Куда подевались 10.000.000 паломников, которые должны были приехать в Израиль

Во французский город Лурд ежегодно приезжают восемь миллионов паломников. В португальскую Фатиму – пять. В испанский Сантъяго-де-Компостела – полтора миллиона. Почему же на родину самого Иисуса Христа прибывает всего полмиллиона?

В чем наша ошибка

Почему Израиль так далек от реализации потенциала христианского туризма? Специалисты в этой сфере называют причинами дурную инфраструктуру, ленивый сбыт, а также межрелигиозную напряженность в еврейском государстве. Но достаточно ли этого, чтобы объяснить загадку почти полного отсутствия христианского туризма в Израиль? Страна, где можно посетить место рождения и смерти Иисуса Христа, как и все места, где он ходил, проповедовал и творил чудеса – как может быть, что такая страна привлекает лишь несколько сот тысяч паломников в год?

Если точнее, «Иорданит», место ритуального омовения около Кинерет, в прошлом году посетили 350 тыс. паломников. По данным Общества охраны природы, гору Искушения близ Иерихона посетили 343 тыс. Турагенты, которые специализируются на христианском туризме, полагают, что общее число паломников колеблется от полумиллиона до семисот тысяч в год.

В отношении волшебного слова «потенциал» есть общее согласие, что он может дойти до десяти миллионов паломников в год. Десять миллионов! Только для сравнения: в эти дни Министерство туризма отмечает рекорд – в первом квартале 2017 года в Израиль приехало более миллиона туристов. Иными словами, если эта благословенная тенденция продолжится, к концу года наберется, в лучшем случае, четыре миллиона визитеров, четверть из них составят паломники. Так если в потенциале речь идет о десяти миллионах христианских паломников, которые могли бы ездить по Галилее и питаться в ресторанах Тверии, а на деле их приезжает только полмиллиона — в чем же наша ошибка?

Государство не инвестирует в развитие этого направления

Профессор Нога Колинс-Крайнер из Хайфского Университета – специалист по религиозному туризму. По ее словам, паломники – самый выгодные туристы.

«При всем уважении к пешему, велосипедному, экологическому, пляжному и «гордому» туризму, к любителям птиц и фанатам пустыни — с точки зрения статистической и экономической мощи их нельзя даже сравнивать с туризмом паломников, — говорит она. — Единственный контраргумент противников идеи сконцентрировать все силы на привлечение паломников-христиан, звучит так: «Они не тратят здесь денег». Но это сказки. В исследовании, которое было проведено для Министерства туризма в 2011 году, обнаружилось, что паломники тратят столько же, сколько остальные туристы. А протестанты даже больше.

В разные годы католики тратили больше туристов-иудеев. Тем не менее, число паломников уменьшается. Единственная причина состоит в том, что


государство Израиль не инвестирует достаточно средств в это направление – ни в сбыт, ни в инфраструктуру. Эта часть туристического рынка никогда не была доминирующей. Может быть, из-за еврейского характера государства. Может быть, из-за сопротивления религиозных партий. Может быть, из-за сложного положения с въездными визами.


Стоило отменить визовый режим с Россией и Украиной, как оттуда сразу приехало много паломников».

Колинс-Крайнер показала диаграмму, где видно постепенное сокращение числа паломников от общего числа туристов, приехавших в Израиль. В 2011 году их было 31%, а в 2015 только 22%. Хотя число христиан во всем мире выросло.

Мест нет, очереди к святым местам огромны

Отец Хуан Солана посвятил последние десять лет созданию и обустройству христианского комплекса в Магдале, на берегу озера Кинерет. Он хорошо знаком с израильскими властями, паломниками, прибывающими со всего света, и ограниченными возможностями туристической индустрии в Израиле. По его словам, в мире живет более двух миллиардов христиан, но христианские места в Израиле не могут принять дополнительных паломников.


Большинство отелей в Галилее, пригодных для приема туристических групп, всегда переполнены, и за последние двадцать лет положение не изменилось. То же самое касается святых мест, где всегда царит неимоверная давка. В очереди в иерусалимский Храм гроба Господня люди иногда вынуждены простаивать по два-три часа. Как же можно говорить о приезде миллионов?


Отец Солана считает, что более эффективное управление «позволило бы увеличить часы посещения святых мест. Надо ввести систему заказов по интернету, чтобы верующие часами не ждали в очереди». Он предлагает объединить всех, кто занят религиозным туризмом, для того, чтобы заниматься планированием на следующие пятьдесят лет в Святой земле.

На вопрос, не мешает ли христианскому туризму еврейский характер государства, отец Солана ответил: «Туризм – профессиональная сфера. Это не вопрос религии или политики. Во всем мире у туризма существуют исключительно профессиональные критерии, и хорошо, что здесь это тоже так. Мы все знаем, что туризм – один из важнейших рычагов израильской экономики».

Есть и духовные трудности

Экскурсовод Хана Бендковская дала иной ответ: «Большинство групп паломников прибывает в Израиль со своим духовным пастырем. Законы Государства Израиль обязывают их пользоваться услугами местного гида. Будучи сама экскурсоводом, я это, конечно, поддерживаю, но сознаю, что тут возникает проблема. Я не сомневаюсь, что христианским паломникам трудно пережить религиозный экстаз в Святой земле, если их сопровождает еврейский гид. Это духовная трудность. Когда я была в еврейском гетто в Венеции, меня очень беспокоил вопрос, кто гид – еврей или нет. Большинство гидов будут отмахиваться от этого вопроса, но тут есть религиозная сложность».

Бендковская добавила, что в последние годы Министерство туризма рекламирует Израиль, как страну пляжей, баров, велосипедных дорожек, но, по ее мнению, это – ошибка.

«Нам трудно сбывать Израиль, как христианскую святыню. Намного легче заниматься сбытом прекрасных пляжей. Но стоит напомнить, что, к примеру, в Индии живет 24 миллиона христиан. Если они хотят поваляться на пляже, они едут на Гоа. Чтобы они выбрали Израиль, нужно предлагать им не пляжи, а святые места, — говорит Бендковская. Вопрос инфраструктуры, по ее мнению, вполне разрешим. «В XIX веке тоже говорили, что нет возможности принять на Святой земле больше паломников, и с тех пор прибавились сотни тысяч. Верно, что Назарет не в состоянии принять миллион туристов в год, но с этим можно справиться. Проблемы возникают в таких местах, как гора Тавор. Почему бы не проложить на гору удобную дорогу со стоянкой для автобусов? Почему прибывающие туда паломники зависят от местных перевозчиков, которые не могут за один раз поднять на гору более двухсот человек?

Мы сами сознательно создаем трудности для туристов и для себя. Давайте посмотрим на самую второстепенную деталь: во христианском квартале Иерусалима есть только два общественных туалета, расположенных на большом расстоянии. Тогда как в еврейском квартале – десятки туалетов. Этот маленький пример объясняет суть большой проблемы».

По словам владельца турагентства «Исраэль» Шмуэля Смаджи, которое специализируется на паломниках, в этой сфере у Израиля нет конкурентов. Но решение проблемы нужно искать в третьем мире. Смаджа говорит, что в странах Африки ощущается колоссальное духовное пробуждение, желание приехать в Израиль огромно. «Нет христианина, который не хотел бы хоть раз в жизни побывать в Израиле. Многое в руках пастырей и отцов церкви. Если они скажут, что это безопасно – верующие приедут».

Смаджа считает, что главной проблемой является усложненный механизм выдачи въездных виз, навязанный туристам из третьего мира. «Это – большая ошибка. Африка находится близко, полеты дешевы. Нужно смело изменить положение с визами. В Африке пятьдесят миллионов христиан хотят и могут приехать в Израиль – если мы им разрешим».

Третий мир таит в себе огромный потенциал

Комплекс «Иорданит», созданный в 80-х годах совместными усилиями Министерства туризма и киббуца «Квуцат Кинерет», решает проблему многих паломников, которые до этого окунались в Иордане «диким» образом. Посещение этого места вызывает у верующих бурю эмоций. Большие группы паломников, закутанных в белые простыни, окунаются в воду, получая благословение, и поют молебны. Многие из них рыдают. Это зрелище вызывает неизбежный вопрос, как могло произойти, что в этом году только 350 тыс. паломников совершили омовение в водах Иордана, чтобы пережить это потрясение?

По словам Сарит Гени, заведующей отделом сбыта в «Иорданит», у туристов, прибывающих сюда из Америки — а это треть от всех — христианская вера сочетается с любовью к сионизму, который они хотят поддержать. Сокращение паломников из России может объясняться  ухудшившимся экономическим положением. В прошлом году каждый четвертый паломник в «Иорданит» приехал из России.

В третьем мире положение иное: в последнее время из Индонезии прибыла группа в 800 человек. Такая большая группа – дело нечастое, и, по словам Гени, указывает на огромный потенциал этих стран.

Вера Бабун последние пять лет занимает пост мэра Бейт-Лехема. Она говорит, что ее город — «самый туристический. В прошлом многие туристы проводили здесь не меньше двух дней. Сегодня даже те, кто ночуют в городе (здесь есть 55 гостиниц), разъезжаются по другим святым местам. В пример можно привести соотношение Ватикана и Рима. Так же – Бейт-Лехем и Иерусалим».

Бабун воздерживается от обсуждения политических вопросов, но добавляет важную для нее подробность – КПП. «Бейт-Лехем – совершенно безопасный город, но КПП по дороге из Иерусалима отпугивает туристов, создавая ощущение ненадежности. Зачем нужны эти КПП? Я хочу, чтобы их сняли и позволили туристам свободный проезд». Да и капитальный ремонт местной церкви Рождества Христова продолжается уже три года, лишая туристов возможности увидеть одну из главных городских достопримечательностей.

Тем, кто любит эту землю, не страшны ни цены, ни бытовые неудобства

Гендиректор Министерства туризма Амир Халеви утверждает, что в сфере религиозного туризма идет непрерывная работа по улучшению сбыта. По его словам, паломники – совершенно иная публика, по сравнению с другими туристами. К ним требуется особый подход.

«Мало кто знает, как в последнее время изменилась работа министерства в отношении паломников из Америки. Мы поняли, что когда цель определяют сугубо религиозной, это становится препятствием, — говорит Халеви. — Когда Израиль показывают исключительно как религиозный объект, этот посыл автоматически направлен только на пожилых людей. Молодые религиозные американцы хотят приехать в Святую землю, совместив религию с отдыхом. Если прибывающие сюда духовные руководители обсуждают с нами возможность времяпрепровождения и развлечений на тель-авивских пляжах, значит, произошли большие изменения.

Изо дня в день мы сталкиваемся с туристами, – как одиночками, так и организованными группами – которые не попали в категорию паломников, но они устраивают в Израиле комплексное путешествие, совмещая посещение святых мест с развлечениями. С прошлого года мы обращаемся к молодой публике. Они религиозны, но не едут с пастырем, предпочитая самостоятельное путешествие.

Лучшим примером паломника-одиночки стал швед Юрген Нильсен, верующий христианин и член ордена Св. Лазаря. В первый раз его паломничество из Швеции в Иерусалим продолжалось пять месяцев. С тех пор он возвращался в Израиль несколько раз.

Нильсен не понимает, что останавливает других паломников: «Все европейские телеканалы уже перемололи израильско-палестинский конфликт вдоль и поперек, но он не относится к причинам, по которым люди не едут на Святую землю. Паломники не боятся конфликта. Они проникнуты верой и миссией. Цены – тоже не причина, тем более, что полеты стали дешевыми. Инфраструктура, отели, еда, гигиена – все это в Израиле замечательно. Но все же лишь немногие сюда едут».

Моше Гилад, «ХаАрец». Фотографии: Борис Беленкин

Размер шрифта

A A A

Реклама