Кто купит израильский ВПК

Концерн «Военная промышленность» («Таасия цваит», сокращенно — ВПК) будет приватизирован. Он выставлен на торги. И хотя единственным возможным покупателем называют сегодня компанию «Эльбит», стоит внимательно приглядеться к тому, что происходит за кулисами этой сделки.

1. Что выиграет «Эльбит»

В начале января министр обороны Авигдор Либерман принял драматическое решение о создании ракетного корпуса в составе сухопутных войск – во исполнение его собственной доктрины, изложенной пятнадцать лет назад в его книге «Моя правда».

Оставим подробный анализ принятого решения военным экспертам. Однако не вызывает сомнений, что руководство «Эльбита» было обрадовано этим решением.

Либерман выделил из госбюджета более полумиллиарда шекелей на приобретение ракет; предполагается, что ракетный корпус в значительной степени будет оснащен ракетами ВПК — то есть произведенными той самой государственной военной корпорацией, которая не так давно узнала, что ее приобретает «Эльбит».

Разумеется, это решение министра обороны – стимул для «Эльбит» завершить сделку как можно скорее.

Впрочем, это далеко не единственная приятная для данного концерна новость за последнее время.

В минувшее воскресенье министерская комиссия одобрила закупку самоходных орудий и бронетранспортеров. На миллиарды шекелей из бюджета ЦАХАЛа.

Самоходные орудия производятся на одном из заводов «Эльбита» в Йокнеаме; выполнение только этого заказа сулит концерну колоссальную выгоду.

Таким образом, «Эльбит» выиграл бы в любом случае, даже если бы и не приобретал ВПК. Однако возможности этой государственной военной корпорации производить снаряды и системы защиты бронетехники также могут быть полезны при выполнении требований, предъявляемых Армией обороны Израиля.

Оба примера наглядно иллюстрируют, как структуры вроде «Эльбит» и «Военной промышленности» зависят от решений правительства вообще, и Министерства обороны в частности, о закупке тех или иных видов оружия или военной техники.

К «Элитре», «Султаму» и многим другим компаниям, приобретенным «Эльбитом» за последние годы, теперь прибавится и ВПК (за исключением «Томера» — дочерней компании ВПК; она после приватизации отделится и останется в собственности государства). Завершив сделку, «Эльбит» будет обеспечивать до тридцати процентов всех заказов Министерства обороны. А кроме того, как предполагается, приобретет в собственность около сорока процентов всех земельных участков, принадлежащих ЦАХАЛу!

Можно с уверенностью сказать, что предполагаемое слияние не приведет к усилению конкуренции на торгах, проводимых Министерством обороны. Но зато приведет к тому, что «Эльбит» во многих случаях будет пользоваться статусом единственного поставщика оборонного ведомства. А кроме того, увеличит количество высокопоставленных офицеров ЦАХАЛа, которые через день после отставки пополнят штат «Эльбита».

Видимо, и антимонопольное ведомство не будет возражать против этой сделки: «Эльбит», как и главный держатель акций Мики Федерман, не входят в список учреждений и структур, нуждающихся в децентрализации. Правда, «Эльбит» и ВПК пока не обращались на данный момент в антимонопольное ведомство с просьбой одобрить сделку. Но туда, в отличие от них, отправил запрос главный бухгалтер Министерства финансов Рони Хизкиягу. Он еще несколько месяцев назад просил оценить возможное слияние двух этих гигантов. Принципиальных проблем не нашлось — хотя проверка и выявила некоторые нюансы в отношении конкретных рынков сбыта, на которых ранее «Эльбит» и ВПК активно конкурировали. Неизвестно, будет ли это хоть как-то отражено в окончательном варианте соглашения.

Министр обороны Авигдор Либерман на открытии компании «Эльбит маарахот» (котируется на бирже, контролируется израильским бизнесменом Мики Федерманом, который также владеет сетью отелей «Дан»). Апрель 2017 года. Фото: Элиягу Гершкович

2. Продается одна из самых финансово стабильных компаний

Соглашение с «Эльбит», как уже было сказано, пока не подписано. Но сам план сделки, как таковой, был утвержден еще в 2013 году. Он включает в себя отказ от займа в размере 25 млн. шекелей, предоставленных государством корпорации «Таасия цваит», а также компенсацию в 2.1 млрд. шекелей, которую государство получит за эвакуацию предприятий этой корпорации с территорий Рамат ха-Шарона и Тират ха-Кармель.

Кроме того, «Эльбит» получит соответствующие гарантии от Министерства обороны: последнее обязуется закупать продукции ВПК на 250 млн. шекелей ежегодно в течение последующих пяти лет.

То, что не было согласовано пять лет назад – это полученный «Эльбит» кредит в размере 400 млн. шекелей. Но он мало на что влияет. «Эльбит» считается чрезвычайно стабильной в финансовом плане компанией.

Реальная выгода, которую «Эльбит» получит от приобретения ВПК, зависит еще и от того, как в будущем поведут себя ЦАХАЛ и Министерство обороны: ограничится оно созданием специального ракетного и артиллерийского корпуса, или нет.

3. Почему покупатель только один

Подавляющее большинство компаний, заинтересованных в приобретении ВПК, отказались от участия в конкурсе, когда узнали, что нижний предел заявки на приобретение составил 1.1 млрд. шекелей. Только «Эльбит» был готов заплатить на десятки процентов больше. Последней от участия отказалась компания Flextronics, и «Эльбит» остался единственным соискателем.

Ури Йогев, бывший председатель Управления государственных компаний, настаивал на приватизации ВПК. Он считает, что у «Эльбита» могли быть конкуренты — если бы не «зигзаги» правительства, государственного контролера, а также министра финансов, который медлил с решением.

«Flextronics – это компания, в три раза по своим масштабам превосходящая «Эльбит», — говорит Йогев. У нее пять предприятий и 4 000 сотрудников в Израиле. В Flextronics ждали от сделки эффекта синергии. Их интересовал бренд ВПК, они придавали серьезное значение недвижимости, принадлежащей ВПК, а также планировали в случае успешного завершения сделки разместить свои собственные предприятия на периферии. Однако этого не произошло».

Впрочем, по мнению Ури Йогева, «Эльбит» сделает ВПК эффективно работающей структурой.

У зарубежных соискателей не было никаких шансов. Требования по продаже ВПК включали в себя ряд соглашений, реализовать которые зарубежные покупатели просто не могут. К примеру, «иностранный игрок» не в состоянии оценить сценарий, при котором ЦАХАЛ экспроприирует районы на юге, где располагались предприятия ВПК, для использования их в качестве пожарных зон. Значимость будущих оборонных проектов и будущих торгов не может понять и оценить корпорация, чья штаб-квартира находится в США. Потому преимущество «Эльбита» было неоспоримым.

Более того, во многих случаях, исходя из стратегических соображений, не разрешается передавать производство некоторых систем вооружения зарубежным партнерам. ЦАХАЛ предпочитает многие вопросы решать исключительно в Израиле, чтобы не зависеть от воли американских производителей в случае чрезвычайной ситуации.

Хагай Амит, TheMarker. М.К.

На фото: беспилотный самолет Hermes 900 разработки Elbit Systems  на авиационной выставке в  Париже.
Фото: Wikimedia commons  / Matthieu Sontag / License CC-BY-SA (cropped)

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend