Фото: Gonzalo Fuentes, Reuters

Что будет с Иорданией

Демонстрации в Аммане поутихли, но у короля Иордании есть другая проблема: страх, что иранские бойцы, которые хотят подорвать королевство, проникнут в сирийскую армию на границе. Встреча с российскими официальными лицами по этому вопросу была отменена в последнюю минуту.

Краткое видео, опубликованное в сети членами иорданской семьи Аль-Фаиз, разъясняет правила, которые должен соблюдать король Абдалла, чтобы сохранить свой трон. На видео показаны молодые члены семьи, перекрывающие главное шоссе между Мадабой и Амманом. «Если Фареса аль-Фаиза не освободят из-под стражи, мы заблокируем шоссе, ведущее в аэропорт, и этим дело не кончится», — угрожают они в соцсетях.

Доктор Фарес аль-Фаиз – известный в стране оппозиционер. В прошлом он проклинал королеву Ранию и призывал свергнуть короля. В ходе демонстраций против налоговых реформ на прошлой неделе он не остался в стороне и опубликовал оскорбительные заявления в адрес короля и его семьи, требуя его отставки, поскольку он – «главный виновник коррупции в королевстве». Аль-Фаиз был арестован неделю назад. Теперь полиция должна противостоять не только его семье, но  большому и влиятельному племени, конфронтация с которым, если ее не избежать, может ввергнуть страну в состояние гражданской войны.

Демонстрации, за которые аль-Фаиз был арестован, вынудили короля Абдаллу метаться между его соседями, чтобы привлечь больше средств для покрытия текущих расходов правительства, огромного долга в 40 млрд. долларов и, в частности, для поиска альтернативных источников дохода, которые планировалось получить за счет налогов.

Когда начались демонстрации, единственной страной, готовой помочь Иордании, был Кувейт, который направил в Амман специального посланника, чтобы предложить щедрую помощь в размере 1 млрд. долларов, половина из которых – грант, а половина – кредит по выгодной процентной ставке.

Катар, который бойкотируют Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет, также предложил помощь. Но принятие предложения Катара проблематично. Это означает иорданское обязательство перед Катаром и увеличение его влияния в Иордании за счет Саудовской Аравии и ОАЭ. Король оказался в невыносимой ситуации.

Саудовская Аравия поначалу не спешила предлагать помощь и ограничивалась заявлениями о поддержке. Катар стоял с «чеком в руке», который Иордания не могла принять, не узнав предварительно, какой объем помощи она получит или не получит от стран Персидского залива, бойкотирующих Катар. Между тем улицы бушуют, и общественность грозит, что не ограничится увольнением премьер-министра Хани аль-Мульки и назначением нового правительства под руководством Аль-Разаза.

Саудовская Аравия, главным образом, из-за опасности, что Катар станет союзником Иордании, провела встречу в Мекке с участием премьер-министра ОАЭ (но не самого правителя) и Кувейта. Результат оказался разочаровывающим. Страны Персидского залива предложили в общей сложности 2,5 млрд. долларов, включая 1 млрд. долларов Кувейта. Другими словами, Саудовская Аравия и ОАЭ будут давать по 750 млн. долларов каждая в течение пяти лет: из них одна часть — депозит, который они могут снять в любое время, другая – кредит, а третья – гарантии, под которые Иордания сможет получить кредиты от международных организаций. Иордания надеялась получить 5 млрд. долларов, чего тоже было бы недостаточно для стабилизации экономики без серьезных реформ.

После того, как степень помощи стран Персидского залива стала очевидной, король объявил Катару, что будет рад получить его полмиллиарда, что сопровождалось обязательством трудоустроить в Катаре еще 10 000 иорданских рабочих. Ссуду от Катара король получит наличными, в обмен на что вернет катарского посла, высланного полтора года назад под давлением Саудовской Аравии и ОАЭ в рамках их бойкота Катара.

Премьер-министр Иордании Аль-Разаз не смог скрыть своего разочарования странами Персидского залива, и в своем выступлении во время визита в Кувейт заявил, что Иордания находится под сильным политическим давлением, «но мы никому не позволим  нас шантажировать».

Под шантажом Аль-Разаз имел в виду опасения, что Иордания не готова принять американскую «сделку века», пока Иерусалим не сидит за столом переговоров, и отвергает намерения Саудовской Аравии лишить Иорданию ее статуса хранителя святых мест в Иерусалиме, что было обусловлено в мирном договоре между Израилем и Иорданией. Иордания также не желает участвовать в саудовской войне в Йемене и в прошлом отказывалась от требования Саудовской Аравии атаковать армию Асада или позволить арабским коалиционным силам действовать против Сирии со своей территории.

Но это – не единственный сложный фронт Иордании. Соглашения, заключенные Россией с Ираном, Турцией и Сирией о будущем последней, вызывают серьезные опасения у Аммана, главным образом, из-за близости иранских и проиранских соединений к его южной границе. В начале июня была запланирована совместная конференция в Аммане старших правительственных чиновников из США, России и Иордании с целью выработки мер по контролю за зонами деэскалации. Но, по инициативе Иордании, эта встреча была отменена, главным образом, из-за ее опасения, что к сирийской армии присоединятся проиранские бойцы под видом сирийских солдат. Иордания требует заверений, что только сирийские силы, и никакие другие, будут контролировать южную границу. В этом вопросе она стоит «плечом к плечу» с Израилем.

Иордания и Израиль ожидают, что Россия использует свои рычаги давления на Иран, но пока Россия действует осторожно. Выход США из ядерного соглашения и новые санкции, введенные администрацией Трампа против Ирана, а также нерешительные позиции европейских стран, увеличат зависимость Ирана от Китая и России. Но если Китай не требует политической цены в обмен на свои экономические связи с Ираном, Россия уже доказала, что знает, как взимать политическую цену, иногда очень большую, с тех стран, которые от нее зависят.

Цви Барэль, «ХаАрец», Л.К.

На фото: король Иордании Абдалла. Фото: Gonzalo Fuentes, Reuters

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend