Лечиться с помощью интернета — опасно и бессмысленно

Почему людям, далеким от медицины, не стоит искать информацию о болезнях в Google? Об этом доктор Бени Мозес, эпидемиолог и терапевт, специалист по внутренним болезням, рассказал в интервью газете «The Marker».

«Информация, которую можно найти в интернете, обрывочна и неточна. Когда-то все роли были ясны: врач сказал — пациент выполнил. А теперь это превратилось в диалог. Который и раньше-то был не релевантен, а в эпоху интернета и того меньше». — утверждает Бени Мозес.

Встреча врача с пациентом проходит в два этапа: сначала надо поставить диагноз, а потом подобрать лечение в соответствии с желаниями и потребностями больного. Скажем, если какую-то болезнь можно победить с помощью операции или медикаментов, предпочтительный вариант должен быть выбран совместно, в ходе беседы. Но в интернете эту же информацию можно найти в миллионах статей и сотнях тысяч исследовательских публикаций!

Бени Мозес в прошлом возглавлял отдел исследований клинического мышления в больнице Шиба и преподавал в Колумбийском университете. Он рассказал, что когда группа экспертов из США проверила около 60 тысяч исследований, опубликованных в научных изданиях, и обнаружила, что только 7% из них соответствуют критериям качества, принятых для  проведения таких изысканий. «А в ходе другого эксперимента 500-м врачам и другим профессионалам в этой отрасли предложили написать свои научные работы. И лишь 7% из них потом прошли проверку. Короче говоря, при наличии огромных залежей информации, очень малы возможности простого человека извлечь из них релевантные сведения для себя. В большинстве случаев люди не могут оценить степень надежности исследования и не знают, как оно проводилось, какой была контрольная группа. И даже если сведения достоверны, много зависит от того, как они поданы». — рассказал врач журналистам Рони Линдер-Ганц и Ротему Штеркману.

Не зная об этом, пациенты доверяют сведениям, почерпнутым в интернете, и тем самым влияют на выбор методов лечения и выписываемых препаратов. Например, уже снизилось потребление статинов, применяемых для снижения уровня холестерина.

«Я, как и многие другие, считаю их одним из важнейших лекарственных средств ХХ-го века, наряду с антибиотиками. Они уменьшили число сердечных заболеваний, сократили число хирургических операций, в целом повысили продолжительность жизни. Но в последние годы появилось много сообщений, в том числе ложных, о побочных эффектах. Например, о том, что статины вызывают деменцию, хотя никакими исследованиями это не подтверждено. И потребление этих лекарств снизилось». — рассказал Бени Мозес.

Неизвестно, кто стоит за этой агрессивной информационной кампанией. Но можно вспомнить, что статины, например, делают необязательным потребление «Омеги-3». Так что нельзя исключать, что те или иные публикации в интернете могут быть отголосками очередной торговой войны. Когда-то в США ведь тоже боролись с «Оптальгином»…

«Мне доводится видеть людей, которые при небольшом воспалении лимфатического узла заходят в интернет и находят у себя рак, — продолжил Бени Мозес. — Это пугает их, и они не успокаиваются, пока не сделают ненужную им МРТ. «Я нашел уже три, сделайте мне PET-CT!» Я начинаю им объяснять, что лимфома порождается еще пятью дополнительными факторами, и такая проверка не должна быть первоначальной, чтобы не подвергать организм ненужному воздействию радиации… Сегодня, по некоторым данным, от 20% до 40% проверок прописывается не на основании врачебной оценки ситуации, а только чтобы удовлетворить потребности пациента. Эти проверки могут быть бесполезны, а могут быть и вредны. Чрезмерный объем информации порождает и избыточные медицинские процедуры. Но ведь когда вы идете к механику в гараж, вы же не читаете заранее о том, что следует сделать с карбюратором!»

Открытый доступ к медицинской информации из блага превратился во вред. Пациент бросается к компьютеру, пытаясь выбрать себе лучшего хирурга или лучшее больничное отделение, но инструментов для такого сравнения в сети просто не существует, а рейтинги, иногда публикуемые в СМИ, неверны, потому что для их точного составления просто не существует баз данных. Около 20 лет назад, вспоминает Бени Мозес, была попытка составить такой рейтинг для отделений кардиологии, по простейшему показателю — уровню смертности. Оказалось, что они у всех одинаковы (кроме двух отделений, в котором не внедрили новую технологию), но публикация этих данных вызвала сильный негативный резонанс — врачей возмутило, что между ними не нашли различий, хотя некоторые отделения возглавляли «звезды» и они считались лучшими… Как же так, вдруг выяснилось, что это необоснованно?

Хотя обязанность государственного регулятора — собирать подобные сведения и обеспечить доступ населения к ним, но  у нас все случилось наоборот. Когда против публикации подобных рейтингов выступил профсоюз врачей, Минздрав подписал с ним соглашение о том, что никто не будет проводить никаких новых исследований в подобном формате. А если государство не предоставляет никаких данных,  неудивительно, что израильтяне пытаются найти их в Google.

Эмиль Шлеймович, «Детали»
Фотоиллюстрация: Дуду Бахар

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама