Ликвидаторы пирамид

«За последние годы мы расследовали деятельность семи компаний, которые незаконно собрали с инвесторов один миллиард шекелей», — заявил начальник следственного отдела Управления ценных бумаг, адвокат Хен Наорен на профессиональной конференции, посвященной аспектам правоприменения на финансовом рынке и расследованиям преступлений в этой сфере.

Главной темой конференции стали трудности и перемены, порождаемые развитием технологий. В ее работе принимали участие следователи УЦБ, которые в последнее время до предела загружены расследованием дела телефонной компании Безек и ее владельца Шауля Аловича. Начальник отдела разведки Отниэль Офек рассказал , что в руки следователей попадает все меньше бумажных документов, собранных во время обыска, и все больше электронных копий документов, хранящихся в компьютерах. «В прошлом по большому делу собирали не меньше 100 тысяч бумаг, они умещались в 100 больших ящиках. Сегодня набирается столько документов, сколько может уместиться в одном мобильном телефоне. Мы копируем из десятков компьютеров десятки миллионов страниц».

Офек рассказал о методах работы следователей. По его словам, они копируют часть компьютерных материалов прямо на месте, а часть копируется в лаборатории и переводится в базу данных Управления. В дальнейшем в отделе разведки проводят обработку и исследование собранных материалов. Дело трансформируется, проходя стадии допросов, получения разведданных, компьютерного поиска. Все эти стадии взаимосвязаны и пополняют друг друга необходимой информацией, уточнил Офек: «Информация, полученная во время допроса, обосновывает поиск в компьютере и ордера, посылаемые затем в банки. Все это очень сложно, и уровень сложности возрастает с каждым днем».

Проблемы, стоящие сегодня перед Управлением, касаются смартфонов, Big Data и облачного хранилища данных («облака»), содержащего миллионы единиц информации. По словам Офека, помимо множества вариаций смартфонов, есть не меньшее количество всевозможных приложений, содержащих колоссальные объемы информацию. «Мы должны знать, как разобраться с той или иной аппликацией. Что же касается смартфонов, то с них нужно не только скопировать всю информацию, но и понять, что там написано, иногда это может занять до полугода. Между компаниями, которые разрабатывают все эти технологические новинки, и теми, кто пытается расшифровать информацию, идет постоянная и бесконечная игра в кошки-мышки».

По словам Офека, следователи даже прибегают к помощи искусственного интеллекта, чтобы справиться с разными проблемами. Одна из них связана с «облаком»: «Когда мы конфискуем у подследственного компьютер, информация находится у нас в руках. Когда же речь идет об облачном хранилище, информацию можно стереть, а доступ к нему получить из любого места. «Облако» порождает и юридические проблемы, связанные с территорией, с вопросом, кто владелец «облака» и какой стране принадлежит территория, где оно находится.

Адвокат Хен Наорен, начальник следственного отдела, посвятил свое выступление проблемам, связанным с расследованием деятельности инвестиционных компаний. Он отметил, что в последнее время значительно выросло число фирм, собирающих деньги у граждан, благодаря общей доступности информации в интернете. В последние годы его отдел вел уголовные или административные дела семи компаний, которые в общей сложности собрали у инвесторов один миллиард шекелей противозаконным образом. Среди них оказались, в том числе, и те, кто занимался откровенным мошенничеством, строя финансовые «пирамиды». Многие из таких компаний пользуются новейшей технологией и юридическими уловками, пряча подлинных хозяев предприятия.

Наорен пояснил, что в прошлом поиск вкладчиков и сбор инвестиций производился с помощью газетных объявлений. Сегодня для этого существуют социальные сети. Ссылки и баннеры размещают чуть ли не на всех существующих сайтах, не говоря об электронном спаме. Как правило, такие компании принимают на работу молодых людей, быстро обучая их правилам сбыта и соблазняя высокими доходом — комиссионными от привлеченных инвестиций.

А что переживают инвесторы? По словам Наорена, это напоминает эксперимент с лягушкой в кипятке: «Если сунуть лягушку в кипяток, она тут же выскочит. Если же положить ее в теплую воду и постепенно ее нагревать, лягушка останется в воде». Именно так и действуют сегодня пирамиды: «Сначала они создают у инвесторов теплое и приятное ощущение, показывают статистику успеха, и лишь когда вода закипает, раскрывают настоящую картину. До точки кипения мы не получаем жалоб. Часть инвесторов даже бывает удивлена, когда мы начинаем их допрашивать, потому что они получили свои деньги. Они только не понимают, что эти деньги вложил другой инвестор, всего лишь днем ранее». Но затем следователи оказываются перед инвестором, который потерял все свои сбережения: «Здесь перед нами стоит сложнейшая задача. Мы имеем дело с людьми, не понимающими, что их обманули. Их переполняет стыд и вина за то, что они втянули в это дело родственников. Мы стараемся найти таких инвесторов, обращаемся к ним с помощью стандартных анкет».

Перед собравшимися выступил также председатель Управления ценных бумаг, профессор Шмуэль Хаузер. «Я хочу сказать, что, когда дело доходит до расследования деятельности очень влиятельных компаний, меня иногда спрашивают, не оказывают ли на меня давление в начале или по ходу следствия. Мой ответ — нет, на меня никогда не пытались давить и не оказывали никакого политического давления, ни по одному из дел», – заявил он.

Ясмин Гуэта, Шели Эпельберг, TheMarker Фото: Офер Вакнин. На фото: проф. Шмуэль Хаузер

Размер шрифта

A A A

Реклама