«Мертвые души» по-палестински

Израилю вновь пророчат мрачное демографическое будущее, если он не отступит из Иудеи и Самарии. Полковник Ури Мендес, заместитель главы гражданской администрации, заявил членам парламентской комиссии по иностранным делам и обороне, что на территории между рекой Иордан и Средиземным морем живут уже пять миллионов палестинцев.

Мендес пояснил: в палестинских реестрах населения зарегистрированы сегодня около 3 млн. человек, но реальное число, вероятно, меньше — 2.5-2.7 млн., потому что из него не исключены многие уже скончавшиеся люди, а также эмигрировавшие из ПА. Если добавить сюда еще 2 миллиона палестинцев, живущих в Газе, и арабских жителей Восточного Иерусалима, получится около 5 миллионов.

Погрешность в цифрах, возможно, возникает именно из-за того, что на протяжении многих лет гражданская администрация Иудеи и Самарии отказывается взять на себя ответственность за учет палестинского населения даже в секторе С, полагаясь на данные «с той стороны». С просьбой уточнить эти сведения, ставшие причиной очередного горячего спора между сторонниками ухода с территории и сторонниками их частичной аннексии, «Детали» обратились к демографу, автор книги «Демографические тенденции в Стране Израиля (1800—2007)» Якову Файтельсону.

— На самом деле, все эти страсти — буря в стакане воды. Люди, даже политики, склонны доверять кликушеству, а не серьезным исследованиям и фактам. Я давно говорю: нет причин для паники. Но есть необходимость упорядочить и проводить осмысленную демографическую политику, — сказал Файтельсон.

«Мертвые души»

— Подобное обсуждение проводится каждый год. Заседали и в 2016-м, и в 2017-м, под руководством Моти Йогева, председателя подкомиссии по делам Иудеи и Самарии, — сказал Файтельсон. — Еще 7 июня 2016 года представители гражданской администрации сделали несколько важных заявлений, хотя тогда о них не писали.

Во-первых, они получают всю эту информацию от администрации ПА, а сами ее не собирают — только хранят. То же касается и сектора С, который находится под полным израильским контролем.

Во-вторых, вопреки всем правилам, в списки включены и эмигранты, и — вот об этом, на самом деле, раньше нигде не говорилось — и даже дети эмигрантов, родившиеся за границей! Если они хотя бы один раз посетили место своего рождения, побывали у своих родственников — они автоматически попадают в списки жителей ПА.

В третьих, есть еще одна «традиция», продолжающаяся у них со времен английского мандата: они не сообщают данные об усопших. Их мертвецы остаются в списках. Мне как-то показали полученные от администрации ПА списки жителей, в них числился человек 1835 года рождения!

Я был свидетелем еще одного казуса. Я был в командировке в России. И мне вдруг попалась на глаза странная статья: о том, что в Галилее, в одной из арабских деревень, арестовали члена местного совета, поскольку выяснилось, что в течение двадцати пяти лет он получал пенсию своей давно умершей бабушки. Если даже у нас так проверяют дела, то можно себе представить, что творится с данными о смертности в ПА.

— Зачем им нужны «мертвые души»? Не демографии же ради?

— Дело в другом: финансовая помощь спонсоров, доноров, начисляется по количеству душ, так что чем больше «списочного состава», тем больше можно получить.

Я помню нашу встречу с тогдашним председателем Совета национальной безопасности Гиорой Айлендом. Мы с коллегами представили свои демографические разработки, назвали источники, из которых черпали информацию. И он нам сказал: если вы правы, то получается, что речь идет примерно о лишнем миллиарде долларов, который они получают.

— Полковник Ури Мендес сказал: «Палестинцу, родившемуся, например, в Бразилии, точно также выдадут палестинский паспорт и впишут в этот реестр»…

— И парадокс в том, что гражданская администрация признает, что эти списки включают эмигрантов и их детей — но все равно, передает правительству и кнессету заведомо неточную информацию. Ведь и гражданской администрации выгодно говорить, что в Иудее и Самарии проживают, к примеру, пять миллионов арабов и 500 тысяч евреев! Стало быть, и бюджеты должны выделяться соответствующие!

— Да, ведь и сейчас парламентская комиссия собралась, чтобы обсудить забастовочные санкции сотрудников гражданской администрации… Они просят средств…

— Получается замкнутый круг. Для палестинцев предоставлять искаженные данные — легитимно, это часть их психологической войны против Израиля; гражданская администрация берет эти данные и представляет их как собственные правительству, парламенту и другим государственным организациям. И тут появляется профессор Арнон Софер, который говорит, что ссылается на заведомо проверенные данные гражданской администрации. Кем проверенные? Палестинской администрацией?

Такие споры велись и в прошлом

В 1990 году был выпущен сборник «Иудея и Самария до 2005 года», его издала гражданская администрация. А годом ранее, в 1989 году, возник спор между МВД, Центральным статистическим бюро и гражданской администрацией — как раз по поводу численности населения в Иудее, Самарии и в Газе. Потому что данные МВД на 32% превышали цифры ЦСБ!

Стали выяснять, откуда возникло столь серьезное расхождение. Оказалось — потому, что в том же году в Газе всем меняли удостоверения личности. Выяснилось, что верны данные ЦСБ и гражданской администрации. А в списки МВД попало 163 тысячи эмигрантов, которые не живут на этих территориях.

— Почему в гражданской администрации нет специального отдела, который мог бы сам проверять поступающую информацию?

— Такой демографический отдел когда-то существовал, до 1997 года, но его закрыли за неимением бюджетных средств. И сейчас гражданская администрация вообще ничего не предпринимает, только фиксирует процесс.

Так палестинцы нарушают правила, установленные ООН, о том, что человек не считается жителем страны, если он не прожил в этой стране год и один день. Чтобы вернуть его в этот статус, он должен прожить в стране непрерывно 90 дней… А что делает Софер? Он заявляет: палестинцы имеют полное право включать в список эмигрантов, потому что у нас тоже есть порядка 600 тысяч человек – евреев, граждан Израиля, проживающих за границей — и они, дескать, тоже включены в число жителей нашей страны.

— И что же, он не прав?

— Абсолютно не прав. Эти люди не включаются в списки жителей Израиля. Да зачем далеко ходить за примером? У меня у самого была такая проблема, когда я работал в России в течение десяти лет. На каком-то этапе, приехав на несколько дней домой, я вдруг обнаружил, что меня удалили из списков больничной кассы — поскольку «центр жизненных интересов » у меня перемещен в другую страну.

— Профессор Арнон Софер известен своей страстью к апокалипсическим картинам… Вы ведь с ним давние оппоненты?

— В 1988 году этот человек утверждал — и мнение его было растиражировано во многих СМИ, что Израилю неоткуда ждать пополнения! Репатриации больше не будет, и нас ждет катастрофа, а те, кто говорит о возможном прибытии новых репатриантов — просто фантазеры. Я в ответ посоветовал ему подъехать в аэропорт Бен Гурион и посмотреть на ручеек, который начал течь из Советского Союза. Этот ручеек превратится в наводнение…

Сколько же их на самом деле?

В 2014 году была опубликована работа двух арабских специалистов, проведенная ими для французского исследовательского института; одним из них был профессор Юсуф Курбач, который назвал Израиль демографическим чудом XXI века: дескать, евреи в нем сумели компенсировать более высокую арабскую рождаемость. А самое удивительное, что процесс продолжается, и тенденции противоположны. Рост за последние 10 лет у евреев — 48%, у арабов — 7%.

Если так пойдет дальше — а он писал это четыре года назад – «то еврейская рождаемость превзойдет сначала рождаемость у арабов 1948 года (так они называют арабских граждан Израиля), а затем и арабов Иудеи, Самарии и Иерусалима. Это — лишь вопрос времени».

Профессор Курбач утверждал также, что число поселенцев, «взорвется с 560 тысяч сейчас до 1.7 миллионов в 2048 году, благодаря их высокой рождаемости, низкой смертности и большому притоку переселенцев. Их доля вырастет с 18 процентов от всего населения Западного берега, к 2048 году, до 29 процентов».

Палестинцы собирают пшеницу на поле в окрестностях Рамаллы. Фото: Гиль Коэн-Маген

Профессор Курбач утверждал также, что число поселенцев, которые сейчас составляют 15 процентов от всего населения Западного берега, вырастет к 2048 году до 40 процентов.

— Когда я определял количество арабов Иудеи и Самарии, то полагался на данные миграционного баланса, а он с 1967 года по 2010 год, в основном, был все время отрицательный. То есть, уезжало намного больше народу, чем приезжало — в среднем, на 10 тысяч человек в год, — говорит профессор Файтельсон.

Начальник ЦСБ ПА, доктор Абу Либде проводил первую перепись палестинского населения в 1997 году и сообщил, что в этом списке – 325253 эмигранта. И далее миграционный баланс палестинцев, по данных американских статистиков, продолжал быть отрицательным — из Иудеи и Самарии в среднем 12237 человек в год, а из Газы примерно по 9100. Хотя, конечно, были всплески и спады. Например, в год прихода ХАМАСа к власти в 2005 году отрицательный баланс по Газе составил 24 тысячи человек, а в следующем году – 1500, а еще через год – 500.

— Чем было вызвано столь резкое сокращение?

— Мы закрыли границу, египтяне тоже. В основном выезжали обладатели паспортов других стран — например, украинские жены жителей Газы. А в Иудее и Самарии в это же время — резкий всплеск эмиграции, и баланс в 2007 году составил 59 тысяч человек.

Во время второй интифады, по иорданским данным, с 2000 по 2003 год только из Иудеи и Самарии уехало на 150 тысяч человек больше, чем приехало. В 2009 на пограничном пункте Караме баланс у них составлял 66 тысяч человек, за 9 месяцев 2010-го — еще 44 тысячи… Короче говоря, отрицательный миграционный баланс составил с 1967 по 2016 годы примерно 850 тысяч человек.

Их сразу можно вычесть из упомянутых 5 миллионов. Остается 4 миллиона 150 тысяч. А где дети эмигрантов, родившиеся за границей? А где эти мертвецы, о которых не сообщают палестинские власти? Вот и все, что вы хотели знать о достоверности этих пугающих данных.

— Что же получается по вашим подсчетам в итоге?


На территории Газы численность населения может составить один миллион 590 тысяч человек, а в Иудее и Самарии – один миллион 800 тысяч. Такова истинная демографическая картина. А евреев в Иудее и Самарии — порядка 435 тысяч. Причем в мире говорят, что евреев там 635 тысяч — потому что включают в статистику и еврейских жителей восточного Иерусалима, которые для них тоже — поселенцы.


В 2003 году, когда снова собрались «хоронить Израиль» и стали писать, что в Иудее и в Самарии живет более двух с половиной миллионов арабов. я провел тщательное расследование. Сразу возник вопрос: как получилось, что в 1994 году в Иудее, Самарии и Газе проживало свыше 1.8 млн человек, а за три–четыре года, по палестинским данным, это число выросло аж на миллион?

— Что же выяснилось?

— Выяснилось — и это признавали даже сами палестинцы — что в это число они включили жителей восточного Иерусалима. Получилось, что их посчитали и в числе жителей Иудеи, Самарии и Газы, и в числе арабских жителей Израиля, поскольку все они имеют статус постоянных жителей!

Многие хотели бы уехать. Но не могут

— Предположим, ваши оценки верны. Они не отменяют наших проблем в отношениях с палестинцами. Что делать?

— Я уже 30 лет пишу на эту тему. В свое время я связывался по этому поводу с премьером Ицхаком Шамиром. У него начальником канцелярии был Цахи Анегби — я передал им свою работу и свои соображения, потом позвонил спросить: ознакомились? Ведь это — основа для разработки особой демографической политики нашего государства, которая должна учитывать все реалии и перспективы, способствовать усилению положительных тенденций и ослаблению отрицательных.

Цахи мне ответил на это: «Премьер-министр выступил на Сионистском Конгрессе, проходившем в Иерусалиме, и заявил, что демографической проблемы не существует». На следующий день в газете «ХаАрец» появилась заметка с подзаголовком «Что знает премьер министр, чего не знаем мы?»

Вот любопытный пример. Когда в 1967 году израильтяне вошли в Газу, там было 380 тысяч арабов. А в 1968 отрицательный эмиграционный баланс из сектора составил более тридцати двух тысяч человек.

Фото: Эмиль Сальман

— Чем это объясняется?

— В 1968 году министр обороны Моше Даян придумал программу поощрения выезда жителей Газы в Латинскую Америку. Каждый араб, который соглашался туда уехать – в Парагвай, Чили или другую страну– получал на руки 500 лир подъемных, это были тогда большие деньги. Эта программа продолжалась полтора года и была зарублена.

— Почему?

— Потому что в одной из стран один из уехавших молодых арабов пришел в  израильское консульство, недовольный тем, что не смог обустроиться на новом месте. Он потребовал дополнительных «подъемных», ему отказали, тогда он вытащил пистолет и застрелил консула. И наши умники, основываясь на этом инциденте, сразу закрыли всю программу.

Арабские социологические институты проводят опросы, из которых следует, что 44 процента арабского населения хочет уехать отсюда, потому что они не видят для себя  никаких перспектив. Так что негативный эмиграционный баланс может быть больше.

В 2006 году один канадский журналист проинтервьюировал множество людей в Иудее, Самарии и в Газе, и пришел к выводу: есть массовое желание уехать, но проблема в том, что люди не могут добраться до консульств тех или иных стран, куда бы они хотели перебраться! Для этого надо миновать блок-посты, чтобы подать просьбу на получение визы на ПМЖ, а они не могут. Был даже случай, когда инвалид из Бейт-Лехема – он стал инвалидом, получив травму на работе, — женился на девушке, у которой была возможность выехать за границу. Они хотели уехать вместе, но ему не дали этого сделать по каким-то надуманным соображениям безопасности.

Может быть, если бы облегчали возможность эмиграции, уехали бы многие. Пусть не все 44 процента, но все же. Почему не дать уехать тем, кто хочет, зачем мешать?

— Сегодня тоже есть подобные примеры?

— Недалеко от поселения Бейт Эль есть арабская деревня Рамун. В ней жили когда-то 14 тысяч человек, осталось две тысячи. Большинство уехали в США, еще порядка двух или трех тысяч человек – в Иорданию.

Таких примеров много. Те, кто ездит по территории Иудеи и Самарии, может увидеть пустые заколоченные дома в разных арабских поселениях. В свое время публицист Гидеон Леви пожаловался в статье, опубликованной в газете «ХаАрец», на то, что «оккупационные власти» ничего не делают для того, чтобы прекратить ночные налеты арабских грабителей на дома, оставленные их арабскими жителями, эмигрировавшими из Иудеи и Самарии.

И когда это не учитывается, а принимаются во внимание фантазии, возникают панические настроения и вопросы «Что же нам делать с арабским большинством, которое нас захлестнет?»

Процесс миграции палестинцев, как видно — это саморегулирующийся процесс. Он не зависит от «оккупации», как пытаются нам это представить. Надо дать этому процессу развиваться своим путем.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Даниэль Бар Он

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend