Кокаин в туалете, 30 тысяч евро в сейфе

Признав факты злоупотребления служебным положением, бывший министр туризма Стас Мисежников заключил соглашение с прокуратурой. Ему инкриминируется перечисление одного миллиона шекелей компании Юлии Рот, с которой, согласно материалам следствия, Мисежников поддерживал интимные отношения. Деньги были перечислены компании Рот на организацию фестиваля студентов, проводившегося под эгидой Министерства туризма. Однако закон требует, чтобы средства выделялись на конкурсной основе, а в данном случае конкурса не было.

Тем не менее, в списке обвинений фигурирует не только злоупотребление служебным положением, но и получение взяток, подозрение в подкупе, фальсификация результатов конкурса, создание препятствий правосудию и употребление наркотиков.

Полиция начала следствие по делу Мисежникова в сентябре 2014 года. Его вызвали на допрос, а в его офисе провели обыск. 16 сентября 2014 Мисежников впервые явился на допрос в полицию. В это время он уже ушел из политики.

«Я открыл фирму и зарабатываю на жизнь консультациями, — сказал Мисежников на допросе.  — В это же время я пытался развивать некоторые стартапы. Сейчас эта идея уже стала приобретать материальные очертания. Пока у меня только один клиент — Еврейский национальный фонд «Британия», с которым я занимаюсь проектом развития поселений в Негеве».

На вопрос, сколько он зарабатывает, Мисежников ответил:

«40 тысяч шекелей, включая налоги. Все документировано».

Следователи задали Мисежникову множество вопросов о проектах, с которыми он сотрудничал, занимая пост министра туризма с 2010 года. Одним из таких проектов была совместная кампания с каналом моды (FTV). На вопрос, не сам ли Мисежников был инициатором этого сотрудничества, он ответил отрицательно.

По словам следователей, сотрудники министерства жаловались на то, что в ходе работы над проектом по сотрудничеству с каналом моды на них оказывалось давление.

Дело, связанное с обвинениями руководства партии «Наш дом Израиль» началось лишь три месяца спустя. В ходе расследования десятки подозреваемых были задержаны или вызваны для допроса, в том числе из близкого окружения Мисежникова. Сам Мисежников провел восемь дней в следственном изоляторе. Его несколько раз вызывали на допросы. В ходе одного из допросов следователь задал вопрос о возможном употреблении наркотиков.

Следователь: «Вы когда-нибудь употребляли наркотики?»

Мисежников: «Я не хочу отвечать на этот вопрос».

Следователь: «Почему?»

Мисежников: «Потому что считаю его оскорбительным».

Следователи продолжили допрос, однако у них сложилось впечатление, что Мисежников далек от наркотиков и их употребления. Вместе с тем, показания пресс-секретаря Министерства туризма Амнона Либермана изменили картину.

Амнон Либерман показал, что когда он с Мисежниковым, Керен Коэн и бывшим президентом Шимоном Пересом летали в Бразилию, в самолете зашел разговор о том, где достать кокаин. Среди сотрудников уже ходили разговоры, что Мисежников и Коэн его употребляют.

«Керен попросила меня купить кокаин на всех: «Чтобы хватило и нам, и тебе», — сказал Амнон Либерман.

Либерман рассказал также, что они с Мисежниковым летали в Мадрид на конференцию по еврейскому туризму, и там был задан тот же вопрос: «Что мы будем делать по вечерам после официальной программы?»

Коэн попросила Либермана и через своих друзей в Мадриде он достал 1 – 2 грамма кокаина. После ужина в ресторане они пошли в ночной клуб и там все вместе зашли в туалетную кабинку, где вынюхали всю дозу.

Также во время поездки в Нью-Йорк Мисежников, по словам Амнона Либермана, «попросил организовать ему кокаин на выходные».

Четвертый раз тема кокаина возникла в ходе проведения молодежного фестиваля в Эйлате.

На вопрос, кто оплачивал кокаин, Амнон Либерман ответил, что за него всегда платил Мисежников.

Либерман обратил внимание на то, что у Мисежникова всегда имелись наличные доллары. «Мы спрашивали себя, почему у Мисежникова всегда есть доллары? Его высокий уровень жизни не соответствовал образу госслужащего».

Также на допрос был вызван отец Мисежникова, Михаил. Следователи задали ему вопрос о банковской ячейке, абонированной на его имя в отделении банка «Леуми» в  Ришон ле-Ционе. В ячейке было обнаружено около 30 тысяч евро, вложенных в конверт с логотипом кнессета.

Следователь: — «Откуда в вашей банковской ячейке конверт с логотипом кнессета?»

Михаил Мисежников: «Наверное, я взял этот конверт еще давно, когда Стас работал парламентским помощником в кнессете. Я думаю, что у меня дома много таких конвертов».

Один из главных фигурантов расследования — лоббист Исраэль Иехошуа, которого считают очень близким к Мисежникову. Он обвиняется в даче взяток, мошенничестве, отмывании капитала и уклонении от уплаты налогов.

«Многие лоббисты были на моем 40-м дне рождения, — рассказывал Мисежников. — В том числе Исраэль Иехошуа. Я горжусь тем, что многие лоббисты стали моими друзьями благодаря моим личным качествам, а не по профессиональной надобности.

Обратимся же к протоколам допроса Мисежникова:

Следователь: «Я хочу вернуться к человеку по имени Исраэль Иехошуа. Кто он? Знакомы ли вы с ним?»

Мисежников: «Я точно не помню обстоятельств знакомства с ним. Могу сказать, что это было во время моего первого срока в кнессете. Я знал только, что он был активистом «Ликуда» в Иерусалиме и лоббистом в кнессете».

Следователь: «Какая связь между Иехошуа и проектом «Мертвое море»? У Исраэля Иехошуа есть несколько сотен миллионов шекелей в банке, он является инициатором многих проектов, в том числе связанных с Мертвым морем, которые осуществлялись в вашу бытность министром туризма, начиная с 2009 года».

Мисежников: «Что касается банковского счета Иехошуа, то, как говорится, «на здоровье». Министерство туризма не перечисляет деньги на подобные проекты по прихоти лоббистов или кого-либо другого. Всё делается в соответствии с потребностями развития туризма и в соответствии с процедурами, установленными законом и министерством».

Следователь: «Иехошуа в качестве консультанта по некоторым проектам (в том числе по Кумранским пещерам и найденным там свиткам) получал зарплату 100 тысяч шекелей в месяц? Что вы скажете об этом?»

Мисежников: «Мне ничего об этом не известно».

В сентябре 2016 года начался новый раунд расследования в отношении Мисежникова. На этот раз под подозрение попало письмо, которое он отправил Юлии Рот, со списком своих любимых песен группы «Слэм». Позже Рот стала продюсером этого фестиваля, но Мисежников утверждает, что не имел к этому назначению никакого отношения.

Группа «Слэм» выступила на фестивале в Эйлате и даже приняла участие в совместном ужине с организаторами, на котором присутствовал и Стас Мисежников.

Мисежников утверждает, что сам заплатил за свой ужин, чья стоимость составила не более 100 шекелей.

Адвокат Мисежникова Юваль Сассон утверждает, что все обвинения беспочвенны. Многие аргументы следствия основаны лишь на устных показаниях Амнона Либермана.

Адвокат Амнона Либермана Одед Савораи отказался комментировать эту информацию.

Ясмин Гуэта, Ротем Штаркман, «ХаАрец», А.Р.
На фото: Стас Мисежников в суде. Фото: Нир Кейдар.


Размер шрифта

A A A

Реклама