Станет ли «Исламский джихад» бороться с ХАМАСом

«Исламский джихад» взвешивает возможность ответить Израилю за смерть одного из своих главарей. Он погиб в обрушившемся тоннеле, после чего лидер этой группировки Мухаммед аль-Хинди заявил, что «режим прекращения огня с Израилем больше не действует».

Но силен ли «Исламский джихад» настолько, чтобы оспаривать влияние ХАМАСа в секторе Газа? И располагает ли реальными возможностями для атаки на Израиль?

— Чтобы понять, действительно ли «Исламский джихад» конкурирует с ХАМАСом, давайте посмотрим на фотографии, которые появились в соцсетях на страницах разных членов обоих движений, — предложила «Деталям» арабист Дина Лиснянская из Бар-Иланского университета.- На этих страницах было опубликовано несколько фотографий, где можно увидеть рядом людей с эмблемами «Исламского джихада» и военного крыла ХАМАСа — «Бригад Аззадин аль-Кассам». Эти фотографии опубликованы уже после взрыва в туннеле и однозначно свидетельствуют, что в своей тактике и целях борьбы против Государства Израиль обе организации едины. Поэтому говорить сейчас, что «Исламский джихад» является каким-то серьезным конкурентом ХАМАСу, наверное, не приходится — сейчас их более, чем когда-либо, объединяет общая цель.

— Может ли уничтожение туннеля и гибель террористов сорвать процесс примирения между ФАТХом и ХАМАСом, и как к нему относится «Исламский джихад»?

— Казалось бы, «Исламский джихад» должен играть свою независимую партию и резко возражать против примирения. Но и до того, как был взорван туннель, главарь ХАМАСа в Газе Ихье Синуар заявил, что, несмотря на соглашение с ФАТХом, их утверждение о незаконности Израиля остается в силе, и война против Израиля будет продолжаться. Тут интересно, что буквально на следующий день после этого выступления, которое транслировалось и по телеканалу ХАМАСа, высказались и лидеры «Бригад аль-Кассам», а потом и лидеры «Исламского джихада». Они заявили, что любое примирение с ФАТХом произойдет только в том случае, если тот продолжит вооруженное сопротивление Израилю.

— То есть те, кто не верит, что это примирение всерьез и надолго — правы?

— ФАТХ под руководством Абу Мазена вынужден говорить некоторые вещи, с которыми народ в автономии, в принципе, не согласен. Начнем с того, что все это примирение является абсолютной инициативой Египта, а никоим образом не внутренним решением палестинцев. Это — насильно навязанный компромисс. Никто из обеих «примиряющихся» сторон не хочет этого объединения.

Соглашение было заключено, потому что у ХАМАСа просто нет иного выбора, он лишился своей главной поддержки со стороны Ирана. Иран сейчас перебрасывает все ресурсы, выделяемые на помощь своим союзникам, Хизбалле, вкладывает их и в войну в Сирии, и в войну в Йемене, поэтому ХАМАСу мало что достается. И приходится надеяться либо на Саудовскую Аравию, которая пока не рвется помогать, либо на Египет. А Каир согласен помогать ХАМАСу только при условии, что тот объединится с ФАТХом и отдаст бразды правления в Газе правительству национального единства, которое должно быть сформировано до конца ноября. То есть интересы сторон, вроде бы, соблюдены, но единство это липовое, искусственное.

— Как долго оно, в таком случае, продержится?

— Правительство национального единства пытались создать уже много раз. Последний раз, когда оно распалось, народ на последовавших за этим демократических выборах проголосовал за ХАМАС, причем не только в Газе, но по всей Палестинской автономии. То есть все это в итоге привело исключительно к радикализации палестинского общества. Поэтому и сейчас надо смотреть на нынешнюю попытку примирения через призму прошлого. Это объединение имеет шанс на существование только до тех пор, пока оно будет выгодно внешним «игрокам»: Египту и некоторым другим странам, подталкивающих ФАТХ и ХАМАС к объединению.

Лев Малинский, «Детали».

На фото: боевики «Исламского джихада» и ХАМАСа позируют на плакате, распространяемом в соцсетях.

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама