Крематорий в Израиле

Более десяти лет компания «Алей шалехет» («Опавшие листья», тел. 1-800-333-188, http://www.aleyshalechet.co.il), расположенная в мошаве Хибат-Цион, была единственной в стране, которая занималась кремацией. У нее были войны с ультраортодоксальными евреями, которые в 2007 году подожгли ее печь и вывели из строя. В результате этого инцидента местонахождение печи было изменено, и с тех пор владельцы компании хранят его в тайне. Но с годами ультраортодоксы успокоились, решив, что новая война станет новой рекламой кремации.

В этой сфере у «Опавших листьев» не было конкурентов. Но со временем они появились.

Супруги Саги – директор детсада Авивит и адвокат Шарон – из Хадеры не планировали заниматься кремацией тел. Но затем они узнали о возможности для бизнеса, и чуть более двух лет назад создали свою компанию «Хай спирит» («Высокий дух», тел. 1-800-800-868, https://www.highspirit.co.il/?section=12).

Это произошло после того, как родители Шарона решили, что хотят пожертвовать свои тела науке. Они попросили сына помочь в этом процессе, и когда Шарон и Авивит заполняли бланки, они заметили, что один из разделов касается судьбы останков после научного использования. Авивит была удивлена – она не знала, что в Израиле есть возможность кремации. Они стали искать и обнаружили только одну фирму – «Опавшие листья». «Мы подумали, что здесь есть место для другой компании. Пусть будет конкуренция», вспоминает Авивит. Так родилась вторая компания и монополия была уничтожена.

Как сказала Авивит: «Меня всегда беспокоило обычное захоронение, когда тело бросали в могилу. Когда я это увидела, я подумала, почему это так и почему не в гробу? Почему солдат и политиков хоронят в гробу, а обычного человека – нет? Разве его жизнь стоит меньше другой?»

«Сначала это была просто идея, затем мы проверили ее осуществимость, порядок, законность, условия окружающей среды, стоимость печи, число сотрудников», рассказал Шарон Саги.

Они рассчитывали управлять бизнесом издалека и нанять сотрудников, которые будут непосредственно контактировать с будущими клиентами и скорбящими семьями. Как в «Опавших листьях». Но кончилось тем, что Авивит взяла все на себя, чтобы быть доступной для звонков клиентов 24 часа в сутки.

Она руководит делами из офиса юридической фирмы Шарона в Хадере. В отличие от конторы «Опавших листьев», оформленной в сентиментальных традициях похоронного бюро, в офисе «Высокого духа» нет никаких признаков, указывающих на услуги, предоставляемые компанией. А на здании нет названия компании. По соображениям безопасности.

Айелет Натив, директор «Опавших листьев», описала картину дружеского соперничества: «Я рада иметь конкурента. Мы хотели бы, чтобы они создавали побольше шума на рынке для повышения осведомленности. Наша главная трудность, которую мы не смогли преодолеть, заключается в незнании людей того, что в Израиле существует такой вариант».

На данный момент, кроме Авивит и сотрудника, который помогает ей с русскоязычными клиентами, в «Высоком духе» есть еще один сотрудник, чья работа заключается в том, чтобы включить печь и подготовить тело для церемонии в открытом гробу. Она говорит, что найти такого сотрудника было самой трудной частью для начала бизнеса. «Мы хотели, чтобы это был человек, умеющий профессионально управлять машиной, гримировать покойников, кто много лет работал в этой сфере. Это было трудно, потому что в Израиле была только одна такая компания».

Как и в «Опавших листьях», в компании «Высокий дух» журналистам категорически отказывают в возможности увидеть крематорий.

Шарон Саги признает, что на рынке преобладает компания-конкурент «Опавшие листья». Но говорит, что для двух таких компаний в Израиле хватает дохода. В любом случае рынок ограничен и конкуренция активна.

— Сколько тел кремировала компания «Высокий дух»?

Авивит отказалась называть цифры, Шарон уточнил, что это двузначное число в месяц.

— Из каких слоев населения ваши клиенты?

Авивит: «Из разных. Много врачей и профессоров».

Шарон: «Интеллектуалы».

Шарон и Авивит говорят, что большинство клиентов – из бывшего Советского Союза.

Церемония с открытым гробом обычно бывает в христианских семьях.

Авивит: «У нас также был мусульманин». Шарон добавил: «Из Азербайджана».

— Сколько стоит кремация?

Основной пакет составляет 11 000 шекелей. 3000 во время подписания договора, остальное после кремации.

Шарон: «Цель состоит в том, что этот бизнес предоставляет услуги по разумной цене –  общая стоимость 10-12 тысяч шекелей, не более».

Основная сделка включает перевоз тела в крематорий и непосредственно кремацию. В минимальном пакете семья получает прах в картонной упаковке (за 250 шекелей можно положить его в пластиковый контейнер, завернутый в ткань) с двумя документами на иврите и на английском языке. При необходимости сотрудники сохраняют тело в холодильной камере в течение недели, чтобы семья могла попрощаться.

То, что делают потом с пеплом – уже воля покойного или семьи, по личному вкусу и экономическим возможностям. Некоторые хранят прах в урне, некоторые развеивают его в море, в парке или в пустыне.

Авивит говорит, что есть люди, которые не нуждаются в кремации. Недавно один человек позвонил и спросил, можно ли после его смерти выбросить его тело в воду. Она ответила, что с одобрения суда и министерства экологии это возможно.

А Шарон с подлинно кладбищенским юмором заметил: «Зачем мы ему нужны? Пусть возьмет лодку».

Моран Сарир, «ХаАрец». Л.К.

На фото: старинное еврейское кладбище. Фото: Pixabay.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend