Либерман против Лицмана: кому — призыв, кому — политика

В сентябре истечет срок, отведенный Высшим судом справедливости на выработку новой формулировки нового закона о воинском призыве с целью обеспечить мобилизацию на срочную службу ультраортодоксов.

Практичнее всего в этих обстоятельствах было бы вновь отложить принятие закона, оставив эту заботу следующему правительству. Возможно, БАГАЦ вновь проявил бы гибкость в данном вопросе, в очередной раз перенеся дату рассмотрения (в прошлый раз предполагалось, что закон сформулируют уже в июле 2018 года).

Однако на политическом поле все складывается по-иному: у закона в его новом варианте есть и сторонники, и противники, и определены четкие красные линии, напоминающие дуэльный барьер, между министром обороны Авигдором Либерманом и заместителем министра здравоохранения Яаковом Лицманом. Предполагается, что если в законе останется слово «санкции», это будет означать, что дуэль выиграл Либерман, а если «санкций» не будет – победа за Лицманом.

Напомним, что специальная комиссия, созданная оборонным ведомством, рекомендовала Либерману и начальнику генштаба Гади Айзенкоту применять финансовые санкции к йешивам, которые не обеспечат «призывных квот». Вопрос только в том, насколько серьезными окажутся эти санкции.

Профессор Йедидья Штерн из израильского Института демократии считает, что финансовые санкции лучше уголовных, которые приведут к расколу и волнениям. Да и Высший суд справедливости вряд ли их отменит. Но о персональных штрафных санкциях речь идти не может, потому что не правительству определять, кто более талантлив из йешиботников, а кто – менее.

«Правительство должно оказывать финансовое давление постепенно, ставя перед собой реалистичные цели. Тогда в течение пяти лет можно добиться того, что пятьдесят или шестьдесят процентов йешиботников будут служить в армии», — подчеркнул профессор.

Часть правящей коалиции была бы рада, если бы проблема вообще исчезла; другие, включая партии «Еврейский дом» и «Кулану», наблюдают за происходящим со стороны, пока «солируют» Либерман и Лицман. Даже ШАС и «Еврейство Торы», якобы выступая против закона в его нынешней формулировке, не делают никаких резких заявлений и рассматривают борьбу за ее изменение, как личное дело Лицмана; они считают, что в этом вопросе все решает его духовный покровитель,  гурский ребе.

Предполагалось, что Либерман сдаст свои позиции, когда почувствует, что коалиции угрожает развал. Но он не собирается просто так отказываться от закона, который столь дорог сердцу его электората.

Несмотря на все эти мелкие политические дрязги, сопровождающие продвижение нового закона, правительство, похоже, позабыло, что реальная проблема ультраортодоксального населения не связана с тем, будут ли применяться санкции по отношению к йешивам или нет. Реальная проблема состоит в необходимости сильнее интегрировать ультраортодоксов в израильское общество.

Закон рассматривает не только службу в армии, но и то, каким образом и в каком возрасте ультраортодоксы смогут выйти на рынок труда. Адвокат Гилад Барнеа, принимающий активное участие в лоббировании закона о всеобщем воинском призыве, утверждает, что традиционное возражение духовных лидеров о подрыве статуса их общины и попрании религиозных ценностей давно уже потеряло свою актуальность.

«В последние годы армия предприняла буквально титанические усилия, чтобы помочь религиозным юношам адаптироваться в армейской обстановке. Армия сформировала специальные подразделения только из ультраортодоксов, ввела строгие правила соблюдения кашрута – и все для того, чтобы эти ребята могли спокойно служить, соблюдая все законы и следуя всем традициям», — говорит он.

Хагай Амит, «ХаАрец». М.К. Фото: Оливье Фитуси

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend