Кандидат Эли Нахт хочет повысить явку на выборах в Ашдоде

«Для нашего города главное — не имя мэра, а то, каким окажется состав коалиции». В интервью «Деталям» адвокат Эли Нахт рассказал, почему решил возглавить список «Атид Ашдод» и кто, на самом деле, размывает голоса местной русскоязычной общины.

— Если коалиция будет зависеть от ортодоксальных фракций, тогда и мэр, кто бы ни занял этот пост, сдат им свои позиции. У него просто не останется выбора, — говорит Эли Нахт. — Вспомним, что даже нынешний мэр Йехиэль Ласри в первую свою каденцию всех устраивал, и когда-то очень многие русскоязычные за него голосовали. Пока не пришли ортодоксальные фракции и не поставили меру ультиматум. И он его принял, что и привело ко всей этой волне протестов и конфронтации в нашем городе.

— Но вам не кажется, что появление еще одного русскоязычного списка лишь еще больше разобщит общину?

— Думать так — неправильно по двум причинам. Во-первых, «русская улица» в Ашдоде никогда и не была единой. На прошлых выборах здесь тоже было три русскоязычных списка. Не говоря о том, что и у ортодоксов тоже три списка! А уж они действительно умеют работать и добиваться своих целей.

Но вот чего наши «русские » не понимают, к сожалению: они думают, что 1+1 может дать 3, и потому надо всем объединиться. Но электоральная математика иная, практика и история показывают, что во многих случаях 1+1 не дает даже 2. Почему? Давайте вспомним на примере Кнессета: когда-то, в 18 созыве, у Исраэль Бейтену было 15 мандатов, а у Ликуда было 27, и все опросы давали им до 45 мандатов в случае объединения. Но объединившись, блок «Ликуд Бейтену» получил гораздо меньше, чем у обоих этих партий было до выборов — только 31 мандат.

К тому же я не собираюсь переубеждать людей, которые уже по каким-то причинам симпатизируют тому или иному кандидату. Нет, моя первоочередная задача — предложить альтернативу тем 61-62 процентам наших светских, и русскоязычных, жителей, которые вообще не голосуют! По единственной причине — они больше не верят этим кандидатам. Эти политики их уже подводили в прошлом, и жители перестали рассчитывать, что эти кандидаты на самом деле будут представлять их интересы.

— Согласно публикация в городской прессе, недавно по заказу кандидата на пост мэра Ашдода Шимона Кацнельсона институт «Маагар мохот» провел опрос, который тоже показал: 50% всех горожан все еще не знают, за кого будут голосовать…

— Моя задача — объяснить, что я в муниципалитете буду представлять интересы тех людей, которые на протяжении 20 лет голосовали, в надежде на изменения в нашем городе — но не увидели их и утратили интерес. В нашем городе более 20 лет не появлялось никаких новых лиц на светской «русской» улице. Все, кто сегодня претендует на пост мэра, Лахмани, Михаэли, Кацнельсон, Гитерман, Ласри — все они без исключения заседали в муниципалитете уже много-много лет. Нужно предложить им альтернативу. Даже достигая весьма преклонного возраста, люди все равно держатся за свои места. А народ требует новых идей. Больше энергии, более креативных подходов к решению проблем…

— Каких, например?

— У нас, например, муниципальная Компания по развитию Ашдода все последние 17 лет пытаются построить спортивный комплекс, «кантри-клуб» — и не может. А есть еще у города Компания по культуре («хевра ле-матнасим»), с годовым бюджетом в 160 млн. шекелей, я когда-то был членом Совета директоров этой компании и знаю, сколь многое она может сделать — так почему же у нас нет муниципального русскоязычного театра? Нет городского ансамбля? Спортивным командам не хватает ни дотаций, ни помещений — и потому они остаются, при всем уважении, на любительском уровне. А причина в том, что для повышения этого уровня нужно открыть кошелек, и чтобы деньги из него получали не приближенные к властным структурам, а люди, умеющие качественно работать, обладающие потенциалом. А у нас пока все наоборот.

— «Борьба с религиозным засильем» все еще является главной темой местной кампании, или накал страстей уже несколько утих?

— Противостояние светских и религиозных ортодоксов по прежнему сильно отражено в предвыборных кампаниях кандидатов. Проблема в том, что под эту очень горячую и болезненную тему было создано немало списков, которые пытаются на этой волне «заплыть» в муниципалитет. Хотя речь идет о людях, которые вообще никогда не были замечены участвующими в общественной жизни, не занимали постов, не знают, как работает муниципальная структура, центральная власть, городские компании. Но им кажется, что в этой атмосфере и они могут преуспеть. Хотя как раз они, действительно, способно распылить голоса нашей общины.

В то время как мой список даст возможность реально снизить число ортодоксов среди 27 членов нашего горсовета, чтобы создать светскую коалицию. Я стремлюсь предоставить альтернативу, в первую очередь, тем людям, которые не нашли, за кого голосовать.

Чем больше новых голосов я приведу на избирательные участки — тем меньше ортодоксов окажется в нашем горсовете, и это важно, потому что коалиционные переговоры ведутся с позиции силы. До сего дня, на протяжении пяти лет фракция, представляющая самую большую электоральную группу жителей Ашдода — русскоязычных, оставалась в оппозиции, не влияя ни на что! Так что после выборов перед представителями светских списков встанет еще более непростая задача: объединиться в единый блок и выдвинуть наши условия вступления в коалицию.

Роман Позен, «Детали». Фото предоставлено Эли Нахтом


Читайте также:

Незаконный статус-кво

Заместитель мэра Ашдода ответил на обвинения


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend