«Существует иной ислам»

Курды исповедуют «прогрессивную версию» ислама. Именно они способны создать вторую после Израиля демократию на Ближнем Востоке. Так утверждает известный французский философ и писатель Бернар-Анри Леви.

Империя и пять королей

Обычно Леви пишет о давних или забытых войнах. Но его новая книга «Империя и пять королей» посвящена проблемам ближневосточного региона, в особенности — курдскому народу и его судьбе.

Хотя курды не являются неким однородным образованием, они, по мнению Леви, аккумулируют в себе философские и исторические ценности. Воплощает их, к примеру, пастырь из Мадбиджа, который оставил свою паству, чтобы сражаться с «Исламским государством».

«Мы в долгу перед курдами. Перед настоящими бойцами, которые взяли на себя смелость сразиться с ИГ еще тогда, когда весь регион, включая Ирак, оцепенел, ошеломленный агрессией радикальных исламистов», — написал Леви в предисловии к своей книге.

Сам он несколько раз бывал на курдской территории в Ираке, чтобы показать героизм их воинов в документальном фильме «Пешмерга», который вышел в 2016 году. Леви пришел в ярость от того, что Запад, по сути дела, бросил курдов на произвол судьбы после того, как они «сделали грязную работу».

Слово «империя» в названии книги отсылает к США — стране, замкнувшейся в себе самой и остающейся безразличной к проблемам Ближнего Востока. «Пять королей» — это старо-новые империи: Россия, Китай, Иран, Саудовская Аравия и Турция, либо потерявшие былую мощь, либо управляемые диктаторами, но, тем не менее, пытающиеся заполнить вакуум, возникший после ухода из этого региона американцев. «Пять королей» не брезгуют никакими средствами, будь то вымогательство или шантаж, чтобы разделить сферы влияния. В следующем месяце Леви презентует свою новую книгу в колледже Нетании, где ему будет присуждена докторская степень.

В этом зеркале отражается упадок Запада

— Когда Вас заинтересовала курдская проблема?

— В 1991 году, сразу после войны в Персидском заливе и постыдного забвения Западом курдов, я написал большую статью о Курдистане.

— Чем Вы объясняете безразличие Запада к курдской проблеме — отсутствием экономических интересов? Обыкновенным цинизмом?

— Ответ прост: противники курдов – это кучка шантажистов, которые давят на пресытившийся Запад. Сегодня демократический мир отступает, сдается, капитулирует, а недемократические движения эксплуатируют его, чтобы взять под свой контроль территории, погруженные в хаос после последних войн.

Каждый из «королей» приставил пистолет к «виску» Запада: Турция Эрдогана – с тикающей бомбой беженцев на ее территории; Россия – со своими лживыми новостями и дезинформацией, подрывающей стабильность демократических режимов; Иран – с ядерным шантажом; Саудовская Аравия – с вооружением радикальных исламистских группировок.

Эрдоган подобен бумажному тигру. Надо сказать ему «Стоп!», чтобы он почувствовал опасность быть изгнанным из НАТО. Возможно, тогда он успокоился бы. Но Запад предпочитает капитулировать и поддаваться шантажу, жертвуя курдами. Судя по всему, Европа возвращается во времена Мюнхена 1938 года, когда торжествовали Гитлер и Муссолини.

— То есть, история с курдами вам видится, своего рода, метафорой современного западного мира?

— Это — зеркало, отражающее упадок демократически настроенного Запада, позволяющего формирование новых возможностей «королей». С невероятной ловкостью они тасуют карты. Они словно решили позаимствовать у Запада все плохое, что когда-либо случалось в его истории…

Например, то, что Иран когда-то перестали называть Персией. Именно нацисты подтолкнули шаха Мухаммада Резу Пехлеви к этому «семантическому путчу» в 1935 году, побудив его сменить имя древней персидской империи на «Иран», который считался у них «арийским государством». И этой расистской концепцией на национал-социалистической основе по сей день пользуется режим аятолл.

— Вы утверждаете, что курды являются носителями иного, «просвещенного ислама», о котором вы мечтаете. На чем основано это мнение? Ведь хотя курдские женщины тоже сражались против ИГ, в целом сирийское курдское сообщество патриархально. И, похоже, они не собираются объединяться с иракскими курдами в единое государство…

— Курды заслуживают того, чтобы их отождествляли с «просвещенным исламом» потому, что существующее у них равенство между мужчинами и женщинами считается основой любого цивилизованного общества. И потому, что они уважают права национальных меньшинств, в особенности христиан. А кроме того, курды – единственное исламское образование, отмечающее день Катастрофы европейского еврейства. Иракские курды прекрасно ладят с евреями, что доказывает: война между Исраэлем и Ишмаэлем вовсе не является неизбежной! Возможно, это ответ на столетнее противостояние между израильтянами и палестинцами, ответ на ту ненависть, которая царит ныне в пригородах Парижа…

Две войны Европы

— Выступая перед Конгрессом США около месяца назад, президент Франции Эммануэль Макрон сделал акцент на моральные и демократические ценности Европы. Вы считаете, что они все еще актуальны?

— В Европе параллельно идут две войны: в одной из них просвещенный ислам противостоит радикальному, в другой – либеральные европейские ценности сталкиваются с теми, кто пытается наплевать на них — с такими людьми, как Виктор Урбан в Венгрии, как поляки, которые легализуют антисемитизм, как итальянцы со времен Берлускони, или британцы с их Брекзитом, или французские «близнецы» Меланшон и Ле Пен. Но не следует забывать, что год назад Макрон победил Марин Ле Пен, а в Великобритании Брекзиту мощно сопротивлялись.

— В 2010 году, на конференции по демократии, организованной газетой «ХаАрец» и французским институтом в Тель-Авиве, вы высоко оценили израильскую демократию. Что вы сказали бы о ней сегодня?

— Оценил бы точно так же. Насколько мне известно, в Израиле существует мощная оппозиция, критика правящего режима становится все интенсивнее, пресса свободна, правозащитные организации активны. Это было бы невозможным в недемократической стране.

— Вы называли сионизм «единственной идеей, которая не сделалась карикатурной». Но разве это тот сионизм, о котором говорил Герцль? Не становится ли еврейское государство более расистским и ортодоксально-клерикальным?

— Врачи, которые лечат сирийцев, раненых на Голанах – сионисты. Давид Гросмман – сионист, Амос Оз – сионист. Глава оппозиции Ицхак Герцог, который в 2015 году предложил абсорбировать некоторое количество сирийских беженцев, тоже сионист. Я поздравил его с этим, и поверьте мне, это не расизм!

— После того, как в Париже молодой мусульманин убил еврейку, пережившую Катастрофу, газета «Парижанин» опубликовала манифест против антисемитизма, декларируемого радикальным исламом. Вы тоже его подписали. Но нашлись и те, кто утверждал, что его публикация только усугубит вражду между мусульманской общиной и французскими евреями в атмосфере, которая и без того накалена до предела…

— Напротив! После него стали слышны голоса здравомыслящих представителей мусульманской общины. На следующий день после  манифеста в газете «Ле Монд» был опубликован еще один документ, подписанный двенадцатью имамами. Они подтвердили, что, действительно, происходит радикализация ислама, а в проповедях, звучащих в мечетях, нередки антисемитские отголоски. Это — первое подобное воззвание со стороны мусульманских священнослужителей, которые нашли в себе мужество осудить позорное явление! Ведь необходимо мужество, чтобы бороться с ним.

Габи Левин, «ХаАрец». М.К. Фотоиллюстрация: Pixabay


Читайте также: Россия и курды — история предательства


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend