Дело Леваева: «крестный дядя» алмазного бизнеса

Во время судебного слушания, на котором власти потребовали продления срока содержания под стражей подозреваемых по делу компании Льва Леваева, представитель полиции заявил, что, согласно доказательствам, компания систематически занимается контрабандой алмазов в Израиль с 2002 года.

Можно с осторожностью предположить, что это заявление основано на показаниях лица, получившего статус госсвидетеля, чье имя не подлежит разглашению.

Интересно, что в иске, поданном в 1999 году против Леваева и нынешнего госсвидетеля утверждалось, что в 1998 году последний отнял у него фабрику, которая служила для прикрытия контрабанды необработанных камней из России в Израиль. В иске утверждалось, но так и не было доказано, что поглощение фабрики финансировалось Леваевым.

В деле 1999 года истец утверждал, что бизнес, который он создал для контрабанды алмазов (предназначенный  для обмана не израильских властей, а российского правительства), был захвачен нынешним госсвидетелем с помощью Леваева.

Имя лица, подавшего иск в 1999 году, и лица, против которого оно было подано, не могут быть опубликованы, потому что последний получил статус госсвидетеля. Но зато можно  раскрыть, что истец приходится родным дядей государственному свидетелю.

Согласно показаниям дяди, этот бизнес служил прикрытием для контрабанды, чтобы  соответствовать условиям лицензии, в том числе  требованию об огранке алмазов на российской территории.

Как указывалось в иске, чтобы экспортировать алмазы, израильским торговцам понадобилось открыть бизнес для их переработки в пределах России, потому что российский синдикат, отвечающий за маркетинг камней, мог продавать их только на российский обрабатывающий завод. Но вместо того, чтобы обрабатывать алмазы на российском заводе, который был создан для прикрытия, были использованы курьеры для их отправки в Израиль.

Член Верховного суда Хила Герстель, которая в то время была председателем окружного суда Тель-Авива, отклонила иск в 2002 году, весьма резко отозвавшись о преступлениях, которые истец описал в суде с удивительной откровенностью.

«Из того, что стало известно, выясняется, что стороны создали широкую сеть незаконной  деятельности для обхода российского законодательства, совершая противозаконные действия под разными формами прикрытия», — написала Герстель в постановлении суда.

По словам дяди, племянник начал работать на него в сфере торговли алмазами, а в 1997 году был назначен директором компании по обработке алмазов в России. В 1998 году дядина компания в Израиле была ликвидирована, и в рамках этого процесса ликвидатор продал российский завод его племяннику.

Основная претензия дяди заключалась в том, что у него было соглашение с племянником, по которому тот покупал фабрику у ликвидатора в качестве попечителя от имени дяди, и позже возвратил бы ему контроль над фабрикой.

Однако, утверждал дядя, племянник его обманул и вступил в сговор с Львом Леваевым, выкупившим фабрику.

Согласно иску, «для укрепления своих позиций на российском рынке Леваев желал получить лицензию от российского синдиката на приобретение алмазов по сниженной цене. Поэтому и решил сотрудничать с племянником, чтобы получить контроль над фабрикой».

Герстель отклонила требования истца в отношении нарушения сделки с нынешним свидетелем обвинения, отметив, что не было представлено достаточных доказательств.

Судья обвинила истца в серьезных нарушениях, заявив, что с учетом обширных подделок документов, которые он совершал, он сам несет ответственность за свою неспособность доказать свои претензии.

Герстель добавила в своем заключении: «Я выяснила  что деятельность истца была направлена на обман российских властей и контрабанду необработанных алмазов. Он публично заявил, что нарушал законы иностранного государства и занимался контрабандой алмазов. Для этого он подделывал российские корпоративные документы».

Часть иска, касающегося Леваева, также была исключена по той причине, что истец не предоставил доказательств участия Леваева в захвате контрабандного бизнеса.

Как же алмазы ввозились в Израиль на протяжении многих лет без перерыва? Один из возможных ответов можно найти в показаниях дяди о его переговорах с ликвидатором компании, которые были включены в поданный им иск. В документах косвенно указывалось на то, что истец сотрудничал с государственными чиновниками в деле контрабанды.

В протоколе дела о ликвидации зафиксирован следующий диалог:

Дядя: «У меня для вас есть новости – я могу принести вам столько (алмазов), сколько захотите, без всякого чиновника.

Ликвидатор: С печатью Государства Израиль? (намек на печать отдела по драгоценным камням в министерстве экономики.)

Дядя: Сколько хотите, на любую сумму».

Компания LLD, которая принадлежит Леваеву, опубликовала следующее заявление: «Господин Леваев и компании, которые он контролирует, действуют в соответствии с надлежащими нормами, соблюдая закон. Мы надеемся, что этот вопрос будет вскоре прояснен и все подозрения сняты, как необоснованные».

Гур Мегидо, «ХаАрец», В.П. Фото: Офер Вакнин


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend