Кто жалуется на полицию

Преступники так обнаглели, что то и дело нападают на полицию — или сами стражи порядка слишком распускают руки? Чтобы выяснить, кто в спорной ситуации был прав, а кто нет, юридический советник правительства еще лет десять назад запретил выдвигать обвинение против гражданина в суде, пока отдел внутренних расследований при Минюсте (МАХАШ) не вынесет свое решение о правомочности действий полицейских и не даст соответствующего разрешения на передачу дела в суд.

«Идея-то правильная, но исполнение – хуже некуда: эти разрешения МАХАШ выдает с необыкновенной легкостью, почти автоматически: к расследованию не привлекают пострадавших, не допрашивают полицейских. И вся директива генерального прокурора превращается в пустой звук», — прокомментировал «Деталям» эту ситуацию адвокат Игорь Глидер.

Рахат – не северный Тель-Авив

Показателен очередной инцидент в бедуинском городе Рахат – там полицейские остановили водителя за превышение скорости для проверки документов, и подверглись нападению преступников. У водителя Усамы Абу-Сиама водительские права оказались просроченными. Но из машины выскочили трое мужчин и набросились на полицейских с камнями и битами, заодно спровоцировав к нападению собравшихся вокруг места происшествия прохожих.

Так обстояло дело, если верить полицейским. А вот адвокат Шхади Абу-Бари в беседе с «Деталями» описал тот случай совершенно иначе.

«Настоящая проблема состоит в том, что полицейские в Рахате ведут себя так, будто они находятся на территории Палестинской автономии. Ими движет страх, поэтому они столь агрессивны по отношению к местному населению», — считает он.

Дело пошло в МАХАШ, и одного полицейского на несколько дней отстранили от исполнения обязанностей (на видеосъемке, сделанной кем-то из очевидцев, видно, как он наносит удар задержанному в момент, когда его ведут к патрульной машине).

— Но господин Абу Бари, ведь в этом районе подобные инциденты повторяются время от времени. Возможно, в Рахате и в самом деле небезопасно?

— Дело совсем в другом: полицейские чувствуют себя здесь «чужаками» еще и потому, что не понимают «бедуинской специфики». Разница психологии, религиозных представлений, зачастую незнание языка, и потому каждое слово, каждая интонация воспринимаются ими, как потенциальная угроза. И поведение их в том же Рахате существенно отличается от того, как они ведут себя в Беэр-Шеве или любом другом еврейском городе Израиля.

— А вы считаете, что кроме «языка силы», есть иная возможность призвать буйную толпу к порядку?

— Конечно, если апеллировать к духовным авторитетам общины, к старейшинам. Все остальное чревато серьезными последствиями, порой непредсказуемыми.

— Что вы имеете в виду?

— Помните три года назад дело об убийстве молодого бедуинского парня — Сами аль-Джаара, которое вызвало колоссальный негативный резонанс? При том, что отец Аль-Джаара служил в свое время в израильской армии, а затем — в израильской полиции. Торопливость и непонимание ситуации привели к трагедии: полиция проводила операцию против торговцев наркотиками, а Аль-Джаар жил как раз напротив того места, где, как предполагалось, был наркопритон. Во время операции началась неразбериха, стрельба, и в результате Аль-Джаар погиб, хотя не имел никакого отношения к наркоторговцам.

Началось расследование, допрашивали полицейского, открывшего огонь, он сначала отнекивался, утверждая, что не стрелял, но затем выяснилось, что Аль-Джаар был убит из его оружия. Потом зачем-то арестовали отца Аль-Джаара, который уж точно к этому делу не имел никакого отношения. А во время похорон вспыхнули беспорядки, и полиция вновь вела себя не должным образом, в результате чего погиб другой бедуин — Сами а-Зианда.

Конечно, все это вызывает крайнее недовольство в арабском секторе, и сказывается на отношении к органам правопорядка.

— А что вы можете сказать о последнем инциденте?

— Я знаком с версией полиции – но у меня другие сведения. Начнем с того, что Бен-Сиама превысил скорость, и полиция за ним погналась – однако если начинается погоня, полиция обязана получить на нее разрешение!

— Почему?

— Потому что это не американский вестерн, когда все остаются живы. Всегда есть вероятность, что под колеса могут попасть случайные люди, пешеходы, не понявшие, что происходит. По дороге может произойти ДТП. В общем, любое преследование чревато опасными последствиями. И не всегда погоня обязательна — в конце концов, есть видеокамеры, можно установить нарушителя по номеру машины и задержать его уже потом.

— Но сообщалось, что полицейские в той операции были ранены?

— Да, я тоже слышал об этом. Но мы не знаем, каким образом они были ранены. В результате стычки с толпой? А, может, в то время, когда они взяли задержанного и решали, кто его будет держать, а кто — бить? И стали бить —  даже пистолетом по голове.

Быстрые решения не всегда правильные

Можно заметить, что чем слабее сектор, тем больше жалоб на действия полиции. «Русские» это уже проходили лет 15 назад, но постепенно их волна жалоб сошла на нет. Для израильских арабов и бедуинов проблема взаимоотношений с полицией остается постоянной. Сильнее прочих действиями полиции недовольны сегодня выходцы из Эфиопии.

Когда в кнессете проводили День равенства выходцев из Эфиопии, депутат Дов Ханин («Объединенный список») отметил что хотя в израильском обществе выходцы из Эфиопии составляют всего 2 процента, среди обвиняемых в нападении на полицейских их число доходит до 12 процентов. Их жалобы также передают в МАХАШ и рассматриваются там в рамках так называемой «ускоренной процедуры» – о которой говорилось выше.

Адвокат Глидер приводит следующую статистику: в среднем в год подается около двух с половиной тысяч жалоб на полицейское насилие. При этом каждая жалоба, как правило, затрагивает поведение нескольких полицейских. Например, один бьет – второй смотрит и не вмешивается; один нарушает закон — другие ему на это не указывают; документы фальсифицируются, и т.д. То есть, каждый год до 4000 человек – примерно, десятая часть личного состава полиции – должна находиться под следствием. МАХАШ проверяет только до 600 жалоб (остальные отвергаются сразу), и в 20-30 случаях признает факт насилия со стороны полицейского.

— Мне неважно, откуда начнется реформа МАХАШ: с общины выходцев из Эфиопии, с арабских деятелей, да хоть с арабских участников антиизраильских демонстраций, которые я никоим образом не поддерживаю, — сказал адвокат Игорь Глидер. — Полицейское насилие с превышением полномочий одинаково плохо в любых ситуациях. Лишь бы реформа началась, но пока что не видно, кто по-настоящему готов поднять это знамя.

Лев Малинский, Марк Котлярский, «Детали»
Фотоиллюстрация: Эмиль Сальман.

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend