Кто научит наших депутатов правильно одеваться

«Если парламент – место, достойное уважения, то и представляющие его люди должны демонстрировать уважение как в одежде, так и в поведении». В интервью «Деталям» Тами Ланчут-Лейбович, одна из самых известных в Израиле специалистов по вопросам этики,  объяснила, почему кнессету необходим дресс-код.

Тами Ланчут-Лейбович можно считать продолжательницей традиций, заложенных в свое время легендарной Ханой Бавли (1901-1993): она, будучи уроженкой Санкт-Петербурга, учила хорошим манерам многих израильтян — от высокопоставленных правительственных чиновников до жителей сельскохозяйственных кибуцев, выезжавших за границу и представлявших Израиль на международных форумах. Бавли считалась эталоном стиля, ее называли «жрицей израильского этикета», а ее колонки в газетах «ХаАрец» и «Маарив» пользовались колоссальным успехом.

В 1979 году Лейбович прошла практику у Ханы Бавли, а в 1995 году, через два года после ее смерти, собрала ее рукописные заметки в книгу «Вопрос приличия: манеры и поведение, согласно этикету Ханы Бавли».

Судя по тому, как одеваются и ведут себя порой наши законодатели, им не мешало бы прочесть эту книгу. Достаточно вспомнить, как недавно председательствовавшая на заседании вице-спикер кнессета Нава Бокер («Ликуд») сделала замечание депутату парламента Яэль Коэн-Паран («Сионистский лагерь») за то, что та вышла выступать перед своими коллегами в «неподобающем виде» — в летнем платье без рукавов.

— Нава Бокер, на мой взгляд, повела себе не совсем этично, — полагает Тами Ланчут-Лейбович.

Почему?

— Как она могла сделать замечание прилюдно? Даже если, допустим, было нечто, что Наву Бокер смутило и раздосадовало во внешнем виде Коэн-Паран, не стоило объявлять об этом громогласно. Как минимум, вице-спикер могла побеседовать с ней после заседания, или пригласить на чашку кофе в буфет, где обычно собираются парламентарии, чтобы сказать с глазу на глаз, что ее не устраивает в приватной, подчеркиваю, беседе.

Сейчас уже речь не о том, допустимо ли подниматься на трибуну кнессета в открытом платье, без рукавов, а о правилах поведения. Когда две женщины разговаривают с глазу на глаз, то одна из них вольна высказать другой все, что думает по поводу ее одежды. Но не когда на тебя смотрит вся страна! То заседание шло в прямой трансляции, потому перепалка по поводу одежды выступавшей и вызвала столь большой резонанс.

Подобное замечание не совсем приличествует вице-спикеру кнессета. И я обратила внимание, что женщины, присутствовавшие в зале, в основном, были одеты в платьях с короткими рукавами, и это смотрелось нормально. То, что Коэн-Паран вышла на трибуну в платье без рукавов, нисколько не нарушало общую картину, и поведение Навы Бокер можно оценивать лишь негативно.

— То есть Коэн-Паран, по-Вашему, соблюла дресс-код?

— Яэль – серьезная женщина, знающая и соблюдающая правила ношения одежды.

— Но в целом дресс-код в Кнессете необходим?

— Безусловно. И не потому, что это диктуется, как кому-то кажется, религиозными ограничениями. Если парламент – место, достойное уважения, то и люди, его представляющие, должны демонстрировать уважение, как в одежде, так и в поведении. Это значит, не надо приходить на работу в джинсах, или в короткой юбке, или появляться на заседании кнессета в расстегнутой рубашке с закатанными рукавами. Не говоря уже о том, чтобы заявиться в кнессет в шортах, футболке и в сандалиях.

В Кнессете надо одеваться официально, пусть даже с определенной поправкой на особенности жаркой погоды. И особо дресс-код должен соблюдаться, когда парламентарии собираются на пленарное заседание или принимают участие в заседаниях комиссий.

Относительная строгость в одежде нужна на рабочих местах не только, чтобы избежать возможных сексуальных домогательств, но, скорее, как знак уважения к месту работы. Для создания нормальной деловой обстановки и во избежание провокаций.

— Что Вы имеете в виду?

— Женщины не должны приходить на работу в слишком коротеньких шортиках или в мини-юбках. Если Вы помните, в кнессете как-то разгорелся скандал из-за того, что одна из сотрудниц пришла в мини-юбке. Тогда стали спорить, какой же длины должна быть юбка? Но речь идет о парламенте, и определенные правила, возможно, стоит записать. Их надо принимать, как само собой разумеющиеся. Но, к сожалению, некоторые женщины и в кнессете намеренно одеваются так, чтобы привлечь к себе внимание, сотворив некую провокацию, подчеркнуть, что им никто не указ… Это не очень красиво выглядит.

— Давайте поговорим и о местных мужчинах?

— Тенденция — возвращение к классическому стилю в одежде. Мужчины, как правило, знают, что на работу надо приходить в рубашке с пуговицами, а не в спортивной футболке. Знают, что рубашки заправляются в брюки, к брюкам идет ремень, обувь должна быть соответствующего цвета. Знают, что не следует закатывать рукава рубашки в два-три слоя, а на официальных приемах обязательно надо появляться в галстуке.

Но в целом у нас не выработана еще традиция этикета, мы в этом не росли, понимаете? Мы несколько пренебрежительно относимся к нему, и когда идем на свадьбу, на концерт классической музыки или в театр. Обратите внимание, что часто именно пожилые люди одеваются соответственно случаю они сохранили понятия о правилах поведения в общественных местах.

Но, обучая людей хорошим манерам и правилам ношения одежды уже 30 лет, я могу сказать – положение улучшается. И во многих официальных учреждениях, государственных и общественных организациях начали обращать внимание на форму одежды.

Марк Котлярский, «Детали». Иллюстрация: Pixabay

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend