Легко ли смыть «позорное пятно»

Бывший глава правительства Израиля Эхуд Ольмерт решил отозвать свою просьбу о снятии с него «стигмы». В израильской юридической практике есть понятие «калон» (буквально, стигма или позорное пятно), которое говорит о явной аморальности осужденного.

Ольмерт, отбывший тюремное заключение за получение взятки и мошенничество, в прошлом месяце обратился к президенту государства  Реувену Ривлину с просьбой снять с него «пятно», что позволило бы ему быстро вернуться к политической жизни. Существование «пятна» запрещает заниматься политической деятельностью в течение семи лет после отбытия наказания. Ольмерт объяснил отзыв своей просьбы тем, что сейчас общественное мнение не благоприятствует такому решению.

«Позорное пятно» — это некий моральный изъян в биографии человека, накладывающий серьезные ограничения на запятнанного: ему запрещено занимать государственные и общественные посты, как и принимать участие в мероприятиях, организованных и финансируемых государственными институтами и организациями.

Приведем в пример раввина Берланда, осужденного и отбывшего наказание за сексуальные преступления. В Лаг ба-Омер раввин Берланд зажег на горе Мерон традиционный костер во время проведения праздника. Но дело в том, что этот праздник, собравший в этом году на горе Мерон более 400 тысяч человек, организуется Министерством по делам религий. И теперь хасиды, сторонники раввина Берланда, опровергают эти сообщения и говорят, что никакого факела осужденный раввин не зажигал.

Согласно постановлению члена Верховного суда Хаима Коэна, «позорное пятно указывает на существование морального отклонения, которое делает невозможным работу на общественном посту». Но вместе с тем в определении «пятна» нет юридического смысла. Иначе говоря, речь идет об отклонении от норм поведения, которое лишь сопровождает нарушение закона. Так что правила, по которым этим пятном метят того или иного человека, могут со временем меняться в отношении разных людей и взависимости от того, какой именно судья рассматривает то или иное  дело.

Появится ли «позорное пятно» в биографии общественно-политического деятеля — это в очень большой степени зависит от того, какие из аргументов «за» и «против» будут приняты тем или иным судьей.

Приведем несколько примеров.

В случае с нынешним министром регионального сотрудничества Цахи Анегби, признанным в свое время виновным в даче ложных показаний, двое судей посчитали его нарушения достойными «пятна». В то же время третий судья считал, что к такой мере стоит прибегать только при наличии очень серьезных преступлений — таких, как изнасилование, воровство или взяточничество.

В известном деле бывшего министра Хаима Рамона, обвиненного за поцелуй в сексуальных домогательствах, все трое судей сочли, что в его действиях нет элемента аморальности.

Есть и другие случаи, которые стоит рассмотреть, чтобы понять смысл этого важного понятия в правовой системе Израиля.

В последнее время много говорят о возвращении в политическую жизнь бывшего министра здравоохранения и министра социального обеспечения Шломо Бенизри.

Этот 57-летний политик был приговорен в 2008 году к четырем годам заключения за получение взятки. Бенизри отсидел в тюрьме 2,5 года. Сегодня он не занимается политической деятельностью.

Свидетель обвинения на процессе Бенизри, строительный подрядчик Моше Сэла выступил не так давно с заявлением, что он обманул суд и оговорил бывшего министра! «Бенизри ни в чем не виновен», — заявил свидетель обвинения журналистам. После этого распространились слухи о возможном снятии с Бенизри «пятна» и о том, что он вернется к политической жизни в рядах партии ШАС.

Как говорят родные и друзья Шломо Бенизри, он, действительно, взвешивает возможность обратиться к президенту Реувену Ривлину с просьбой о снятии с него «позорного пятна». Но готовность вернуться в политику Бенизри отрицает — говорит, что хочет лишь себя обелить. Также отрицают возможность его возвращения и в партии ШАС.

В случае с другим деятелем партии ШАС, 59-летним министром внутренних дел Арье Дери, осужденным в конце 90-х годов и отбывшим наказание за взяточничество, его повторное назначение на тот же пост вызвало горячую полемику в обществе. Тем не менее, после завершения семилетнего карантина с Дери сняли «пятно», что позволило ему в 2016 году вернуться на пост министра внутренних дел в правительстве Биньямина Нетаньягу.

Так или иначе, вопрос об отмене «позорного пятна» в том или ином судебном процессе является сложнейшим и тончайшим инструментом при вынесении наказания подсудимому. К этому вопросу следует подходить с доскональным рассмотрением малейших нюансов дела. Выразим скромную надежду на то, что судьи именно так и поступают.

Майк Бар, «Детали».
На фото: Эхуд Ольмерт и его адвокат Эли Зоар. Фото: Оливье Фитуси.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend