Каким образом минимальная зарплата в госсекторе достигает 13 тысяч шекелей

В представленном на этой неделе отчете комиссариата государственной службы — независимой структуры, которую определяют как «главный кадровый департамент государства Израиль», указывается на существенные перекосы с заработными платами в государственном секторе. В частности, приводится пример с таким показателем как «минимальная зарплата», составляющая в госсекторе 13669 шекелей в месяц. Возникает резонный вопрос: как такое может быть, когда минимальная ежемесячная заработная плата по стране – всего лишь 5300 шекелей.

Улучшение условий труда и оплаты госслужащих – «величина», постоянно меняющаяся. Между 2015 и 2016 годами оклады старших чиновников увеличились почти в три раза, по сравнению с остальными негосударственными работниками.

Последнее десятилетие наглядно доказывает, что быть государственным служащим все выгодней и выгодней. Если заработная плата госслужащих выросла на 23% в реальном выражении, то во всей израильской экономике этот показатель вырос всего на 6%.

Столь резкий скачок в росте зарплат в государственном секторе объясняется и силой профсоюзов. Это четко видно на примере того, как по каким-то причинам этот рост вдруг замедляется. Тогда в «игру» вступают профсоюзы, и после того, как между работодателем и ними подписывается очередное соглашение, то главным пунктом в нем выступает все то же повышение заработной платы: за последнее десятилетие всевозможные доплаты к основному окладу увеличились практически вдвое. И это при том, что базовая составляющая этой основы сократилась на четыре процентных пункта за тот же период.

Учитывая сложившуюся ситуацию, неудивительно, что медианный показатель трудового стажа в госслужбе равен десяти годам, по сравнению с пятью годами для остальных секторов экономики. Этот разрыв совершенно не обоснован, и он служит главной причиной социального неравенства в нашей стране.

Разумеется, вывод заключается отнюдь не в том, что условия труда государственных служащих должны быть каким-то образом ухудшены.

В настоящее время мы не располагаем данными, отражающими уровень производительности труда государственной службы в Израиле в сравнении с аналогичным уровнем в других странах. Однако нет никаких оснований думать, что «ножницы», существующие между экономикой Израиля и странами OECD, не отражаются на деятельности госсектора. Те, кто здесь работает, существует на наши налоги, и, не поддаваясь политическому давлению, если таковое имеется, должны думать не только о повышении зарплаты, но и об улучшении сервиса, предоставляемого израильским гражданам.

Проблема заключается еще и в том, что значительная часть государственных служащих даже с доплатой за стаж не добирают до минимальной заработной платы. Тот факт, что после повышения зарплаты они достигают планки, значительно превышающей среднюю заработную плату в остальных секторах экономики, не имеет значения. Оказывается, около 40% госслужащих имеет право на доплату, способную довести их оклад до минимума.

Еще одна проблема: так называемые «стимулирующие выплаты», призванные поощрять государственных служащих за их качественный труд. Именно этот аспект, указанный в докладе, наглядно представляет, как профсоюз защищает интересы государственного сектора. Из 70 тысяч госслужащих только половина имеет право на подобные выплаты. Данный вид стимулирования, как и многие другие компоненты заработной платы в государственном секторе, базируется на паритетном соглашении между правительством и профсоюзами. Эти волшебные слова – «паритетное соглашение», — отражают некий договор между двумя противоборствующими сторонами, которые достигают компромисса. И, таким образом, получается, что «стимулирующие выплаты» также становятся составной частью заработной платы, которая отнюдь не базируется на производительности труда.

В докладе также говорится о том, что оплата сверхурочных за последнее десятилетие выросла здесь на 79 процентов; безусловно, нет ничего криминального в оплате сверхурочных, но не лучше было бы вложить эти средства в улучшение производительности труда? Получается, что компенсации за сверхурочные стимулируют госслужащего «растягивать» свое рабочее время, но отнюдь не задумываться над тем, как оптимизировать свою деятельность в пределах отведенного ему законом обычного трудового дня.

Безусловно, следует говорить о необходимости создания эффективного механизма дифференцированной заработной платы в государственном секторе, но, как утверждают специалисты, до этого, судя по всему, далеко. Да и о чем говорить, когда структура, которая способна выступить в качестве дополнительного, но мощного рычага реформирования, — комиссариат государственной службы, — вот уже почти год работает без руководителя, что, как я думаю, отражает уровень безотлагательности, предоставляемый правительством для упрощения системы государственной службы.

По мнению одного из экспертов, задача также состоит в том, чтобы изменить ситуацию с точки зрения ее соответствия реальным условиям.

«Невозможно повышать уровень обслуживания населения, работая в мире законов о труде пятидесятых годов прошлого века, и руководствоваться такими же устаревшими подходами», — сказал он.

И в то же время любое упорядочение, которое в состоянии изменить компенсационные механизмы для более чем семисот тысяч наемных работников государственного сектора (не включая сотрудников спецслужб), может сэкономить казне миллиарды шекелей.

Хагай Амит, TheMarker
Фото: Оливье Фитуси.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend