протяжении нескольких лет накладывал ограничения на его въезд в США. Но он все равно смог побывать в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и на Гавайях — как говорят люди, знакомые с маршрутами его разъездов. А в 2005 году Дерипаска нанял Боба Доула, бывшего кандидата в президенты от Республиканской партии, переключившегося на лоббирование. И получил многократную американскую визу.

Согласно отчету, представленному компанией Доула Alston & Bird, она получила от Дерипаски предварительный гонорар в размере 300 тысяч долларов, за которым в ближайшие годы должны последовать дополнительные выплаты в сумме не менее 270 тысяч долларов. Правда, радость была недолгой: вскоре по требованию ФБР виза была аннулирована.

Тогда Дерипаска нанял Пола Манафорта и в 2006 году подписал с его фирмой контракт на 10 млн. долларов в год за предоставление консультационных услуг. Один из сотрудников Манафорта просил администрацию президента Джорджа У. Буша пересмотреть решение об отмене визы — но не преуспел. Также Манафорт и его тогдашний партнер Рик Дэйвис в 2006 году организовали в кулуарах форума в Давосе встречу Дерипаски с сенатором Джоном Маккейном, республиканцем из Аризоны. Нет никаких доказательств того, что встреча состоялась, однако она негативно повлияла на кампанию, которую вел Маккейн. В конце концов, Дерипаска уволил Манафорта и его партнера. Позже, в результате разногласий по совместной сделке в сфере телекоммуникации, он подал на них в суд.

В 2008 году, за несколько месяцев до выборов Барака Обамы, Дерипаска обратился к Адаму Уолдману, лоббисту со связями в кругах Демократической партии, который при президенте Билле Клинтоне работал в министерстве юстиции. За 40 тысяч долларов в месяц Уолдман помогал олигарху уладить его визовые проблемы, а также занимался вопросами его бизнеса – в том числе переговорами по торговле алюминием. Уолдман, по словам осведомленных источников, организовал и встречу Дерипаски с Джорджем Соросом, щедро жертвовавшим демократам, чтобы обсудить усилия по борьбе с коррупцией в горнодобывающей промышленности в Гвинее, где «Русал» является важным игроком.

«Его не нужно было представлять другим капитанам промышленности и филантропам. Они выстраивались в очередь, чтобы познакомиться с ним, — сказал Уолдман. — «Только в правительстве США у некоторых были с ним проблемы, но прямо они ничего не заявляли, только намекали в утечках».

Империя в беде

Затяжная борьба Дерипаски за возможность беспрепятственно ездить в Соединенные Штаты стоила ему времени и денег. В январе 2010 года обремененный долгами Дерипаска добыл деньги для своих кредиторов, зарегистрировав свою алюминиевую компанию «Русал» на гонконгской фондовой бирже. Он ввел своего старого лондонского друга Ротшильда в состав международного консультативного совета компании.

Но ему еще предстояло погасить корпоративный кредит в размере 942 млн. долларов, взятый в ВТБ — близком к Путину российском банке, находящимся под американскими санкциями. Для этого Дерипаска решил выставить на рынке небольшую часть своей 96-процентной доли в компании EN+, которая контролировала «Русал», зарегистрировав ее в ноябре 2017 года на лондонской бирже.

Однако потенциальные инвесторы на первых порах энтузиазма не проявляли. За Дерипаской тянулся хвост обвинений в разрушении окружающей среды и непорядочности по отношению к партнерам. В проспекте компании на 37 страницах мелким шрифтом перечисляются «факторы риска».

И снова Дерипаска обратился к лоббистам.

EN+ наняла лондонскую PR-компанию под руководством Роланда Радда, чья сестра, Амбер Радд, занимала в то время пост министра внутренних дел Великобритании. А Дерипаска обратился к консультационной фирме, принадлежавшей лорду Мандельсону, и нанял крупные международные банки для организации эмиссии ценных бумаг. А EN+ всего за несколько недель до размещения акций обзавелась новым председателем. Как уже говорилось, им стал лорд Баркер, бывший министр энергетики. И люди вновь увидели в этом готовность ряда выдающихся британцев «одолжить» свои имена и связи запятнанной скандалами российской элите.

До того, как в начале 2000-х лорд Баркер подался в политику, он работал в Москве, где возглавлял отдел по инвестиционным вопросам в российской нефтяной компании «Сибнефть». Работа лорда Баркера заключалась в том, чтобы убеждать инвесторов и журналистов, нередко скептически настроенных, что «Сибнефть» отбросила свое темное прошлое, заключавшееся в фальсифицированных приватизационных сделках, и порвала с манерами своих основателей — олигархов.

Когда лорд Баркер возглавил EN+, дела на лондонской бирже пошли успешно. Дерипаска получил от продажи акций около 1,5 млрд. долларов и смог погасить долг ВТБ. Но в апреле Вашингтон объявил о санкциях, которые Дерипаска в своем заявлении назвал «необоснованным, смехотворными и абсурдными», и мировой алюминиевый рынок тряхнуло. Акции EN+ на лондонской бирже вошли в крутое пике и компания быстро потеряла более половины своей стоимости.

Санкции привели и к массовому уходу советников. В Лондоне PR-компания Радда, равно как и консультационная фирма лорда Мандельсона, покинули Дерипаску. Банки Citigroup и Credit Suisse, которые EN+ назвала в январе своими «корпоративными брокерами», быстро разорвали с ним отношения. Уолдман в Вашингтоне прекратил представлять интересы Дерипаски и компании «Русал».

Производители опасались серьезных перебоев в поставках алюминия. Лорду Баркеру пришлось спасать компанию, со структурой которой он только что ознакомился. В последние месяцы лорд Баркер лоббировал ирландского министра по вопросам бизнеса, пытаясь оказать давление на министерство финансов с целью смягчения санкций. Он побывал в Москве и на Кипре, и начал нанимать в Вашингтоне лоббистов и адвокатов для продвижения плана, носящего его имя.

Суть «плана Баркера» — никем пока еще не доказанное утверждение, будто Дерипаска действительно намерен продать свою долю акций и отстраниться от своей империи.

Юридические и лоббистские группы, работающие на компании Дерипаски, предложили предпринять различные меры, цель которых — заверить правительство США в том, что он действительно это сделает, и не сразу выиграет от ожидаемого возвращения цен к прежнему уровню в результате отмены корпоративных санкций: доходы от продажи акций Дерипаски будут депонированы на специально открытом для этого счету, и олигарх будет лишен доступа к деньгам до тех пор, пока не выполнит ряд определенных условий и не будет освобожден из-под индивидуальных санкций.

Лорд Баркер «хочет спасти Дерипаску, избавившись от Дерипаски», — сказал по этому поводу Дэйвид Раффли, бывший член парламента и старый друг лорда Баркера.

Лоббисты в Вашингтоне: избавление от санкций

В Вашингтоне лорд Баркер обратился к PR-компании «Меркюри». Спустя всего несколько недель после введения санкций Брайан Ланца, в прошлом политтехнолог, работавший на избирательной кампании Трампа, связался с высшими должностными лицами в министерстве финансов, госдепартаменте и Белом доме.

В тот момент «Меркюри» находилась в заключительной стадии подписания контракта на сумму 108,500 долларов в месяц, чтобы представлять совет директоров EN+. С тех пор, согласно отчетам лоббистов, Ланца был поглощен рассылкой СМС и мейлов, телефонными звонками, а порой и встречами с влиятельными фигурами в Белом доме, включая Джастина Кларка — директора Управления по связям с общественностью, и Мерседес Шлапп, директора по стратегическим связям. В госдепартаменте и министерстве финансов Ланца и его сотрудники из «Меркюри» переписывались или встречались с должностными лицами, участвующими в наложении санкций – в их числе Дэйвид Мейл, исполняющий обязанности заместителя помощника госсекретаря по надзору за санкциями, и Сет Бридж, главный советник министерства финансов по политике наложения санкций.

По данным осведомленных источников, Ланца говорил с должностными лицами администрации президента о том, что Трамп только выиграет, если санкции вынудят Дерипаску отказаться от контроля над его компаниями, но позволят самим компаниям, которые чрезвычайно важны для глобального алюминиевого рынка, функционировать и дальше.

Совпадение это или нет, но Мнучин делал весьма схожие заявления, свидетельствующие о том, что США, возможно, готовы заключить сделку, которая освободит компании Дерипаски от санкций. Выступая перед журналистами в Белом доме в конце июля, Мнучин сказал, что цель санкций — «измененить поведение олигарха», а не наказать его алюминиевый бизнес.

Пресс-секретарь министерства финансов в реакции NYT опроверг предположение, будто отношение министра Мнучина к вопросу о санкциях сформировалось под влиянием «Меркюри», или что министерство изменило свою позицию.

Как бы то ни было, усилия, вложенные в лоббирование, поражают своим масштабом. Команда лорда Баркера и компании Дерипаски обратились также к трем авторитетным юридическим фирмам с просьбой представлять их интересы в министерстве финансов. Лэтхэм и Уоткинс представляют лорда Баркера; Дентонс ведет переговоры от имени «Русал»; и Стептоу и Джонсон работают на EN+, как сообщают информированные источники.

Другой лоббист «Меркюри», бывший сенатор Дэйвид Виттер из Луизианы, предпринял попытки объединить иностранных послов в Вашингтоне, объясняя им, что санкции, наложенные на бизнес Дерипаски, приведут к нарушению поставок алюминия и в конечном счете повредят промышленности их стран.

Состояние Дерипаски с апреля, в результате резкого падения стоимости акций его компании, упало на 4 млрд. долларов. В данный момент принадлежащая ему и его семье доля EN+ составляет 77 процентов, и пока что они не продали ни одной акции.

Независимо от происходящего, вашингтонские лоббисты зарабатывают деньги. На протяжении последних недель команда Дерипаски обратилась к еще нескольким адвокатам и консультантам по связям с общественностью, предлагая им принять участие в борьбе за отмену личных санкций, наложенных непосредственно на олигарха. Было подчеркнуто, что речь идет о кампании, рассчитанной на длительный срок.

«Детали». М.Р.
Фото: Sergei Karpukhin, Reuters


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend