Фото: Neil Hall, Reuters

Когда ударит «Кобра»: британские спецслужбы вынуждены «держать на прицеле» не меньше 3 тысяч жителей своей страны

Журналист Юрий Голигорский из Лондона рассказал «Деталям», как реагируют жители британской столицы на очередной теракт, теперь уже — в северной части британской столицы. Здесь один человек погиб и более 10 получили травмы в результате, вероятно, намеренного наезда грузового фургона на пешеходов. За рулем сидел 48-летний британец, он задержан и отправлен на психиатрическую экспертизу.

Это своего рода «зеркальный» террористический акт, повторивший то, что происходило сначала на Вестминстерском, а затем и на Лондонском мосту. Но в районе Финсбери Парк произошло наоборот: нападавшим был коренной европеец, а объектом его ненавости стали мусульмане.

— В СМИ появилась информация о том, что имам одной из мечетей не дал разгневанным прихожанам линчевать водителя. Это так?

— Это преувеличение. Водитель попытался выскочить из фургона, но его схватили, хотя он оказал сопротивление, — рассказывает Голигорский. — Рядом с мечетью было много полицейских, меры безопасности повышены. Его отвезли в больницу в качестве меры предосторожности. Это то, что известно на данный момент.

Мне бы хотелось уточнить еще одну деталь. Известно, что в результате наезда погиб человек. Но дело в том, что, когда прихожане выходили из мечети, одному из них стало плохо. Он упал в обморок, ему начали оказывать помощь. И как раз в этот момент на них наехал белый фургон. Сейчас полиция пытается установить, погиб ли этот человек в результате наезда, или скончался до того. И от этой существенной детали зависит, что будет инкриминировано водителю: убийство или попытка убийства.

— Полиция усилила охрану мечети после последних событий, или стражей порядка там всегда было много?

— Да, в последнее время были усилены меры безопасности, поскольку есть определенная напряженность в отношениях между общинами, да и во время Рамадана вокруг мечетей полицейских всегда больше, чем обычно. В Финсбери Парк расположены, по меньшей мере, две мечети. Это район компактного проживания мусульман, поэтому в Рамадан там, естественно, были усилены меры безопасности.

Представители религиозных конфессий в Финсбери Парк, вскоре после теракта. Фото: Kevin Coombs, Reuters

— Премьер-министр Тереза Мей созвала экстренное заседание, на котором назвала инцидент «ужасным». Мэр Лондона Садик Хан заявил, что этот и последние теракты не отражают истинного духа столицы Великобритании. Какова обстановка в городе, в чем проявляется упомянутый вами рост напряженности в отношениях между общинами?

— Лондон – не типичный город Великобритании. Коренные британцы тут остались в меньшинстве, перевес в сторону приезжих незначителен, но уже имеется. В частных беседах коренные лондонцы говорят, что в собственной стране они чувствуют себя меньшинством, более того, утратили чувство безопасности.

А ведь эта страна в целом, да и ее столица, традиционно считались очень безопасными. Можно было ходить по Лондону и днем, и ночью, не опасаясь за свою жизнь практически нигде и никогда! А сейчас появились районы, куда не только простой житель Лондона не зайдет ни днем, ни ночью, но даже полиция старается обходить их стороной. На официальном уровне это не признается, то такие районы есть. И это не может не сказываться на взаимоотношениях между общинами, поэтому напряженность растет.


Лондон – отдельная экосистема со своей экономикой. Утром вы можете приехать и назвать себя беженцем, после обеда получите жилье, а к вечеру вас уже втянут в «серую» экономику, и вы начнете получать солидные деньги, правда, в конвертах. Лондон – это магнит, который притягивает к себе людей. В остальных частях страны многое выглядит по-другому, потому что экономическая ситуация иная.


Также понятно, что ресурсы и полиции, и спецслужб сейчас задействованы на крайнем пределе. Надо отслеживать довольно большую группу людей, которые вернулись из Сирии и полны решимости нанести максимальный урон Великобритании. Говорят, что под колпаком у спецслужб находятся сейчас примерно 3000 человек, а считается, что для успешной слежки за одним подозреваемым необходимо от 4 до 6 сотрудников. Можно представить, насколько напряженная у них работа. Даже если из этих 3 тысяч реальными террористами можно считать только 100 человек, а из них только один решится совершить крупный теракт, который ввергнет британцев в шок — то можете себе представить, что сейчас и полиция, и спецслужбы работают просто на износ.

Тереза Мей созвала заседание правительственного специального комитета под названием «Кобра». Он собирается только в экстренных случаях, но за последние три месяца это уже третье заседание. «Кобра» собирается когда существует угроза национальной безопасности и, очевидно, принимаются какие-то решения, не всегда оглашаемые публично. Очевидно, в результате сегодняшнего заседания будет принято решение об усилении мер безопасности.

Кстати, сегодня мэр Лондона Садик Хан заявил о необходимости более активно перенимать израильский опыт борьбы с террором. Что конкретно имелось в виду, он не расшифровал. По моему мнению, многие будут вспоминать о том, что в Израиле очень активно задействована система информаторов, «штинкеров», чего, по сути, нет в Великобритании. Не развита система внедрения в группы населения, которые несут угрозу национальной безопасности. Это сопряжено с вопросом о правах человека, возникают различные юридические препоны. И здесь, конечно, надо понять, что перевешивают юридические положения и права человека, а не безопасность государства.

Вероятно, об этом говорил Садик Хан, мусульманин и один из самых активных и интересных политиков на британском политическом небосклоне. В моменты этих трех террористических актов он вел себя безукоризненно, говорил самые правильные вещи, находился в самых нужных местах и делал самые правильные выводы. Если он говорит, что следует перенимать израильский опыт, то правительству и спецслужбам надо к нему прислушаться.

Олег Линский, «Детали». Фото: Neil Hall, Reuters

На фото: офицер военной полиции в Финсбери Парк, вскоре после теракта

Размер шрифта

A A A

Реклама