Фото: Mohammed Salem, Reuters

Кладбища для врагов

В Израиле существуют два кладбища для врагов. Они были созданы в середине 70-х годов прошлого века. Одно возле моста Адам в Иорданской долине. Другое сначала существовало в Верхней Галилее, но позднее его перенесли на Голанские высоты.

О том, что убитые террористы ХАМАСа не так давно были временно погребены на кладбище для врагов, стало известно в ходе рассмотрения иска, поданного в БАГАЦ их родственниками. В прошлом, когда  министр внутренней безопасности Гилад Эрдан просил бывшего  министра обороны Моше Яалона хоронить их там, он получил отказ, а нынешний министр обороны Авигдор Либерман дал добро на этот шаг. И в результате три месяца назад было реализовано соответствующее распоряжение военно-политического кабинета. Но семьи террористов никто об этом не уведомил, что и породило иск.

Адвокат Зеэв Фарбер видит в этом возврат к практике, которая была принята в Израиле в прошлом.

— Порядок захоронения солдат вражеской армии или террористов на таких кладбищах регламентируется распоряжением начальника Генштаба. Их хоронят без каких-либо надгробий, но есть таблички с личными данными. Считается, что это временные захоронения, чтобы потом можно было передать тела противоположной стороне.

С погибшими террористами так обходились с середины 70-х годов прошлого века. Однако несколько лет тому назад было принято решение выдавать их тела родственникам — с требованием, чтобы поминальные церемонии проводились тихо, в ночные часы, без большого скопления народа, и не превращались в антиизраильские демонстрации. Однако эти требования нарушались, и сейчас террористов вновь стали хоронить на этих кладбищах, перестав выдавать тела родственникам. В конечном счете решили вернуться к прежней практике.

— В чем суть иска, поданного в БАГАЦ родственниками террористов и Управлением по делам заключенных при Палестинской Автономии?

— Они потребовали выдать тела для захоронения. И в рамках рассмотрения этого иска возник вопрос — а где вообще находятся эти тела, если не в морге. Так и выяснилось, что они  на кладбище для врагов. Выдавать их или нет, и на каких условиях, зависит от БАГАЦа.

— Если это одна из мер сдерживания, давайте поговорим и о другой — о разрушении домов семей террористов, которые потом восстанавливаются. Мы же прекрасно знаем, что власти ПА и разные неправительственные организации спонсируют строительство нового жилья. Например, недавно были конфискованы 48 тысяч шекелей, предназначенных для восстановления дома семьи террориста, который в январе 2016 г. убил Дафну Лиэль в поселении Отниэль. Насколько эффективна борьба с этим явлением? Понятно, что невозможно перекрыть все финансовые потоки, но удается ли все же предотвратить восстановление хотя бы части домов?

— Это достаточно деликатный вопрос. С одной стороны, если речь идет о поддержке террора, то есть о переводе денег от террористической организации или на поддержку террористических акций — тогда их можно конфисковать, а работы приостановить. Но все сложнее, если средства собраны на благотворительные цели. Надо доказать, что если это в чистом виде благотворительность, то почему помогают именно семье террориста, а не другим нуждающимся?

Недавно в Кнессет был внесен законопроект, предлагающий вычитать из налогов, которые Израиль собирает для ПА, те суммы, которые она тратит на поддержку заключенных в израильских тюрьмах. То есть какой-то прогресс в этом направлении есть. К ответственности стали привлекать и родственников террористов — за поддержку и поощрение террора. Раньше этого не было. Изменения в общественном сознании могут повлечь за собой изменения в подходе юристов и силовых ведомств. Теперь будут пристальнее отслеживать, кто переводит деньги и почему, чтобы не только их конфисковать, но и выявить всю цепочку, выйти на сеть поддержки террора.

Олег Линский, «Детали». Фото: Mohammed Salem, Reuters

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама