Кто спорит с безутешными родителями

Cложно спорить с родителями, потерявшими сына. Сложно потому, что мы все разделяем их огромную боль и прекрасно понимаем, что их сын погиб, защищая нас. Но накануне Йом Кипур я надеюсь, что меня простят, если я выскажу критику в их адрес.

Это особенно важно, потому что значительная часть коллег-журналистов, как правило, cтараются ничем не задеть и не обидеть Лею и Симху Гольдин, родителей лейтенанта Адара Гольдина, который погиб в Газе вместе со старшим сержантом Ороном Шаулем (тела обоих удерживаются ХАМАСом). Именно так вел себя обозреватель радиостанции «Галей ЦАХАЛ», когда две недели назад взял интервью у Симхи Гольдина. Беседа состоялась после того, как Гольдина принял премьер Биньямин Нетаниягу. Они обсуждали тему возвращения тела Адара Гольдина.

Уже не в первый раз семья Гольдин яростно нападает на главу правительства. Она обвиняет премьера в том, что он «продолжает капитулировать перед ХАМАСом», что он «бросил солдат», что он «ничего не делает, чтобы вернуть сыновей», и что его поведение «повышает цену возвращения ребят».

Истина совершенно противоположна. Лея и Симха Гольдин способствуют росту цены. Их требование вернуть тела немедленно ослабляет позиции Израиля и поощряет ХАМАС, который видит, насколько мы слабы. Настолько слабы, что не можем принять такой факт: на войне есть жертвы. Именно поэтому ХАМАС не возвращает тела. Он видит, что споры в Израиле вокруг этой проблемы разрывают нас изнутри. Конечно, ХАМАС и не думает отказаться от такого козыря.

В упомянутом интервью Гольдин сказал, что он «разочарован встречей с Нетаниягу». На мой взгляд, на самом деле, это делает честь премьер-министру, который не поддался давлению тех, кто считает себя стоящим над ним, над ЦАХАЛом и над всеми нами.

Нетаниягу хочет достичь соглашения о прекращении огня с ХАМАСом, чтобы предотвратить дальнейшую эскалацию в Газе, не ставя обязательным условием возвращение тел Гольдина и Шауля. Он не готов заплатить чрезмерную цену, требуемую ХАМАСом. С другой стороны, стоит платить дорого за живых людей, — так, как мы заплатили за Гилада Шалита. Стоит много заплатить за возвращение Авру Менгисту и Хишама а-Саида, но не за мертвых.

Родители Гольдина намеренно говорят о «возвращении мальчиков», хотя речь идет о возвращении их останков. Они также сформулировали требование, согласно которому останки должны быть возвращены безвозмездно. Мы просто должны продолжать дубасить по ХАМАСу, пока он не встанет на колени и не попросит нас принять тела двух убитых.

Конечно, этого не произойдет. После операции «Нерушимая скала» мы наносим удары по Газе уже четыре года, и ХАМАС не сдается. Ранены и убиты тысячи жителей сектора, там не хватает топлива, электричества и воды. Мы лишили онкологических больных из Газы возможности лечиться. Но Газа пока не сдалась.

Вариант, предлагаемый родителями Гольдина – бить сильнее и больнее. Они опасаются, что прекращение огня с ХАМАСом может, не дай Бог, привести к подписанию долгосрочного соглашения с террористическим движением, а потом и к соглашению с ПА.

Не случайно Нафтали Беннет был почетным гостем на церемонии поминовения Адара Гольдина. Беннет тоже против прекращения огня с ХАМАСом. Он сказал, что прошли «четыре года без могилы». Но это не так. Есть могила и надгробная плита, и в могиле есть части тела. Были также военные похороны, в которых участвовали тысячи людей. Положение родителей Гольдина лучше, чем у многих других семей, чьи близкие пали в бою, но место их захоронения неизвестно.

В августе 2014 года Лея и Симха Гольдин обратились к согражданам и попросили их участвовать в похоронах. Я откликнулся и пришел на похороны в Кфар-Сабе, которые были достойными и впечатляющими. Я думал, что это — конец дела. Я был неправ. Для родителей Адара Гольдина это было только началом.

Нехемия Штрасслер, «ХаАрец»   Д.Н.

Фото: Алекс Либак.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend