Опасность религиозной благотворительности

После долгих проволочек и намеренного затягивания кнессет собирается обсудить горячий вопрос, связанный с возможным отмыванием денег и уклонением от налогов в ультрарелигиозных благотворительных фондах и организациях. Но не по собственной инициативе, а под угрозой серьезных санкций со стороны американских банков. Ультраортодоксальные партии всячески пытаются ставить палки в колеса, поэтому все крайние сроки уже прошли.

Дебатами руководит председатель финансовой комиссии Моше Гафни («Еврейство Торы»), главная фигура ультрарелигиозных партий в парламенте. Стало быть, вряд ли мы станем свидетелями скорого прогресса в этом вопросе. Прошло два года с тех пор, как был внесен законопроект, направленный на мониторинг благотворительных фондов и организаций, которые предоставляют нуждающимся беспроцентные кредиты. Гафни имитировал кипучую деятельность, но, на самом деле, не продвинул законопроект ни на йоту.

В дискуссии, которая состоится 13 ноября, основное внимание будет уделено регуляции и контролю, а также определению того, какое ведомство должно заниматься мониторингом деятельности этих благотворительных фондов. Это довольно странный подход, видимо, направленный на затягивание времени, учитывая тот факт, что в законопроекте такой орган указан. Это Управление рынком капитала министерства финансов, которое является регулятором всей области внебанковских кредитов, страхования и накопительных программ.

Но Гафни почему-то недоволен этой организацией, тем более, что инициаторы закона настаивают на тотальном контроле, а он предпочитает иной вариант, облегченный.

Вначале Гафни попытался выдвинуть странное предложение о создании нового органа финансового мониторинга при министерстве соцобеспечения. Когда государство возразило, Гафни решил проверить другие возможности. Несколько недель назад он обратился к идее банковского мониторинга, хотя он не менее строгий, чем в Управлении рынком капитала. К тому же эту идею отверг Банк Израиля. Однако попытки Гафни найти некую альтернативу создают впечатление, что главная причина его поисков в другом: чтобы не казалось, что он намеренно затягивает обсуждение законопроекта.

Гафни пригласил на обсуждение руководителей ведомства по делам корпораций, входящего в министерство юстиции, чтобы проверить, захочет ли оно контролировать благотворительные ультрарелигиозные фонды, используя более мягкие критерии контроля, чем остальные. Этот вариант также кажется бесполезным, поскольку вряд ли ведомство сможет заняться мониторингом, пока государство твердо стоит на своем, считая, что контроль должен осуществляться Управлением рынком капитала.

Однако можно сказать, что время поджимает, и это касается, как благотворительных организаций, так и самого государства. Отсутствие контроля чревато для благотворительных фондов подозрением в отмывании денег, а, стало быть, и риском, заключающемся в том, что с ними могут перестать работать американские банки. И произойти это может в любое время, тем более, что этим фондам и организациям американцы дали два года для создания «контролирующего зонта». Крайний срок истек в августе нынешнего года, и это значит, что американская финансовая система может поставить под угрозу всю систему  благотворительности ультраортодоксального сектора.

Но, как было сказано, отсутствие контроля угрожает и самому государству, которое оказалось в заложниках у Гафни, тормозящего продвижение закона, который является продолжением международной конвенции по выявлению лиц, уклоняющихся от уплаты налогов. Около ста стран, подписавших Единый стандарт отчетности (CRS), предназначенный для борьбы с уклонением от налогов, взяли на себя обязательство предоставлять информацию о вкладах граждан других стран в своих банках. Это означает, что вариант использования налоговых убежищ с депонированием денег в какой-то неизвестный банк за рубежом прекратил свое существование. Другими словами, он перестал существовать для всех стран, подписавших CRS.

Израиль подписал конвенцию, но из-за Гафни, который требует компромисса по религиозным благотворительным фондам, закон еще не вступил в силу. Даже в этом случае все сроки для внесения соответствующих изменений в законодательство для Израиля давно прошли. Последний срок был в начале сентября. Это означает, что у Израиля отсутствует механизм разоблачения лиц, уклоняющихся от уплаты налогов за границей, и, следовательно,  Израиль нарушает подписанную им международную конвенцию.

Гафни требует ослабления ограничений на благотворительность, даже несмотря на то, что орган по борьбе с отмыванием капитала предоставил этим благотворительным организациям рейтинг среднего и высокого риска. Просто потому, что благотворительные организации не контролируются, большая часть операций производится наличными. К чести благотворительных организаций относится тот факт, что они носят некоммерческий характер и не взимают никаких процентов за предоставляемые кредиты. Большинство из них — небольшие учреждения, которыми управляют волонтеры на общественных началах.

Словом, на данный момент никакого компромисса не видно даже на горизонте. Однако способность государства противостоять давлению подтачивается все больше и больше. Похоже, что может быть достигнута некая сделка, чтобы с одной стороны продолжить обсуждение на парламентском уровне вопроса о введении Единого стандарта отчетности. И, с другой стороны, обеспечить защиту благотворительных фондов от американских санкций, а также найти компромисс с Управлением рынком капитала по поводу контроля над деятельностью указанных фондов. Иначе говоря, если на данный момент нет мониторинга отмывания денег, то если он появится, он будет, по всей видимости, не особо жестким, чего, собственно, и добивается Гафни.

Комментируя данную публикацию, Гафни заметил, что, безусловно, проведет дебаты в кнессете по данному вопросу и сделает все, чтобы продвинуть законопроект по надзору за благотворительными фондами и организациями.

Мейрав Арлозоров, «ХаАрец» М.К.

На фото: Моше Гафни. Фото: Оливье Фитусси

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend