Джаред Кушнер уходит в тень

Похоже, фортуна начинает изменять зятю и советнику американского президента Джареду Кушнеру. Американцы захотели получить ответ на вопрос: могут ли деловые интересы Кушнера в Израиле, а также в Китае, Мексике и ОАЭ, вкупе с отсутствием у него дипломатического опыта, быть использованы кем-то для воздействия на него или на Дональда Трампа?

Кушнер и его семейный бизнес: как он связан с Израилем

Чтобы понять, что связывает его с еврейским государством, надо оглянуться в прошлое. В 1985 году была основана империя недвижимости Чарльза Кушнера, отца Джареда — компания Kushner. Она имеет долю в десятках жилых зданий и офисов, в основном, в Нью-Йорке и в Нью-Джерси. Как указывает Washington Post, за последнее десятилетие общая сумма сделок Kushner в сфере недвижимости достигла семи миллиардов долларов. В некоторых случаях компания задействовала свои связи в Израиле.

В 2005 году Кушнер-старший был признан виновным в уклонении от уплаты налогов и фальсификации свидетельств. Он провел 14 месяцев в тюрьме, а контроль над компанией передал своему старшему сыну, которому в то время исполнилось 24 года.

Войдя в число ближайших советников Трампа, Джаред Кушнер, координирующий также усилия Белого дома по урегулированию конфликта на Ближнем Востоке, подал в отставку с поста главы семейной компании. Тем не менее, он по-прежнему получает доход от имущества, переданного в доверительное управление.

Еще в январе нынешнего года газета The New York Times сообщила, что незадолго до того, как Кушнер сопровождал своего тестя во время первого президентского визита в Израиль в мае прошлого года, его компания по недвижимости получила 30 млн. долларов от «Менора мивтахим» — страховой компании и одного из крупнейших в Израиле финансовых институтов.

«Менора мивтахим» управляет крупным пенсионным фондом. Израильские инвестиции пошли на финансирование строительства компанией Kushner десяти жилых комплексов компании в Мэриленде. А зять президента США, хотя и распродал кое-что из своего семейного бизнеса, перейдя в Белый дом, но все еще, по мнению New York Times, проявляет недюжинный интерес к проекту в Мэриленде.

Впрочем, это только предположение: проверка показала, что сделка между компаниями Kushner и «Менора мивтахим» не нарушала федеральных законов об этике, так как нет никаких доказательств, что Джаред Кушнер лично участвовал в заключении этой сделки. Пресс-секретарь империи Кушнера заявила, что «компания не ведет бизнес с иностранными партнерами, как и не препятствует ведению бизнеса с любой зарубежной компанией только потому, что Джаред Кушнер работает в правительстве».

Большие связи, большие сделки, большой объем благотворительности

В апреле 2017 года, по сообщению The New York Times, Кушнер вступил в переговоры с Разом Штейнмацем, представителем богатейшего израильского клана: речь шла о возможном приобретении многоквартирных домов в престижных районах Манхэттена на 190 млн. долларов.

Семья Штейнмац снискала особый финансовый успех на ниве торговли алмазами. По имеющимся данным, Кушнер получил аванс в 50 млн. долларов у племянника того самого миллиардера Бени Штейнмаца, который в настоящее время находится под следствием за взяточничество и отмывание капитала в четырех странах – США, Израиле, Швейцарии и Гвинее. Его состояние, по некоторым оценкам, достигает 6 млрд. долларов.

Также компании, входящие в империю Кушнера, получили, по меньшей мере, четыре кредита от банка «Апоалим», а еще его связывают деловые отношения с израильским миллиардером Львом Леваемым. В 2015 году зять президента приобрел четыре этажа бывшей штаб-квартиры New York Times в Манхэттене за 295 млн. долларов. У кого? У компании Africa Israel Investments, которой руководит Лев Леваев. А в июле прошлого года британская газета The Guardian сообщила о нескольких совместных деловых проектах Africa Israel Investments и Prevezon Holdings — российской фирмой, в которой Леваев выступает в качестве одного из главных партнеров. Эти сделки впоследствии послужили поводом для обсуждения в конгрессе – их рассматривали как потенциальные случаи отмывания капитала.

В июле 2014 года Кушнер чуть было не стал основным акционером израильской компании: концерн Kushner предполагал приобрести контрольный пакет акций страховой компании «Феникс» за 435 млн. долларов у концерна «Делек». Однако сделка, переговоры по которой велись примерно полгода, не состоялась.

Семейный фонд Кушнеров, получая средства от концерна Kushner, жертвует значительные суммы на проекты в Израиле — организациям и учреждениям в Иудее и Самарии, а также медицинскому центру «Шаарей Цедек» в Иерусалиме, которому были переведены 2 млн. долларов, и Фонд взял на себя обязательство перевести еще 18 млн. Также Фонд переводит деньги ЦАХАЛу: только в период с 2011 по 2013 годы ЦАХАЛ получил от семьи Кушнеров 315 тыс. долларов, через американскую организацию «Друзья ЦАХАЛа» (FIDF), занимающуюся сбором пожертвований для израильской армии.

Пока Кушнер не стал советником президента, он входил в совет этой организации. Но на следующий день после того, как газета «ХаАрец» обратилась в нее, а также в пресс-службу семейного фонда Кушнеров, с просьбой прокомментировать участие Джареда Кушнера в работе совета FIDF, его имя внезапно было удалено с веб-сайта «Друзей ЦАХАЛа».

Кушнер теряет свое влияние?

После этих публикаций произошел еще один странный инцидент, на который, разумеется, обратили внимание многие СМИ. В минувший вторник глава аппарата Белого дома, отставной генерал Джон Келли ограничил доступ Джареда Кушнера к сверхсекретной информации.

Это сообщение было воспринято неоднозначно. Более того — возникли даже споры по поводу того, не означает ли это, во-первых, некоторую потерю влияния Кушнера, а во-вторых, не станет ли это препятствием в его попытках продвинуть ближневосточный переговорный процесс?

Как считает Роберт Данин, бывший высокопоставленный сотрудник госдепартамента США и официальный представитель Совета безопасности, ограничение доступа к сверхсекретной информации нисколько не повлияет на способность Кушнера вести успешные переговоры с израильтянами и палестинцами.

«Ведь Кушнер в любом случае пока что может взаимодействовать с разведывательным сообществом и получать информацию, поскольку некий уровень доступа у него остался, — поясняет Данин. — В то же время ограничение доступа может частично лишить его маневренности, если начнутся серьезные и основательные израильско-палестинские переговоры».

Пока неясно, сохранен ли доступ к сверхсекретной информации другим участникам ближневосточной миротворческой команды американского президента — таким, скажем, как Джейсон Гринблатт. «Переговоры без доступа к сверхсекретной информации отставляю вас в неведенье, как на Пуриме, когда вы пытаетесь отличить благословенного Мордехая от проклятого Амана, — сказал по этому поводу Дан Шапиро, бывший посол США в Израиле. — Это не полная дисквалификация, но это затрудняет работу в команде других высокопоставленных чиновников, которые подобный доступ имеют».

В Белом доме ситуацию не комментируют — отсылают к главе аппарата Джону Келли. Тот ограничивается ответами о «ценном вкладе Джареда в решение проблем». Но ряд новостных агентств сообщил, что, дескать, решение об ограничении доступа советника президента к сверхсекретной информации создает напряженные отношения между ним и Келли, а также, как следствие, между Келли и другими членами семьи Трампа.

Новостной сайт Axios сообщил, в частности, что сын Трампа, Дональд-младший, подверг критике Келли за манипулирование ситуацией, в то время как CNN сообщил, что Келли был зол на жену Джареда – Иванку Трамп — за то, что она вмешивается в решение внешнеполитических вопросов.

Неясно, связаны эти события и публикации друг с другом или нет. Со стороны может показаться, что Кушнер теряет влияние в Белом доме. Возможно, в администрации опасаются, что бизнес-партнеры Кушнера могут оказывать на него излишнее давление. Или, напротив, даже в отсутствие такого давления Трампа могут в этом обвинить его оппоненты. Или это — результат продолжающейся борьбы группировок вокруг Трампа. Но по какой бы причине не был «понижен профиль» Джареда Кущнера, это способно отразиться на процессе палестино-израильского урегулирования, который он курирует по сей день.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Коби Гидеон, NGO


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend