Кризис в «Адассе»: не надо давать премию врачам, устроившим бунт

Яэль Герман, бывший министр здравоохранения, рассказала «Деталям», как можно положить конец конфликту в гемато-онкологическом отделении иерусалимской больницы «Адасса эйн-Карем».

— Даже не хочется комментировать неуместное требование уволить генерального директора больницы профессора Ротштейна, — говорит Герман. – Но вообще я стараюсь абстрагироваться от всех этих посторонних шумов, не вникать в личные интересы и разные формы силового давления, не выяснять, кто прав, а кто виноват. Надо понять, что лучше для интересов страны, и для больных.

У меня нет никакого сомнения, что созданное в «Адассе» гемато-онкологическое отделение, с 8 врачами под руководством Микки Вайнтруба — уникально в мировой практике с точки зрения накопленных знаний и опыта работы. Сомневаюсь, что где-то еще в мире есть еще такой медицинский персонал. Микки создавал это отделение в течение 16 лет. Каждый врач специализируется на определенном типе онкологического заболевания, и все вместе работают в полной гармонии. Расформирование столь прекрасного отделения – удар по системе здравоохранения Израиля.

Яэль Герман. Фото: Оливьер Фитоуси

У детей, как сейчас, так и в будущем, сократится возможность получать лучшее лечение. Именно это меня беспокоит. Поэтому, по моему мнению, необходимо попытаться сохранить уникальные знания и опыт вместе. Я не знаю, где лучше это сделать. Может быть, в центре страны – в больницах «Шнайдер» или «Дана», в любой другой детской больнице – это отлично. Однако нужно попытаться оставить их в Иерусалиме, я за то, чтобы предоставить отделению возможности работы в больнице «Шаарей Цедек». Действительно, в этой больнице пока нет полноценной системы поддержки: банка крови, самого передового радиологического оборудования и т.д., но я полагаю, что в течение 2-3 лет систему можно выстроить.

Но тем временем дети смогут получать лечение. Есть примерно 150-160 больных детей, но в пересадках и в более сложных процедурах нуждаются 12 пациентов. Может быть, в течение этих 2-3 лет не удастся оказывать все варианты медицинской помощи, но большую часть услуг и процедур все же можно предоставлять. Главное, что ценные знания и опыт, накопленные годами, не будут утеряны.

— Насколько министерство здравоохранения может вмешиваться в происходящее в больнице, принадлежащей частной организации?

— Совершенно однозначно, министерство может вмешиваться, и оно этим занимается. Минздрав препятствовал открытию отделения в «Шаарей Цедек». Директор больницы как раз этого хотел, Микки Вайнтруб и другие врачи хотели туда перейти. Но министерство здравоохранения – и в определенном смысле это было справедливо – сказало следующее: нельзя потворствовать врачам-бунтовщикам, которые все это устроили. Я этот довод принимаю, и поэтому вновь повторю: иногда необходимо отложить личные интересы в сторону и посмотреть на благо всей системы.

Вы знакомы с концепцией американского философа Джона Ролза «Вуаль неведения» (Veil of Ignorance)? Он говорит, что когда вы хотите принять верное решение, то должны как-бы забыть все, что делу не относится: личные интересы, ссоры. Нейтрализовать все посторонние влияния.

Разумеется, есть определенная логика в том, чтобы не давать премию врачам, устроившим бунт. Но, помимо этого, есть же благо больных детей. Они должны получать лучшее лечение, которого пока лишены.


Медсестры в «Адассе» говорили с директором больницы и сказали ему, что они не доверяют тому лечению, которые врачи прописывают сейчас! Они ночью не могут спать спокойно, поскольку не уверены, что больные получают лечение в соответствии с подходящим им протоколом — новые врачи просто не знакомы с историями больных. Это совершенно ненормальная ситуация.


Необходимо абстрагировать от интриг и внутренних склок, действовать во благо системы. Оно заключается в том, чтобы создать гемато-онкологическое отделение именно с этими врачами — где-либо! Желательно, конечно, в Иерусалиме.

— То есть вы не видите никакого варианта, при котором врачи вернутся в «Адассу»?

— Абсолютно никакого. Если вы поговорите с врачами, то все поймете. Они ни в каком раскладе не вернутся под управление Ротштейна. Вместе с тем, я считаю, что Ротштейна нельзя снимать с поста. Нельзя сказать: «хорошо, увольте директора, верните врачей». Это плохое решение. Снятие с поста директора больницы по требованию врачей, устроивших бунт — и не важно в данном случае, правы они или нет — приведет к разрушению правил и системы управления по всей стране, создаст опасный прецедент.

Таким образом, мы остаемся с двумя основными показателями: Ротштейн в отставку не уйдет, врачи не вернутся. Поэтому следует искать для этого отделения другое медицинское учреждение. Желательно — в Иерусалиме.

Олег Линский, «Детали». Фото: Дуду Бахар

На фото — профессор Зеэр Ротштейн, директор больницы «Адасса».


Размер шрифта

A A A

Реклама