«Контрпереворот» министра обороны

В настоящее время начальнику Генштаба Гади Айзенкоту удалось остановить продвижение наверх бригадного генерала Офера Винтера, выходца из кругов религиозного сионизма, который добился наивысших успехов в военной карьере.

Айзенкот решил в прошлом месяце не назначать его командиром дивизии, а кроме того, ему удалось предотвратить назначение Винтера военным секретарем главы правительства.

В ответ министр обороны Авигдор Либерман объявил о решении назначить Винтера своим военным секретарем: «Я уверен, что такой качественный и опытный офицер, как он, мне очень поможет», — написал  министр в своем  Твиттере.

Похоже, что Либерман отказался от своих пустых угроз, которыми прославился до своего назначения  вроде такого заявления как : «Если я стану министром обороны, в течение 48 часов Исмаил Хания будет мертв».  Теперь он действует более тонко, но похоже не менее агрессивно. За долгое время от не было слышно более ядовитой угрозы. В чем именно поможет вам генерал Винтер,  господин Либерман?

Офер Винтер был командиром бригады «Гивати» в ходе операции «Нерушимая скала» летом 2014 года, и его имя для многих стало синонимом опасности тесной связи религии и армии. Винтер окончил военно-религиозную ешиву в поселение Эли и, помимо военных заслуг, стал  известен тем, что в своем обращении к командирам бригады накануне выхода на боевую операцию написал: «Наши враги — террористы из Газы кощунствуют и оскорбляют Бога Израилева».

Подобные выражения хорошо запечатлены в коллективной памяти и являют собой взрывоопасный потенциал в отношении армии и  военных конфликтов, в особенности палестино-израильского.

Кроме того, как выяснилось, Винтер, во время операции «Несокрушимая скала», вопреки правилам, поддерживал связь со своим другом еще со времен регулярной воинской службы, министром Нафтали Беннетом.

Но возражения Айзенкота против продвижения генерала в основном связаны с его действиями в так называемую «Черную пятницу». В этот день, уже в конце операции в Газе, проходил бой в районе Рафиаха. В ходе этого сражения погибли солдаты Адар Гольдин, Бная Сарэль,  Лиэль Гидани и десятки палестинцев, в том числе много гражданских лиц.

На этой неделе минуло четыре года с того момента, и дело до сих пор открыто. ЦАХАЛ не может определить, кто ответственен за гибель большого числа палестинцев, поскольку был введен в действие так называемый «Протокол «Ганнибал» — самая агрессивная процедура, которая используется, чтобы предотвратить похищение.  Действия Винтера в ходе этого печального дня оставляют много вопросов в отношении его командования.

В то же время нарастают усилия в военной прокуратуре, которая пытается остановить опасные тенденции в ЦАХАЛе, связанные с проникновением политических дебатов в его ряды. Это продолжается со времен дела Элиора Азарьи. Когда безответственные политики призывали солдат нарушать инструкции по открытию огня, Айзенкот заявил, что не потерпит прославления в армии гангстерской морали.

Он поставил на место Беннетта, когда тот требовал стрелять в группы молодежи, запускающей «огненные шары», объяснив, что это противоречит его ценностям и моральной позиции.  Также и в отношении закона о национальном характере государства, начальник Генштаба высказался в том духе: в армии «мы уважаем человеческое достоинство, независимо от происхождения или религиозных убеждений».

Именно через эту призму надо рассматривать позицию Айзенкота в отношении продвижения Винтера. Айзенкот не считается правым. Моше Яалон был свергнут в похожей ситуации с поста министра обороны в пользу Либермана. Многие в правом лагере кричат о духе «переворота» в ЦАХАЛе и противодействии политике Нетаниягу.   

Факт назначения военным секретарем человека, чье продвижение было заблокировано главой Генштаба, можно оценить как «контпереворот». Об этом же говорят слова Либермана на этой неделе: «Я выберу начальника штаба, который не будет обижаться по каждому поводу».

                        Каролина Ландсман, «ХаАрец», В.П.
Фото: Эмиль Сальман

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend