Ларс Феаборг-Андерсен: «Европа – не враг Израиля»

«Израиль — одно из самых интересных мест, в котором можно служить послом ЕС», — сказал Ларс Феаборг-Андерсен, глава делегации Евросоюза в Израиле, подводя итог своей четырехлетней каденции. Вскоре он завершит свою работу на этом посту.

Отношения между ЕС и Израилем Феаборг-Андерсен назвал особыми — они полны противоречий, но очень прочны.

— Я всегда говорю, что это самые масштабные отношения, которые ЕС поддерживает с какой-либо третьей страной. И это важно понимать. Я стал свидетелем большого цикла событий: очередные рухнувшие переговоры, война, выборы… Было много аспектов для деятельности, было, о чем сообщать, было, за что зацепиться.

Однако много непонимания роли Евросоюза, его значения для Израиля, нашей политики, наших возражений и наших намерений. Я пытался представить свою позицию, в том числе, и через прессу — не знаю, насколько аккуратно она была донесена и в какой степени повлияла. Но я по-прежнему чувствую, что наши отношения недостаточно освещены. Лишь немногие израильтяне осознают, насколько они взаимовыгодны. Вместо этого очень много места уделяется разногласиям, хотя на них приходится от силы 15-20% наших отношений.

Самое важное — видеть все в правильной пропорции. Я подчеркиваю: Европа — настоящий друг Израиля. Это действительно так. Несмотря на антисемитизм и ряд других проблем, мы поддерживаем Израиль. И я не хочу, чтобы эта идея утонула в разногласиях по ряду вопросов, особенно по палестинскому вопросу.

— Почему же, на ваш взгляд, многие израильтяне считают, что Евросоюз ведет однозначно антиизраильскую политику?

— В частности потому, что слышат речи политиков. А мне кажется, хотя для меня это непостижимо, что нападки на Евросоюз в определенных политических кругах стали очень популярными. Однако, политика – это также коммуникация, это предоставление подлинных и точных фактов избирателям. Мне кажется, что некоторым в Израиле следует помнить об этом, ведь в конце концов именно на этом основано, переизберут тебя или нет.

— Вы говорили, что вашим самым главным достижением на посту главы делегации ЕС в Израиле стало подписание программы «Горизонт 2020».

— Действительно, это произошло всего через несколько месяцев после моего прибытия. Израиль окончательно стал частью рамочной программы Европейского Союза по развитию научных исследований и технологий — семилетней программы с бюджетом около 80 миллиардов евро. Израиль теперь — одна из немногих стран-участников, не входящих в ЕС.

Израильское правительство противилось некоторым условиям участия страны, в том числе, пункту, который гласил, что финансирование не будет идти исследовательским центрам, расположенным в поселениях. Но в конечном итоге правительство приняло это условие. Израиль вошел в программу, и это пошло только на пользу как вашей стране, так и европейским исследователям. Для такой «нации старт-апов», как вы, очень важно быть частью этой и других программ Евросоюза, — сказал в интервью «Деталям» посол ЕС.

Идея достижения мирного соглашения между Израилем и палестинцами, на основе принципа «два государства для двух народов» по-прежнему остается фундаментом всего отношения ЕС к Израилю. По словам Ларса Феаборга-Андерсена, следует идти только в этом направлении, и ему нет альтернативы. Поселенческую активность в ЕС считают нелегальной, поэтому были приняты меры, например, по маркировке продукции, произведенной в поселениях. Посол подчеркивает, что это не давление, а проявление политики, которая базируется на одном принципе — Евросоюз сотрудничает с Израилем лишь в границах 1967 года.

— Создается впечатление, что, глядя на отношения Израиля и ПА, вы часто задаете себе вопрос: как обе стороны могут делать одни и те же ошибки все время?

— Я думаю, что это, главным образом, вопрос политической воли. Решения известны, очевидны, колесо здесь изобретать не надо. Нужно подготовить общественное мнение к разумным уступкам, которые будут частью всего соглашения. К сожалению, сейчас я не вижу такого стремления ни у одной из сторон, но надеюсь на прогресс в будущем.

— А какие-то изменения внутри израильского общества замечаете? Может быть, в отношении к религии, в вопросе гражданских прав, или в чем-то другом?

— Израильское общество все больше, за некоторыми исключениями, рассматривает реальность через призму безопасности, и это можно понять. Палестинский вопрос обсуждается в терминах, связанных с безопасностью. Безусловно, это чрезвычайно важно, но есть также гуманитарный и политический, демографический и демократический аспекты, а также вопрос легальности тех или иных действий.

Если смотреть на проблему, как я сказал, и под разными углами, то становится очевидным, что решить ее можно только политическим путем, а это требует переговоров и желания обеих сторон вести эти переговоры. Но если только через призму безопасности, то кроме применения военной силы вам ничего не остается. И мне кажется, что израильской публике просто сказали, что это вопрос безопасности, и вести переговоры смысла нет.

— Может быть, если рассматривать проблему через призму региональной нестабильности, по-другому ее решить трудно?

— Знаете, эксперты по вопросам безопасности здесь, в Израиле, расходятся во мнениях по этому вопросу. Я знаю, что глава Института исследований национальной безопасности Амос Ядлин, бывший глава военной разведки, считает, что с точки зрения безопасности Израиль никогда не находился в ситуации лучшей, чем сейчас. Армии Сирии и Ирака не представляют для Израиля угрозы, отношения с Египтом достаточно прочны, и так далее. Поэтому идея о том, что ситуация в сфере безопасности делает любое решение палестинской проблемы чрезвычайно рискованным, не подкрепляется фактами -по крайней мере теми, которые представляет Ядлин.

По моему мнению, нынешняя ситуация в регионе дает возможность достичь решения, освободиться от неразберихи, которую принесла «Арабская весна», и объединить силы с такими странами как Египет и Иордания в попытке справиться с действительно серьезными проблемами региона — такими, как иранское доминирование и «Исламское государство».

Олег Линский, «Детали». Фото: Моти Мильрод


Размер шрифта

A A A

Реклама