Кашрут — под наш контроль: все «за» и «против» новой реформы

Можно ли заменить ревизоров камерами слежения? Почему реформу, касающуюся ресторанов, не обсуждали с рестораторами? «Детали» выяснили, за что идею главного ашкеназского раввина Израиля Давида Лау критикуют со всех сторон.

Почему нужна реформа

Давид Лау предложил реформировать систему контроля за соблюдениями правил кашрута в предприятиях общепита, и выдачи им удостоверений кашрута. Эта реформа призвана стать ответом на иск двух иерусалимских рестораторов, которые оспорили в Высшем суде справедливости (БАГАЦ) монополию раввината в этой области.

Истцы просили сохранить за ними право называться кошерными, даже в том случае, если надзор за ними осуществляет какая-либо другая организация — например, «Ашгаха пратит» — а не Главный раввинат. Но БАГАЦ к столь радикальным переменам оказался не готов, и судьи приняли возражения раввина Рафи Охая, главы отдела Главного раввината по контролю за соблюдением закона о недопущении мошенничества в области кашрута. Он сказал, что новая формулировка будет вводить потребителей в заблуждение, тогда как существующая ныне система всем известна и прописана в законе. «Если истцы хотят закон изменить, то лучше это делать в Кнессете», — предположил Охая.

Но и сохранить систему контроля за соблюдением норм кашрута в нынешнем виде было бы ошибкой. О том, сколь сильно она поражена коррупцией, говорилось неоднократно — и не только государственным контролером. Вот какими словами судья Верховного Суда Ноам Сольберг сопроводил несколько месяцев назад решение суда, запретившее бизнесам пользоваться «альтернативными» удостоверениями кашерности: «Контролеры наблюдают за местом в течение считанных минут за неделю, при этом сами там не питаются; они требуют оплаты «по черному»; не обладают достаточными знаниями в вопросах Галахи или выполняют порученную им работу спустя рукава. Все настолько запущено, что порой даже раввины не полагаются на удостоверения, которые сами же и выдают! В том числе и «приближенные к столу» члены совета главного раввината».

Так что теперь Главный раввинат хотя и сохранил за собой монополию на кашрут, но получил требование от судей потребовали навести в этой сфере. Деваться некуда, потому и была разработана реформа, которая — несмотря на позитивные моменты — тут же оказалась под огнем критики, причем с обоих сторон: предложениями все равно недовольны и в Ассоциации владельцев малых и средних бизнесов, и сами «машгиахи»- контролеры за кашрутом.

Недовольство №1: Кто осуществляет надзор

Если реформу примут, бизнесмены смогут сами выбирать, будут они и дальше мириться с неожиданными и спонтанными визитами ревизоров, или согласны установить на своем объекте камеры наблюдения — чтобы в раввинате в любой момент видели, что происходит на данной конкретной кухне. Но во многих кафетериях предложением недовольны, и уже переименовали идею в «реформу Большого Брата», по аналогии с реалити-шоу, за участниками которого круглосуточно следят видеокамеры.

Рядового надзирателя за кашрутом — «машгиаха» — это новшество также не устраивает. Он понимают, что включение данного пункта в реформу приведет к его увольнению. По некоторым данным, будет уволено около 5000 «машгихим», экономия на зарплатах которых и позволит удешевить удостоверения о кошерности.

Правда, говоря об экономии, раввинат не указывает, во что обойдется установка камер, и кто за них будет платить. Шай Берман, глава Ассоциации малых и средних бизнесов, говорит: раввины не посоветовались с ними о проведении реформы. Что указывает на высокомерие и архаичность этого института, который не привлекает представителей общественности к обсуждению общественных реформ. А в итоге многие компании не захотят эти камеры размещать, поскольку с помощью подобных съемок им можно будет потом инкриминировать разные обвинения.

Недовольство №2: Кому нести деньги

Переход на новую систему контроля призван снизить расходы на получение удостоверений о кашруте — а это, в свою очередь, может отразиться на ценах для потребителя. Cегодня расходы предпринимателей на обеспечение кашрута в Израиле достигают 2.8 млрд. шекелей в год, — по данным бухгалтерской фирмы «Йорам Абрамзон и партнеры». Иными словами, почти 3% оборота всего рынка продуктов питания и напитков приходится на подтверждение кошерности продуктов (в том числе импортных), и мест, где их готовят.

Более того – оплачивать услуги контролеров теперь будут не бизнесмены, а религиозные советы. Это очень важное предложение способно ударить по коррумпированным ревизорам. До сего момента ситуация, когда машгиах, посещая заведение, получал зарплату от его владельца, уже становилась темой судебных исков. Налицо был явный конфликт интересов. Теперь предложено, чтобы бизнесмены платили Раввинату, а он бы уже распределял выплаты, в зависимости от осуществленных работ.

Впрочем, даже «по белому» сегодня наблюдение за тем, правильно ли осуществляется резка кур, обходится бизнесменам в 1.2 млрд. шекелей в год. Контроль за кошерным забоем скота — еще 440 миллионов, контроль за импортом мяса и мясных изделий стоит 322 миллиона шекелей, и т.д. Каждый киоск или лавочка, торгующая продуктами, платит ежемесячно 643 шекеля за услуги контролера (из них 600 шекелей потом уйдут на его зарплату). Кафетерий заплатит более 1600 шекелей. Отелям, залам торжеств, продуктовым фабрикам кошер-контроль обходится в 7-25 тысяч в месяц. Так что монополистам — как и их конкурентам из «Ашгаха пратит» — есть, за что бороться. Рынок этих услуг велик и перспективен.

Недовольство №3: Монополия сохранена

Целый ряд политиков и обозревателей СМИ заявили, что речь идет всего лишь о попытке «навешать лапшу» (пусть и кошерную) общественности, но при этом любой ценой сохранить монополию раввината — хотя главное, дескать, как раз заключается в том, чтобы ее разрушить. А в «Йорам Абрамзон и партнеры» полагают, что сама монополия главного раввината на все вопросы, связанные с кашрутом, стоит стране примерно 600 миллионов шекелей в год.

Но светским политикам возражают религиозные евреи — те, кого надпись «Тетя Циля считает, что тут кошерно» никак не может устроить. Им в самом деле нужно удостоверение, выданное либо раввинатом, либо тем раввином, которому он доверяет. Но раввинов много, и с каждым из них познакомиться невозможно, потому остается доверять удостоверению раввината.

При всех спорных вопросах, на реализацию этой реформы отведено целых два года. Так что у раввината есть время ответить на все эти вопроса. Так что цены в ресторанах если в итоге и снизятся – то не сразу.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фотография Бориса Беленкина


Размер шрифта

A A A

Реклама