Чего стоят обещания Либермана

Через несколько месяцев министру обороны Авигдору Либерману исполнится шестьдесят лет. Сорок лет назад он репатриировался с родителями из Молдавии и, таким образом, провел в Израиле две трети жизни.

Либерман – умный, сильный, осторожный и удачливый политик.

Умный – потому что сумел пережить приязнь и неприязнь Нетаниягу, перешедшую в настоящую вражду, не только оставшись в его правительствах, но и занимая там ключевые посты.

Сильный – потому что сумел пробить «стеклянный потолок» для новых репатриантов, да еще с таким русским акцентом, и ворваться в израильскую политику, в которую он играет лучше, чем в теннис.

Осторожный и удачливый – потому что не лезет на рожон и вовремя чувствует опасность.

Русскоязычные СМИ никогда не позволяли себе ни одного критического слова в адрес Либермана по весьма тривиальной причине – боятся. Поэтому, кроме его личного и умершего сайта «Изрус», который с утра до ночи воспевал достоинства и доблести Либермана, и придворного радио РЭКА, где он позволял себе одергивать журналистов за любой острый вопрос, остальные СМИ были хористами и подпевалами. Не говоря о том, что они единым строем выступили за Либермана, когда он создал свою партию, и призывали читателей-репатриантов голосовать только за нее.

Но это было не сразу. Либерман и Нетаниягу познакомились в 1988 году. Оба были в пиджаках с галстуками и обоим это понравилось. В 1996 году Либерман стал управделами главы правительства Биньямина Нетаниягу.

К тому времени он успел узнать Нетаниягу достаточно хорошо, чтобы уйти от него еще до того, как майской ночью 1999 года народ вышвырнул Нетаниягу с поста главы правительства, не желая больше терпеть его бесхребетность и коррумпированность, что сегодня звучит чуть ли не издевательски.

А Либерман создал партию «Наш дом Израиль» (НДИ). На своих первых выборах в 1999 году она получила четыре мандата, что было совсем неплохим результатом для новичка. Девиз его предвыборной кампании был очень лихим: «С Либерманом – мы, без Либермана – нас!»

Следующие два десятка лет этот девиз проходил проверку от одних выборов к другим восемь раз. У НДИ было семь мандатов, потом – одиннадцать, а на пике – пятнадцать (2009). В те годы Либерман делал упор на радикализм, рассчитывая не только обойти Нетаниягу справа, но и возглавить весь правый лагерь. «Без лояльности нет гражданства!»  – гласил его новый предвыборный лозунг, подразумевая, что все израильские арабы – пятая колонна. Это понравилось сабрам, которые увидели в «сильном русском» альтернативу другим политикам, и стали за него голосовать.

А новым репатриантам очень импонировало, что лидер снова звал их на баррикады. И они повторяли на все лады «только Либерман». Так было на пике. Но от пика до пике – один шаг, и НДИ стала пикировать. На последних выборах она получила шесть мандатов, сегодня у нее осталось пять, и опросы не сулят никаких позитивных перемен.

Интересный парадокс: умный и сильный лидер совершенно не разбирается в людях. Хотя НДИ всегда была партией одного человека без всяких внутренних выборов, список кандидатов в депутаты надо было составлять. И что же оказалось? Что Либерман, которому со школы вбили в голову, что кадры решают все, этого не понял. Из депутатов кнессета от НДИ одна завралась насчет своего образования, другая прилюдно вылила на голову коллеге стакан воды, третий чуть не вызвал дипломатический конфликт из-за Нагорного Карабаха, четвертый сидит в тюрьме, пятая вот-вот сядет…

Сам Либерман чудом уцелел от тюрьмы – после семнадцатилетнего (!) расследования по разным уголовным статьям его дела были закрыты. Он снова показал себя умным, сильным, осторожным и удачливым.

С годами крики «только Либерман» поутихли. А когда иллюзии рассеялись, оказалось, что «наша партия» это – «его партия».

Только ради того, чтобы получить в кнессете перевес всего в один голос, Нетаниягу в 2016 году сделал Либермана министром обороны. Кто же после этого скажет, что Либерман не умный, если он заключил сделку с врагом? Кто скажет, что он не сильный, если он занял второй по важности пост после главы правительства? Кто скажет, что он не осторожный, если, перебравшись в новый кабинет в Министерстве обороны, он первым делом выкинул в мусорную корзину весь свой радикализм?

Остался еще один предвыборный лозунг НДИ: «У Либермана слово не расходится с делом». Это нетрудно проверить.

Он обещал взорвать Асуанскую плотину.

Взорвал? Нет.

Обещал в сорок восемь часов перебить всех главарей ХАМАСА?

Перебил? Нет.

Обещал отправить всех израильских арабов на территорию палестинской автономии.

Отправил? Нет.

Обещал добиться введения гражданского брака в Израиле?

Добился? Нет.

Обещал ввести смертную казнь для террористов.

Ввел? Нет.

Обещал провести пенсионную реформу для всех новых репатриантов.

Провел? Для всех — нет.

Обещал похоронить «закон о супермаркетах».

Похоронил? Нет.

Сам Либерман и журналисты повторяют на все лады, что он – правый. Но что же отличает его от такого явного центриста, как Яир Лапид, который тоже не собирается эвакуировать поселенцев, не хочет лобызаться с палестинцами, готов бороться с террором не на жизнь, а на смерть, выступает против государственного вмешательства и централизации в экономике, и воюет с религиозным диктатом?

Если их что и отличает, так это отношение к израильским арабам, которые, по мнению сабры Лапида, такие же полноправные граждане страны, как он. В то время как новый репатриант Либерман хотел лишить их гражданских и политических прав, оставив 20 процентам израильских граждан только вид на жительство. Правда, он уже давно об этом не говорит. Положение обязывает.

А недавно Либерман пообещал не допустить закон об освобождении йешиботников от службы в армии.

Не допустит? Это выяснится сейчас, когда он оказался перед выбором: остаться с принципами или остаться с Нетаниягу.

Оглядев свое отечество, пророкам лучше промолчать.

Эмиль Шлеймович, «Детали»

На фото: Авигдор Либерман. Фото: Эмиль Сальман.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend