Леонид НЕВЗЛИН: «Мне неприятно слышать политиков, когда они осуждают газеты»

Публицист Йоси Кляйн своими нападками на религиозных сионистов подсказал мне тему беседы с инвестором и издателем нашего нового информационного сайта. Впрочем, даже не сам Кляйн, а комментаторы, гневно осуждавшие в интернете газету «ХаАрец» и ее акционеров: ведь что может быть лучшей темой для первого дня работы нового СМИ, чем разговор о плюрализме мнений!

Является ли свобода слова универсальной ценностью? Нужна ли она даже тем, кто предлагает за неугодный текст «бросить Шокена и его босса» в тюрьму? Чем чреваты нападки на СМИ, и чему израильтянам стоит поучиться у россиян? Об этом — в разговоре с Леонидом Невзлиным.

— Рунет после статьи Кляйна штормило несколько дней, и ругают в том числе Вас. Причем ведь не в первый раз такое. Не жалеете, что в свое время поддержали «ХаАрец» материально?

— Я вложил деньги в газету, чье финансовое положение в тот момент не было устойчивым. Она еще не закрывалась, но это могло произойти. И я поступил бы также вновь, если бы у «ХаАрец» опять возникли неприятности.

Мне, возможно, кто-то не поверит, но я скажу абсолютно честно и искренне: если бы газета, выражающая взгляды национально-религиозного лагеря — например, «Макор Ришон» — находилась в бедственном положении; если бы существовала опасность, что определенный круг читателей может лишиться источника нужной им информации, мыслей, которые им интересны, издания, в которой они могут свободно высказать свое мнение — я бы и в такую газету тоже инвестировал.

Многим кажется, что в этом есть противоречие. Но если смотреть на СМИ, как на бизнес, то для издателя, для акционера это не вопрос идеологии. А если это бизнес, то издатель не может вмешиваться в контент.

По большому счету, ты хочешь получить некие дивиденды на свое вложение. Понимая, конечно, что они будут небольшими, по сравнению с другими отраслями. Но я такие вложения не изменяю только финансовой отдачей. Инвестор в этой ситуации обеспечивает свободу и возможность выражения мнений представителям разным слоям общества. Согласитесь, это гораздо больше, важнее и правильнее, чем всего-лишь пытаться указывать журналистам, что им писать и как. Между тем, все же видят, как некоторые политики уже пытаются делать это…

— То есть что, Вы не можете позвонить Амосу Шокену, и сказать: я, как акционер, недоволен публикацией Йоси Кляйна, потому больше так не делай и сам подобного не пиши?

— Если бы я такое, теоретически, Шокену сказал, в тот же момент и акционеры, и редколлегия выразили бы мне свое неприятие. В этой газете так делать нельзя. В этой газете издатель не вмешивается в журналистскую деятельность.


Я знаю, что некоторые вещи кажутся провокационными. Но на самом деле они нужны, чтобы примирить общество с простой истиной: у разных людей бывают разные мнения, и они имеют на них право. Очень печально, что у нас это переходит в кулачные бои. Это показатель низкого уровня культуры, не только иных рядовых комментаторов, но и политиков.


— Нетаниягу, Беннет, Лапид, Герцог, Дери, Либерман — это неполный список израильских лидеров, которые отреагировали на статью, написанную даже не штатным журналистом одной из газет, а всего лишь ее автором…

— Люди такого ранга реагируют не на статью. Они реагируют на «ХаАрец». Реагируют так, как считают лучшим для себя с электоральной точки зрения. И конечно, можно откликнуться на статью, но атаковать газету? Это площадка, на которой главный редактор публикует мнения разных авторов. Да, у этой газеты ярко выражен лево-либеральный тренд. То, что можно прочитать в «Макор Ришон», вряд ли опубликуют в «ХаАрец», и наоборот. Таков редактор, так подобраны люди… Я думаю, что уж кто-кто, а политик должен понимать важность свободы прессы. Но таков у нас уровень политической культуры. До последнего времени осуждение средств массовой информации, например, в Америке вообще казалось криминалом, а в последнее время и там некоторые политики прошли этот барьер. Начали говорить о СМИ как о политической структуре. Так и «ХаАрец» здесь, в Израиле, воспринимается не как газета, а как некая лево-либеральная оппозиционная партия, с гораздо более четко выраженными взглядами, чем, например, у «Аводы».

— Возвращаясь к разговору о СМИ как о бизнесе — ведь новый русскоязычный сайт появится в чрезвычайно загруженном информационном поле…

— Загруженном, да, но все ли силы израильского общества имеют сегодня равное отражение в русских СМИ? Не уверен… Повторюсь, это — бизнес, потому несколько месяцев изучался вопрос потенциального спроса, прежде, чем я принял решение инвестировать. Но не только в деньгах дело: хочется, чтобы израильская «русская улица» имела доступ ко всем точкам зрения. Чтобы политик любого толка мог обратиться через прессу к людям, более того — чтобы и политики, и читатели привыкли к тому, что и разные мнения, и разная критика имеют право на жизнь. Свобода слова — это не пустой звук, за нее стоит бороться.

— Вот спор, который ведется сейчас вокруг израильских государственных СМИ: как же так, налогоплательщик платит за существование Первого телеканала, или радиостанций Решет Бет и Галей Цахал, а они критикуют то самое правительство, которое журналистов туда посадило…

— Это порочная идеология, которая не имеет ничего общего со свободой СМИ или свободой слова. Граждане платят налоги государству, а не вкладывают их в раскрутку данного премьера или данного правительства. Нет такого социального договора. Это ненормальная ситуация, это узурпация власти с расширением ее влияния на контект средств массовой информации. Неважно, через людей, через какой-либо политический совет или иную структуру. У нас мало СМИ, страна-то небольшая, и попытка сконцентрировать разные медиа-ресурсы в одних руках несет в себе опасность. А кроме того,


мне не нравится, когда издания превращают в пропагандистское оружие, которое легко направить потом против любого другого политика, другого бизнесмена… Против иного мнения. Мы ведь успели пожить и в таком обществе, а некоторые там и по сей день остались.


Можно, конечно, формировать образ врага за рубежом, как это прекрасно делают путинские СМИ. Из Америки врага делать… Но интересно, что показывает российский опыт: пропаганда надоедает! Год, два, три — и надоедает людям, даже в такой стране, как Россия, где все, вроде бы, детерминированы смотреть телевидение. Посмотрите, сколь низок сейчас рейтинг информационных передач «Время», «Вести» и других. Кажется, больше 5% никто не берет, это еще с учетом телевизоров, которые просто забыли выключить даже в тех местах, до которых никакие другие медиа не добираются, кроме РТР и Первого канала.

Причина ясна: людям надоедает путинская пропаганда. А потом им надоест Путин. И этот процесс, де-факто, уже пошел. На этом опыте, на этих ошибках россиян поучиться бы нашему правительству. Но оно, к сожалению, смотрит в другую сторону.

Эмиль Шлеймович, «Детали»


Размер шрифта

A A A

Реклама