Кому нужен внутренний враг

Айман Уда оказался невежливым? Он обидел полицейского? Так пусть заплатит за это. Ведь Уда – «внутренний враг», так назвал его недавно министр внутренней безопасности Гилад Эрдан в интервью радиостанции «Галей ЦАХАЛ». Значит, нужно ударить по нему со всей силы.

А как  быть с невежливыми представителями правого лагеря, скандирующими «Айман Уда мертв»? Разве это не подстрекательство и не угроза жизни депутата кнессета? Эти скандирующие тоже пойдут под суд? Смешной вопрос. Ведь известно, что для евреев и арабов писаны разные законы, и не только на территориях, но и здесь, в Хайфе. «Они – террористы, — написал в своем «Твиттере» министр обороны Авигдор Либерман. – Их место в тюрьме». Так он отказал арабам в гражданских правах. Он объявил их вне закона, разрешив, по сути дела, проливать их кровь.

Когда такие слова произносят представители правительства, неудивительно, что полиция без особых колебаний применяет непропорциональную силу против мирной демонстрации, большинство участников которой – арабы. «Закон о национальном характере государства» уже действует, причем он вступил в силу не сегодня и даже не вчера. Его реальное утверждение является пустой формальностью в государстве, где откровенная и бесстыдная дискриминация меньшинства является нормой. Эрдан, Либерман и многие другие представители израильского общества искренне полагают, что не могут и не должны мириться с правом меньшинства на протест.

Демонстранты в Хайфе не представляли угрозу для общественного порядка. Другое дело, что сам факт проведения подобной демонстрации кажется ревностным стражам закона угрозой существованию Государства Израиль.

Пришло время переосмыслить это понятие – враг. Являются ли израильские арабы нашими внутренними врагами? Хочет ли Израиль жить в атмосфере вражды до конца света?

Доктрина силы вновь и вновь доказывает: что было, то и будет, и это означает безысходность и безнадежность. Станет ли вновь забор смерти в Газе добрым забором, через который свободно проходили евреи и арабы? Можем ли мы надеяться, что когда-то здесь установится мирное сосуществование?

В этой связи вспоминается прецедент Северной Ирландии. Ведь и там, в Белфасте, царили немыслимое насилие, вражда и жажда мести. И вот, пожалуйста, сегодня Белфаст не найти в сводках новостей. Когда Страстная пятница, положившая конец конфликту в Северной Ирландии, придет в наши края?

Рахель Неэман, «ХаАрец», Б.Е.
На фото: демонстрация. Надпись на плакате: «Подстрекательство  наяинается в правительстве».
Фото: Моти Мильрод.

 


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend