Кто ответит за экологическую катастрофу

Руководители компании «Киль Ротем» стали фигурантами уголовного расследования. Доктор Ади Леви рассказал в «Деталях», чем чревата экологическая катастрофа на юге страны.

Открыть уголовное дело против виновных в загрязнении русла реки Ашелим решило Министерство экологии. По нему проходят руководители «КИЛь Ротем» (ранее это предприятие называлось «Ротем Амферт», оно основано в 1991 году и является дочерним предприятием группы «Химикалим ле-Исраэль» (КИЛь). Руководители головной компании КИЛь тоже привлечены к расследованию. Решение принято по итогам слушаний, которые были проведены вчера в офисе Министерства экологии.

— Это действительно экологическая катастрофа, — поясняет доктор Ади Леви, научный руководитель Израильской ассоциации экологии и науки об окружающей среде (ISEES), — Речь не идет просто о сточных водах, которые, как выясняется, потекли по всему руслу ручья, от накопительных резервуаров до шоссе №90. Речь о водах с самым высоким уровнем кислотности из всех возможных. При соприкосновении с поверхностью земли они растворяют известняк и другие компоненты, разрушают почвенные экосистемы пустыни. Они уничтожают растительность и животных, встретившихся на пути.

Происходящее можно было сравнить с ливневым потоком, только большей мощности. Кроме того, могли пострадать животные, которые пришли бы сюда на водопой, ведь там текла, практически, кислота! Кислотность жидкости имела уровень ph 2-3, что практически граничит с кислотой. Вода также впитывается в землю и может воздействовать на подземные источники.

Пока непонятно, как этот ущерб проявится в долгосрочной перспективе, можно оценить только моментальный ущерб, нанесенный местной флоре и фауне.

— Но почему пострадало так много животных? Разве этот ручей не пересыхает летом?

— Действительно, водой русло заполняется только в сезон дождей, но, как и у многих других пустынных ручьев, на всей протяженности Ашелим есть небольшие ямки, впадины. Это своего рода водные резервуары в скальных породах, в тени. Таким образом, в естественном состоянии вода может в них сохраняться в течение нескольких месяцев и после окончания зимнего сезона. В этом году — до аварии – все было как обычно, и немного заплесневелой воды для животных еще оставалось. К счастью, основной туристический сезон в этом районе – с октября по май, а в конце июня – начале июля в этой жаре практически нет туристов. Так что люди не пострадали.

Нир Гилад, генеральный директор «Хевра ле-Исраэль»

— Почему же в последнее время каждые два-три года здесь происходят экологические катастрофы? Два с половиной года назад взорвался нефтепровод в Араве, сейчас – утечка ядовитых сточных вод…

— Это не совсем один и тот же район: между Ашелим и Эвроной примерно 200 километров. Это достаточно далеко. Та авария произошла в южной части пустыни Арава, а нынешняя – на границе с Иудейской пустыней, в южной части Мертвого моря. Да и случаи разные. В данной ситуации произошла утечка сточных вод с высокой степенью кислотностью, образовавшихся в результате химических процессов, которые происходили на предприятии. А раньше, в районе ручья Цин, на нефтепроводе произошла утечка реактивного топлива. Здесь речь идет о рухнувшей стенке водохранилища, там – о трубопроводе, поврежденном, по-видимому, в ходе ремонтных работ.

Трудно сказать, почему так происходит каждые несколько лет, но, разумеется, такого вообще не должно происходить. К 2017 году мы уже должны были научиться лучше защищать нашу природу.

— Эти аварии заставляют иначе взглянуть на планы по развитию Негева, по переводу многих заводов на юг страны. При такой организации производств у нас от юга скоро вообще ничего не останется.

— Да, планов много. На юге пустыни Арава строится аэропорт, есть и другие программы по развитию региона. Дело в том, что по многим параметрам мы относимся к западному миру, а население растет темпами, близкими к странам третьего мира. Поэтому все больше площадей выделяется под строительство жилья, промышленность, сельское хозяйство. Такова объективная тенденция.

— Природоохранные организации сотрудничают с заводами Негева?

— Этот вопрос лучше адресовать Минэкологии и Управлению парков и заповедников. Но, в принципе, разрешения на хранение опасных веществ выдает Министерство экологии. Это их ответственность.

Если говорить о нашей Ассоциации экологии и науки об окружающей среде – то да, к нам прислушиваются. Мы делимся полученной информацией с теми, кто принимает решения. Мы распространяем через новостное агентство «Завит» данные о последних израильских и международных исследованиях экологии, а также задействовали проект «Мимшак», в рамках которого ученые целый год работают в правительственных учреждениях, готовя научное обоснование решений, которые принимают высокопоставленные чиновники. Скоро начнется уже 7-й год этого проекта, можно сказать, что его участники чего-то достигли. Например, недавно министерство инфраструктуры и энергии опубликовало программу по повышению энергетической эффективности, в разработке которой участвовала и наша сотрудница, из проекта «Мимшак». А многие, начав работать на проекте, потом остаются в госструктурах постоянно. Так что – да, к нам прислушиваются.

Олег Линский «Детали». Фото: Элиягу Гершкович.

На фото: Идо Офер, владелец контрольного пакета группы КИЛь


Размер шрифта

A A A

Реклама